Пушкин в творчестве Светланы Мрочковской-Балашовой
1 | 2 | 3|
 

ЖУРНАЛ СВЕТЛАНЫ МРОЧКОВСКОЙ-БАЛАШОВОЙ

Гвоздики от бомжа

                                                                                                              А.Ч. посвящается

 

Светлана Мрочковская-Балашова

После трехчасовой прогулки по Южному парку – остаткам прежнего лесного массива у подножия Витоши – мы вышли на конечную трамвайную остановку. К так называемому Кругу. Здесь, завершив свой путь, трамвай разворачивается и вновь устремляется по проторенному маршруту – обратно в Центр и далее к западной окраине города. Солнце ещë не перевалило за Витошу – в свою ночлежку. Косые золотистые лучи подсвечивали нижние этажи зданий, киоски, кусты сквера. Обманно яркие, на фоне длинных теней, блики играли на земле. Все это вместе создавало ощущение благодатного весеннего вечера. Хотя настоящая весна ещë не пришла, и я вот даже не скинула меховой полушубок. Приятельница решила забежать на прилагающий к Кругу базар. А я осталась поджидать еë на скамейке.
Разморенная свежим воздухом и ходьбой предавалась немножко грустным и – под стать состоянию – ленивым размышлениям…

«Неужели я разлюбила природу… уединение в ней… потеряла связь... зачем мне нужна компания … а значит, и разговоры, пустые, никчемные, вроде сегодняшних… бессмысленные слова… диссонанс еë величавому покою… а прежде… ах, прежде… как давно, как далеко оно… но ведь бывало, бывало… возвращалась вечером на дачу и тут же убегала в лес… бродила в одиночестве… восстанавливала растерянное в городе равновесие… А в детстве… – здесь я улыбнулась и тихонько ругнула себя: «Эка, матушка, в какую даль тебя занесло!» Но прелюбопытнейший вопрос заставил продолжать экскурс в прошлое: « ... можешь ли ты теперь сказать, что гнало малютку в кишащую зверьем тайгу? Какая такая потребность заставляла еë часами бродить по таежному бурелому и во весь голос распевать песни…»

Я не успела ответить на затруднивший меня вопрос – мое внимание привлекли пушистые красные гвоздики, такие несуразные в руках того, кто их держал. Так что вопрос мой повис в воздухе…
Со стороны базара приближался мужчина. Одной рукой волочил два пластиковых пакета, а в другой бережно сжимал три цветка. «Заботливый, – мелькнуло в голове. – Овощи накупил и на последние, наверное, деньги цветочки жене!» Пригляделась, а гвоздички-то с ущербом: стебли разной длины, а у одной совсем короткий. «Должно быть, выпросил у цветочницы, та и отдала – ведь всë равно бросовые! Но от этого жест его ещë трогательней – главное стремление порадовать любимую женщину!»
Однакож вид у него какой-то странный – всклокоченный, замызганное бежевое пальто. Неужели пьяница? Но вроде бы не похож и твердо стоит на ногах. Мужчина подошëл к соседней скамейке, поколебался мгновение и поставил свои пакеты на землю, прислонив их к большому валуну, оставшемуся здесь то ли с праисторических времëн вулканического извержения, то ли установленного аранжировщиками сквера – для живописности. Тут я и разглядела его пакеты – они были набиты вовсе не овощами, а каким-то грязным тряпьем.

Возвратилась моя приятельница и довольно громко спросила меня по-русски:
– Трамвай ещë не приходил? Ну тогда я успею купить в киоске трамвайные билеты.
– Купи и для меня, пожалуйста!
– Откуда? – вдруг обратился ко мне мужчина на чистом русском языке.

Я повернулась в его сторону и увидела, что алые гвоздики уже переместились на краешек моей скамейки.
– Оттуда, – улыбнулась я.
– Обманул?
– Обманул... – ответила в тон ему.

Возвращение приятельницы оборвало наш диалог. В это время подошел трамвай. Мужчина с пакетами и оставленными мною без внимания гвоздиками вошел вслед за нами. Сел на сидение рядом и без зазрения совести в упор рассматривал меня. Я демонстративно отвернулась к окну. Через несколько остановок он встал, подошел ко мне, тихо сказал «До свидания», бросил мне на колени гвоздики и вышел из трамвая.
– Бомжей совращаешь?! – засмеялась приятельница.


Несколько дней бродяжка этот не выходил из головы. Я давно не задаюсь вопросом, чем привлекаю к себе собак, кошек, священнослужителей, юродивых, бездомных, алкоголиков и безумцев. Воспринимаю это как данность, само собой разумеющуюся. Липнет ко мне всякая сгань. Но не в сегодняшнем смысле этого болгарского словечка – чернь, сброд, а в Далевском – от «сганивать» – гнать, прогонять… Или ещë глубже – в старославянском корне глагола «гонезнути» – убежать, избавиться, спастись. Отсюда и изгои – гонимые и бегущие. Отщепенцы.

