Пушкин в творчестве Светланы Мрочковской-Балашовой
1 | -2- | 3 | 4 | 5 | 6 | 7

ЖУРНАЛ СВЕТЛАНЫ МРОЧКОВСКОЙ-БАЛАШОВОЙ
 

ГОРОД НА УГЛЕ

Из дневника
 

                              Уважаемые читатели,
прошу вас извинить за плохое качество  оцифрованных страниц очерка, присланных мне из книгохранилища НГОНБ. К сожалению, ни одна библиотека Болгарии не располагает оригиналом журнала "Сибирские
огни" №1 за 1935 г., чтобы отсканировать эти страницы заново.


Продолжение


 

 

 

Уважаемые читатели, свои впечатления о публикации можете изложить на сайте по адресу:  pushkin-book.ru по эл. адресу:

Светлана Балашова<mroczkovskajabalashova.svetla@yandex.ru>
 


Отзывы читателей

Мария Реброва, 11 ноября 2017, г. Энгельс, внучка Н.И. Мрачковской–Носковой, отбывавшей 8 лет концлагерей в Мордовии только за то, что была супругой  И.И Носкова.–  невинно осужденного управляющего шахтой "Центральная" Кемеровского угольного бассейна:

Молодец, Светлана, очень большую работу проделала, но это, надеюсь, ещё не все  дневниковые записи дяди Васи? В его дневнике уже в юные годы чувствуется дар сказителя. История как будто оживает. Не сухие строки советской истории в учебниках, а живая, как сама жизнь, история. История, пропущенная через молодое, горящее сердце. История, полная веры в светлое завтра, в то, что кровь, муки , смертоубийство между согражданами одной державы не были напрасными. Но увы! В стране Россия народ с радостью роется в ошибках своих отцов и дедов, не касаясь жестоких репрессий послереволюционного периода, постигших миллионов из них. Потому и не может разобраться в сегодняшних событиях...

Ответ: Дорогая Мария, к сожалению, все остальные дневниковые записи  В.И. Мрачковского (12 тетрадок) были изъяты при его аресте и...сожжены вместе с его книгами, фотографиями, рукописями, личными документами. Но, как известно,  рукописи не горят! Сотни рассекреченных ныне документов по делу отца и деда И.П. Мрачковского, полученных мною из архивов КГБ,  моя переписка по этому поводу с сегодняшними сотрудниками ФСБ,  воспоминания уцелевших после репрессий родственников  и, наконец, память сердца –  станут основой для новых сюжетов. Жду и от тебя, Мария, новых документальных свидетельств этого кошмарного прошлого.


Владимир Крыжановский, г. Новосибирск, 13 ноября 2017:

Ваш очерк - укор нам, ленивым и нелюбопытным. К своему стыду мало что сохранил о своих предках. Который год собираюсь обратиться в архив Министерства обороны РФ с просьбой прислать мне автобиографию отца (военные в свое время писали расширенную биографию). Хоть по крупицам собрать какие-то сведения о молодости отцовской, о деде своем, которого никогда не видел, но хотел бы и о нем что-то узнать. При жизни отца мало интересовался этими вопросами, казалось времени много, узнаю потом. Вот это потом наступило, а спросить не у кого. Мертвые молчат. А Вы молодец! Спасибо от нас всех...

Ответ: Спасибо, Владимир Ефимович, на добром слове! Не корите себя напрасно – никогда не поздно приступить к делу, которое довлеет над нашей совестью. Ведь она будет терзать до тех пор, пока сам человек  не преодолеет не столько свою ленивость, сколько инстинктивную боязнь погрузиться  в боль этого прошлого...


Неля Пасичник, журналист, автор и режиссер документальных фильмов, Киев
Дата: 19.11.17, 18:22
эл. адрес: nelia.pasichnik@yandex.ua
Тема: Об очерке "Город на угле"
Текст:

      Дорогая Светлана Васильевна! Позвольте обратиться к Вам по имени Вашего отца. Примите глубокую благодарность за  очерк "Город на угле" – Анжеро-Судженск,  один из шахтерских центров Кузбасского угольного бассейна. Особенно  поразительны документальные  материалы из архивов КГБ – свидетельства трагической гибели в жерновах сталинских репрессий Вашего отца Василия Мрачковского – талантливого журналиста и литератора.  Его дневник 1916-34 г.г., который я прочла с большим интересом, рассказывает  как он вместе со своим отцом, сосланным  в конце XIX века из Царства Польского  в Сибирь, восторженно приветствовал "нашу светлую свободу", наступившую – как они свято верили  – с приходом советской власти. Чем обернулась эта "свобода" для них самих и миллионов других россиян, еще раз иллюстрирует Ваше повествование.
     Благодарю Вас и за пояснение, связанное с изменением Вашего отчества и фамилии, что очень важно для понимания исторических реалий после переворота 1917 года – чудом пережитых русскими людьми по обе стороны новой границы нашего Отечества.

