Пушкин в творчестве Светланы Мрочковской-Балашовой
 | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |
 

ЖУРНАЛ СВЕТЛАНЫ МРОЧКОВСКОЙ БАЛАШОВОЙ


Вокруг Пушкина

Одиссея неизвестного пушкинского портрета
 

Продолжение

С.Мрочковская-Балашова:  Викентий Викентьевич Вересаев также с сомнением воспринимал искреннюю дружественность Алексея Вульфа к Пушкину. Приведу лишь одну цитату из  его статьи «Алексей Николаевич Вульф»,  опубликованной им в своëм сборнике «Пушкин в жизни. Спутники Пушкина»:

Чрезвычайно своеобразно отношение Алексея Вульфа к Пушкину. Пушкин все время говорит с ним его языком, в его стиле, поощряет и благословляет на поступки, к которым Вульфа тянет и самого, называет его «своим сыном в духе». Казалось бы, отношение к Пушкину должно быть самое дружелюбное – такое же, как и Пушкина к нему. Между тем в отзывах Вульфа о Пушкине все время ощущается весьма ясная нота затаенной вражды и насмешки, как будто Пушкин причинил ему большой какой-то ущерб. В 1830 г., уже в Польше, Вульф записывает в дневнике: «Пушкин, величая меня именем Ловласа, сообщает мне известия очень смешные о старицких красавицах, доказывающие, что он не переменился с летами и возвратился из Арзрума точно таким, каким и туда поехал, – весьма циническим волокидою».
Получив известие о предстоящей женитьбе Пушкина, Вульф пишет: «Желаю ему быть счастливу, но не знаю, возможно ли надеяться этого с его нравами и образом мыслей. Если круговая порука есть в порядке вещей, то сколько ему, бедному, носить рогов, – это тем вероятнее, что первым его делом будет развратить жену»
.4

Но всë это проявилось позже. А в первый михайловский период  между ним и Пушкиным сохраняются самые дружественные отношения. Вульф постоянно приходил к "Сергеичу" послушать новенькое из написанного им. Пушкин любил читать «своему сыну в духе», а  Вульф любил слушать, сопереживая, наслаждаясь, восхищаясь 5  Он был  первым  слушателем «Бориса Годунова», которого Пушкин  начал писать в конце 1824-го. Что подтверждается написанной в то же время строфой из «Евгения Онегина»:

Да после скучного обеда
Ко мне забредшего соседа,
Поймав нежданно за полу,
Душу трагедией в углу...
                        
("Евгений Онегин",
                  глава IV, строфа XXXV)

Знакомство их состоялось в августе 1824 г. во время приезда Вульфа в Тригорское на летние каникулы  из Дерпта,  где он  с 1822 года  учился  в одном из лучших в то время университетов на  экономическом отделении философского факультета. Почти одновременно  с  ним  9 августа в Михайловское прибыл сосланный туда по распоряжению царя Пушкин. Уже на другой день он отправился навестить П.А. Осипову и еë дочерей Евпраксию и Анну Вульф. Застал там и Алексея. Они понравились друг другу. Их встречи зачастились. И с самого начала стали панибратскими. Что иллюстрирует  посвящëнное Вульфу стихотворение Пушкина – первое из написанных им в Михайловском:
 
                                                   
Послание А. Н. Вульфу.

Здравствуй, Вульф, приятель мой!
Приезжай сюда зимой,
Да Языкова поэта
Затащи ко мне с собой
Погулять верхом порой,
Пострелять из пистолета.
Лайон, мой курчавый брат
(Не Михайловский приказчик),
Привезет нам, право, клад...
Что? - бутылок полный ящик.
Запируем уж, молчи!
Чудо - жизнь анахорета!
В Троегорском до ночи,
А в Михайловском до света;
Дни любви посвящены,
Ночью царствуют стаканы,
Мы же - то смертельно пьяны,
То мертвецки влюблены.