Терзалась загадкой:  что  заставило бродяжничать  этого  отнюдь не старого – на вид не более 50-и,  красивого – если его отмыть и далеко не одноклеточного человека?
Вопрос вовсе не в том, чем я их привлекаю. А в сути их поведения. Ведь не каждый решится на такой поступок – порвать с социумом и уйти в никуда. Ну понимаю – пьяница, наркоман, невостребованный в жизни и профессии человек. Здесь же явно иной случай. Бродяжка – это тоже отшельник. Но чтобы жить в пещере – нужна вера. Без неë сойдешь с ума. Если еë нет, лучше на улицу – отрешенно, со стороны, наблюдать театр жизни. Не принимая в нëм участия.
–––

Вместо заключения: Интервью на улице.

Ко мне подошла молодая девушка с микрофоном. Представилась: Репортëр Софийского радио. Составляем социально-психологическую анкету наших слушателей,  подобранных не специально
,  а случайных, как и вы,  прохожих. Прошу вас, ответить лишь на один вопрос:    
– Как бы вы отреагировали на такую ситуацию: Горит дом, а в нëм – картина Рембрандта и бомж. Спасти можно только одного. Кого бы вы спасли?
– Бомжа, – не задумываясь, ответила я.
– Бомжа? Ненужное бесполезное существо?! А не шедевр великого мастера? Почему?!!
– Потому что он – прежде всего человек, Божье создание

Постскриптум: А конец Бомжа с гвоздичками трагичен. Спустя несколько месяцев кто-то из знакомых сообщил мне: Зимой на скамейке в скверике против главного софийского Собора Александра Невского нашли замëрзшего бомжа. Рассказали и о нём: действительно был русским. Женившись на болгарке, приехал в Болгарию. Подкармливался переводами, сопровождал русские делегации, иногда вел экскурсии для русских туристов. С женой разошëлся и ушел от неë в НИКУДА...

Но был ли он тем Божьим человеком или его духовным близнецом – теперь не узнать.
Да и нужно ли? Ведь в случае иная суть важна:
Что заставляет творенье Божье  превращаться в изгоя?!

,

 

Комментарии и отзывы


Марьям Вахидова, исследователь, литературовед,
г. Грозный,
27 марта 2020
Текст:
     Спасибо тебе, Светлана, за этот очерк и именно эту фотографию: живой свежий цветок
так оттеняет этого неухоженного «наблюдателя театра жизни». Но сколько всего в этом взгляде!
Он действительно похож на зрителя, причем умного зрителя, который о нас и нашем образе жизни знает больше, чем мы сами. И  жить так  сам не хочет!..
     Это не высосано из пальца. Сюжет и размышления самые жизненные. И очень в тему сегодняшнего дня. На фоне пандемии эта изнанка жизни смотрится недвусмысленно. За ложными ценностями погналось человечество и единицы сознательно сходят с дистанции...    Я даже вздрогнула: а кто будет их спасать, если что?.. Какой ужас!!!
     «Божье создание!»,  а значит бесценно и не сопоставимо с созданием рук человеческих!
Убедительно на все сто. Конечно, такого нужно выносить из горящего дома, не раздумывая. Это однозначно.
      Много чего ещë навеял мне твой рассказ… Но, боюсь, что ухожу в сторону...
Прекрасным русским языком написано! Легкий стиль. За «сгань» отдельное спасибо. Открыла для себя новое слово.

ОТВЕТ АВТОРА: 
     Не ожидала, Марьям, что так быстро откликнешься. Большое спасибо – абсолютное попадание в цель публикации заставить людей призадуматься не только о смысле
своей жизни, но и дальнейшего человеческого существования на этом маленьком голубом шарике Вселенной, в очередной раз оказавшемся на грани существования...
     Фотографию, соответствующую образу 
«моего» русского бомжа, нашла в Интернете не предполагала, что там представлена такая огромная коллекция этих изгоев.
     Как видишь, я сразу догадалась, что он русский. Только россиянин способен задать такой вопрос: «Обманул»? В н
ëм не вопрошание, а умозаключение человека подобной же участи.
500-летнее османское иго очень сильно изменило натуру  болгарского славянина, исторгло из его души бесплодное самокопание...
     Отдельная благодарность, Марьям,  за добрые  слова о мо
ëм русском языке . Очень лестно получить их от столь своеобычного, как ты, литератора. Не из тех, кто ничтоже сумняшеся в своëм даровании, а напротив –  изводит единого слова ради тысячи тонн словесной руды.