Светлана Павловна Балашова-Мрочковская: «Естественно  по рождению я была Светланой Васильевной Мрачковской. И сохраняла эту самоличность до последнего года десятилетки. Но события, последовавшие после гибели отца,  в конечном счете  привели к тому, что её пришлось изменить... Увы, не только семьи репрессированных, но и все советские граждане, были вынужденны – как ни прискорбно это звучит – уподобляться хамелеонам. Маму,  студентку мединститута, принудили  развестись с мужем  как с врагом народа, приговорённом к расстрелу. В противном  же случае – отчисление из учебного заведения... Что означало лишение нашего единственного с ней средства пропитания – её стипендии. После окончания института в 1942 г. её отправили работать в глухое таёжное село Новая Уда Иркутской области, где она стала единственным – "земского профиля"– врачом на 50 вёрст вокруг. Село это известно прежде всего тем, что в 1903 г. в нём отбывал ссылку "дорогой наш товарищ Сталин". Правда, вскоре ему удалось бежать оттуда. Но он крепко запомнил эту таёжную глухомань и с особым удовольствием стал ссылать туда (после своего воцарения на троне) "врагов народа" – учителей, инженеров, артистов, бывших дворян, "буржуев", кулаков... Из Прибалтики, Украины, Татарии, Грузии... Нас с мамой вызволил оттуда в 1945 г.  давний мамин знакомый Павел Матвеевич Соколов, отправившийся из Москвы за тридевять земель с предложением маме  своей руки и сердца. Между прочим, и этот тихий, благообразный человек отбывал два года на великой советской стройке – Беломорско-Балтийского канала, до 1961 г. носившего имя Сталина. Строительство велось в основном заключёнными ГУЛАГа, общая численность которых  лишь приблизительно определяется  126 тысячами человек...
     В московские школьные годы  для учителей и одноклассников я неизменно была изгоем, которого после окончания десятилетки лишили золотой  и даже серебряной медали. За то, что на выпуском экзамене в своём сочинении на тему "Образ Ленина в советской литературе" я допустила "грубую идеологическую ошибку"– привела  цитату великого историка Е.В. Тарле о гениальности Наполеона. За то, что  посмела сравнить гениального Ленина с "заклятым врагом России"! Вот за эту дерзость мне, после обсуждения моего сочинения на специальном заседании учебного отдела райкома, и влепили тройку. А  в аттестате зрелости вывели  по литературе "четвёрку" – среднее арифметическое между "тройкой" и неизменным "отлично" за все последние годы. Можете себе представить, какое незабвенно яркое впечатление осталось во мне на всю жизнь от выпускного вечера, на котором – в типично иезуитском стиле – мне и моим родителям объявили эту новость. Доступ в МГУ был закрыт для меня. И единственным способом для поступления  не только в него, но и в любой ВУЗ страны, оставалось удочерение меня моим отчимом. Таким образом я и стала Светланой Павловной Соколовой.
     Хотелоь бы также объяснить, почему из множества рассказов моего отца Василия Мрачковского я представила  для публикации на сайте именно этот очерк "Город на углях". Во-первых, потому, что он является художественным документом о революции в Сибири и её восприятии самой угнетённой частью трудящегося народа – шахтёрами. А во-вторых, ещё и потому, что считаю этот очерк показательным образцом очеркового стиля, зародившегося именно в 1930-е годы.
»

Неля Пасичник:
     В качестве журналиста и мне довелось побывать на дне шахты Львовско-Волынского угольного бассейна, где был отслужен молебен о всех шахтерах. Документальный стиль повествования Василия Мрачковского ценен тем, что опираясь на его свидетельства, предоставляется возможность воспроизведения и в игровых кинокартинах исторические моменты из жизни русских людей, как в России, так и за её пределами. Ведь мы знаем, что лучшие люди, наши соотечественники, после 1917 года очутившиеся в изгнании, вынуждены были трудиться и в угольных копях.

Людмила Тоньшева, поэт, Новосибирск:
Ваш труд,  опубликованный и в алманахе "Сибирский Парнас", произвёл сильное впечатление! "Город на угле" Вашего отца я восприняла, как киносценарий – таков его стиль. И если бы я была кинорежиссёром, то сняла бы по нему фильм под названием "Революция под землёй.

Светлана Мрочковская-Балашова:  Сердечно благодарю всех отозвавшихся на мой  очерк об отце. Вот ради этой человеческой сопричастности и стоило оглянуться назад, заново пережить всю ту страшную трагедию,  найти в себе силы рассказать о ней и тем самым возвести в память одного из невинно убиенных маленькую "Пирамиду вечности"! Убеждена, что для создания светлой жизни на нашей планете, мы, земляне, и должны прокладывать эти Пирамиды-Маяки в честь тех, кто отдал свои жизни на этом долгом пути к СВЕТУ!



                                                               Продолжение

 

1 |-2- | 3 | 4 | 5 | 6 | 7
© 2005-2019 Все страницы сайта, на которых вы видите это примечание, являются объектом авторского права. Мое авторство зарегистрировано в Агентстве по авторским правам и подтверждено соответствующим свидетельством. Любезные читатели, должна вас предупредить: использование любого текста возможно лишь после согласования со мной и с обязательной ссылкой на источник. Нарушение этих условий карается по Закону об охране авторских прав.

Рейтинг@Mail.ru