Все семь  сохранившихся писем Пушкина к Вульфу (из их переписки с сентября 1824-го до октября 1829-го 6 ) написаны в том же  фривольном тоне. Дань моде,  царящей в обществе?  Или же панибратство, естественная бесцеремонность  в отношениях друзей?  Сближение с Вульфом раскрывало Пушкину  глаза – у «сына в духе»  не  столь возвышенная натура, как  ему  представлялось вначале...
 
Но дружба, или еë видимость, продолжалась... Встречи в Тригорском или Михайловском. Чтение новонаписанных текстов  Пушкина. Посиделки и ночëвки в "Баньке" Вульфов. Однако  со временем пути их разошлись.  В  сентябре 1828-го Вульф запишет в своëм дневнике  об отчуждении,  нередко возникающем между друзьями:                                                                      «Долгая разлука незаметно нас отчуждает друг от друга: привыкаешь обходиться один без другого, привязываешься к другим лицам и предметам, во вред прежним связям, переменяешься, как всё в этом мире, – и с другим образом мыслей и чувствами должна измениться и дружба», хотя эти грустные раздумья выражены по другому поводу и вроде бы не имеют прямого отношения к Пушкину...

Скучая в деревне после его отъезда из Михайловского, Алексей Вульф решил заняться делом.  17 декабря 1827 он приехал в Петербург,7  чтобы поступить  на службу в армию, куда его тянуло ещë со времени изучения военных наук в университете. Процедура оформления в военное ведомство затянулась. И  в ожидании решения его руководства Вульф временно, страдая от безденежья, определился  чиновником в Департамент податей и сборов. Наконец, 1829 генваря 24, вступил на службу в гусарский принца Оранского полк  "унтер-офицером,  переименован в юнкера того же года ноября 24; произведен в корнеты 1830 майя 5, за отличие в сражении в поручики 1831 ноября 28. В походах и делах против неприятеля находился: в войну с турками 1829 года с майя 25. [...] С июля 1833 г. – отставной штаб-ротмистр." 8 

Приведу
и строки об этом же событии самого  Вульфа, характеризующие суетность его натуры: «...через 4 дня, 24 января 1829 года (день, который мне навсегда останется памятен), я был зачислен на службу Е.И.В. принца Оранского Гусарский полк, выбранный мной единственно по мундиру, ибо он лучший в армии (впоследствии я не мог раскаиваться в выборе оного), вольноопределяющимся до рассмотрения моих аттестатов и свидетельств о дворянстве».9
 

Алексей Николаевич Вульф. 
Акварель худ. Шаде, конец 1830–1831.

 Вульф изображен без бакенбардов (как и положено в то время младшим офицерским чинам), в мундире Гусарского принца Оранского (Белорусского) полка. На груди — медаль за Турецкую войну 1828–1829  и  Польский знак отличия за военное достоинство10  (модифицированный бывший орден «Виртути милитари»), выдаваемый участникам Польской кампании 1830–31 гг).

В эти годы Алексей Николаевич  продолжал встречаться с Пушкиным – во время его наездов в Михайловское, иногда в Петербурге. Но  приятельство их иссякало. Оборвалась и переписка. Последнее письмо поэта  к Алексею Вульфу написано 16 октября 1829 г. из Малинников (имение Вульфов в Старицком районе Тверской области), куда он заехал, возвращаясь «из Арзрума в Петербург».

Все эти подробности о Вульфе  может и чрезмерны, но отнюдь  не излишни  для обоснования версии о том, что именно он изображен в образе Скрипача на холсте Зиберта. Информация  сужает  и рамки времени этого эпизода. Самое вероятное:  август 1824 начало сентября 1826,  когда Пушкин был вызван из Михайловского в Москву на  аудиенцию к новому императору Николаю I. Мог он произойти и позже, однако вряд ли после 1829 года, когда исчезла сердечность из их отношений...