Мария Реброва,
Энгельс, 28
  марта 2020
Текст:
 
Самое парадоксальное, что и я сама с детства пополняла бабушкин двор живностью. Иду из школы, сидит котёнок и мне кажется он ничейный в этом огромном мире. Ему очень страшно и одиноко. Бабушка меня никогда не ругала, когда я приносила этих бездомных животинок домой. Наверное боялась, что безразличие к тем, кого мы приручили, ожесточит детскую душу...
     Но это только присказка, сказка  – впереди. Вспомнилась  после прочтения этого рассказа, предрасполагающего к исповеди, собственная история.  Однажды, а было это в девяностые годы,  ко мне в  городском садике подсел БОМЖ. Давольно чистый, средних лет и с признаками интеллекта. Завёл разговор со мной, я ему ответила без мещанского жеманства. Оказался очень интересным человеком. Сам из Питера, окончил истфак и тут воздух свободы одурманил ему голову. Всё бросил и отправился путешествовать по России. Слушая его,  подумала: прямо современный Максим Горький. Тот ведь  по большому счёту тоже  бомжевал. Мне в ту пору  самой нередко хотелось всё бросить и вкусить эту сладкую свободу, но чувство долга брало верх.  Разум побеждал инстинкты. Годы бродяжничества Горького врезались мне в память. Я где-то прочитала, что его любили дети, животные и несчастные бабы, что говорило о его большой и открытой душе. Все твои давние зарисовки мне очень нравятся. И бедный Шарко, и эти гвоздики от бомжа. Всё говорит о том, что душу в тебе не смогли задушить никакие твои жизненные  превратности, включая  и неизбывное ощущение  себя эмигранткой, хотя и в "братской Болгарии", но так и оставшейся для тебя чужбиной. Чаще копайся в своих архивах. В них очень много настоящего, в том числе и тебя самой.

Юмор – самое действенное средство от всяких болячек.  Развеселю тебя и всех страждущих землян шуточками Интернета, моментально реагирующего на любую ситуацию ...
 

Крутится, вертится шар голубой,
Крутится, вертится над головой,
  Крутится, вертится, как заводной,
Крутится вихрем весенний угар. 
Душу кидает то в холод, то в жар
            Земной коронавирусный пожар...            
 

Покрыли землю кресты-шурупы  как маяки для кораблей инопланетян...

   
 

 

ЗАКОЛОТИТЬ ЭТО ОКНО ОБРАТНО!

 

 

 


Ответ:
Спасибо, Мария! Крутые шуточки. Особенна эта о гречке, сметëнной  паникой с прилавков. Так замените ж еë рисом —
основой мноих блюд, а тем паче  самого актуального ныне – поминальной за душу грешника кутьи  – совет минорный, созвучен времени! Пожалуй,  эта удивительная  черта русского народа   рождать  во дни  народных бед  и тяжких испытаний искрящиеся юмором  анекдоты и злободневные шуточки  и является одной из характернейших национальных особенностей русского духа:
                                                        Вынесет всё - и широкую, ясную
                                                        Грудью дорогу проложит себе.


Анатолий Чернышëв, поэт, писатель журналист.
Новосибирск, 31 марта 2020
Реплика из письма:                                                                                                                 
             Не печальтесь, вон какие очерки  рождаете о бомжах с гвоздиками. Как дышат они тоской эмиграции. Это покруче эпистолярного романа. И вируса. Рад, что дух творчества, созидания возродил вас к жизни от архивного нафталина. Дай-то бог, чтоб он не оборвался. В жизнеописаниях вы интересней, чем в архивных.

Ответ: Посмела, Анатолий Александрович, перенести ваши строки из письма в комментарий к очерку. И только лишь потому, что вы посыпали нафталином главное дело моей жизни –  копание в архивах, поиски и находки в них сведений, имеющих отношение к Пушкину и его эпохе.  Вынуждена  отметить, что  Пушкиноведение  считаю возможно, и самонадеянно своим жизненным долгом... И  дерзко смею повторить  – опять же кристаллы пушкинских строк:  Еще одно, последнее сказанье — И летопись окончена моя, Исполнен долг, завещанный от Бога Мне, грешному. Недаром многих лет свидетелем господь меня поставил И книжному искусству вразумил...
     Самое интересное, что вы вторили мнению самого близкого мне человека, которого не могу заподозрить в лести, – моего сына. Он тоже советует мне заняться собственными мемуарами – о жизни,  о превеликом множестве  наполнивших е
ë интереснейших людей, – с которыми встречалась,  дружила, переписывалась; о странах мира, увиденных не  беглым взором  путешественника, а глазами человека, жившего в них, впитавшего  нравы, обычаи, культуру, историю и дух народа...
     Увы, ген долголетия ещ
ë не создан, так что многое из  творческих планов  так и останется не реализованным... Но за искреннее мнение благодарю Вас!

 

Валентина Русланова,  исследователь, друг сайта
Москва,
04 апреля 2020
Тема:  Письмо другу
e-mail:  valentinaruslanova@gmail.com

Текст: Здравствуйте, Светлана, все новинки сайта прочитала, включая и  Записки из «прошлого», объединенные одним заголовком "Химеры", – что  удобно для общего восприятия насущной темы дня. Очень понравились комментарии к "Гвоздикам от бомжа". Лучше не скажешь!
                                                                         
 

 

 

 

 
 
1 | 2 | 3 | 
© 2005-2021 Все страницы сайта, на которых вы видите это примечание, являются объектом авторского права. Мое авторство зарегистрировано в Агентстве по авторским правам и подтверждено соответствующим свидетельством. Любезные читатели, должна вас предупредить: использование любого текста возможно лишь после согласования со мной и с обязательной ссылкой на источник.
 Нарушение этих условий карается по Закону об охране авторских прав.