Для пущей вероятности нашего предположения  остается ещë раз сравнить изображения Скрипача  с  портретами Алексея Вульфа. Использую черно-белую копию акварели, авторство которой приписывается некоему неизвестному в России художнику Шаде. На ней более чëтко проявляется сходство в выражении его глаз со Скрипачом.
 

    


Особенно оно заметно на
фотография  57-летнего А.Н. Вульфа.

Алексей Николаевич Вульф. Фотография, 1863.

 

А  от вас, дорогие читатели,  ждëм ваше  мнение о предполагаемых персонажах этой неизвестной ранее картины с изображением Пушкина.

 

Уважаемые гости сайта!

Если вы хотите написать автору сайта или оставить  отзыв на сайте pushkin-book.ru  отправьте своё сообщение по эл. адресу:

Светлана Балашова<mroczkovskajabalashova.svetla@yandex.ru>

 Или  же воспользуйтесь  формой контактов:

Написать автору сайта С.Мрочковской-Балашовой

NB. При цитировании текста прошу вас указывать ссылку на его источник. Предварительно благодарю!

 

 

Примечания


4  Вересаев Викентий. Пушкин в жизни. Спутники Пушкина (сборник); Издательский дом: АСТ, Астрель, Харвест, год издания: 2011, https://document.wikireading.ru/40945

5  А.Н. Вульф записал в своей тетрадке воспоминаний (позже включенных им в свой Дневник): "Раз я всю ночь как есть напролет просидел в маленьком домике Пушкина, слушая чтение "Бориса Годунова"...  Не могу передать, какое высокое наслаждение испытал я в то время!" (см. М. И. Семевский, Прогулка в Тригорское, прим. 70).

6. Л.А.Черейский. «Пушкин и его окружение» (изд.2-е дополненное и переработанное). Ленинград, из-во "Наука", ленингрдское отделение, 1989 г.

7.
" Я приехал в Петербург 17 декабря 1827" – Алексей Вульф. Дневник 1827–1842 годов. Любовные похождения и военные походы, стр.41.(© Строганов М. В., Строганова Е. Н, подготовка текста, вступительная статья, примечания, год публикации, 2016.“Издательство АСТ”, 2016)

8.  Сведения из "Указа об отставке А. Н. Вульфа", выданного 1833 года "высочайшим его императорского величества приказом, в 9 день июля состоявшимся, 
уволенному от службы по домашним обстоятельствам из гусарского принца Оранского полка штабс‑ротмистру Вульфу".  В Указе перечисляются и места сражений, в которых участвовал Вульф в период Русско-турецкой войны 1828—1829 годов. Источник: Дневник А.Вульфа, стр.193

9.
Там же, Дневник А.Вульфа, стр.47.

10. Военный орден «Virtuti militari»  (в переводе с лат. — «Военной доблести»), польский военный орден, вручаемый за выдающиеся боевые заслуги. Учреждён последним королём Речи Посполитой Станиславом Августом Понятовским 22 июня 1792 года в честь победы над русскими войсками в битве под Зеленцами во время русско-польской войны 1792 года; упразднён в том же году самим королём по политическим мотивам.
7 ноября 1831 года после подавления Польского мятежа орден вошел в наградную систему Российской империи под названием «Польский знак отличия за военное достоинство».  Источник –  Википедия:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Virtuti_militari ; https://wiki.wargaming.net/ru/Navy:Военный_орден_Virtuti_Militari


Комментарии читателей


Евгений Белодубровский,  Петербург, 23.05.20: 
Эврика! Есть фамилия « Зиберт» в Телефонной книге Ленинграда за 1965 год (в домашней библиотеке, спер у кого- то давно). И адрес — остальное … Вдруг …
А в ответ на "Одиссею пушкинского портрета"  шлю "магический кристалл"   стихотворение "нечаянного странника" Николая Агнивцева,  поэта Серебряного века:

Гранитный барин

Париж, Нью-Йорк, Берлин и Лондон!
Какой аккорд! Но пуст их рок!
Всем четырем один шаблон дан,
Один и тот же котелок!

Ревут моторы, люди, стены,
Гудки, витрины, провода…
И, обалдевши совершенно,
По крышам лупят поезда!

От санкюлотов до бомонда
В одном порыве вековом Париж,
Нью-Йорк, Берлин и Лондон
Несутся вскачь за пятаком!..

И в этой сутолке всемирной
Один на целый мир вокруг
Брезгливо поднял бровь Ампирный
Гранитный барин Петербург!
                                             1923 г.

Ответ автора сайта:  Благодарю,  Евгений,  за комментарий.  Действительно, стихотворение    Н. Агницева магический кристалл,  сквозь который ощущается не только  дух бывшего стольного российского града,  но  и  будущей,  сегодняшней,  России.  А самого Пушкина  – этот удивительный сплав  качеств русской души воспринимаю  как тот  же  магический кристалл,  таинственный, загадочный,  но и всеговорящий. Каждый, кто овладел умением рассчитывать  являющиеся в кристалле образы,  найдет в них ответы на все свои животрепещущие вопросы.


Марьям Вахидова, г. Грозный, 27.05.20:
Все, что связано с исследованием, будь то текст, картина и пр., меня пленяет.
И этот материал не исключение. Но увидела на портрете то, что не может не бросаться в глаза советскому человеку.
49-й год — а значит, 15 лет как соцреализм проникает во все поры социалистического общества. На такой юбилей должны были откликнуться все: и литераторы, и художники, и кино…Но как? Не творчески, а идеологически, идейно, т.е. как видит партия и правительство!
А как они видят? Процитирую:
«Под социалистическим реализмом подразумевалось переустройство мира в соответствии с коммунистическими идеалами. Основными чертами его были: пафосность, жизнеутверждающее начало, народность...» — сократим здесь.

Что теперь можно сказать о протрете?
Все три признака налицо!
Поэт — сплошной пафос, скрипач — играет нечто жизнеутверждающее, что позволяет поэту вскинуть голову и смотреть вдаль … «коммунистическую».  П.Киреевский — народность … во всей своей красе!.. (Дворянин, занимающийся фольклором, не обязательно должен быть в крестьянской одежде, но соцреализм обязывает показать тонкую душу крепостного, т.е. человека из народа, а народный поэт обязательно должен слушать высокое в присутствии не черни, а человека из народа, потому что это звучит гордо! Да, и няня прониклась…)

Соглашусь, что скрипач — Вульф, и именно эта фигура делает всю картину фальшивой, нарочитой, заказной. Почему? На портрете два соседа, которые, наверное, гостили один у другого без этого пафоса, попроще… В одежде, в поведении, в жестах… То, что уместно в филармонии, дома, на веранде выглядит смешно, ненатурально…

Я всегда нашим художникам говорю, чтобы они изучали то, что они хотят перенести на полотно.  Потому что они искажают историю…  (Например, картина на  тему депортации с территории Чечено-Ингушской АССР в 1944 году, а на ней изображена девушка в  хиджабе и юноши с бородой, стоящим перед стариками. Нонсенс!).

Но таков был соцреализм. Если убрать ушки и хвостик соцреализма, все остальное очень интересно. Спасибо. Налицо новое исследование и открытие!
С чем не могу не поздравить всех, кто к этому причастен.



 


 

 
 | 1| 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |
© 2005-2021 Все страницы сайта, на которых вы видите это примечание, являются объектом авторского права. Мое авторство зарегистрировано в Агентстве по авторским правам и подтверждено соответствующим свидетельством. Любезные читатели, должна вас предупредить: использование любого текста возможно лишь после согласования со мной и с обязательной ссылкой на источник. Нарушение этих условий карается по Закону об охране авторских прав.
Рейтинг@Mail.ru