Пушкин в творчестве Светланы Мрочковской-Балашовой
1 | 2 | 3 |-4-| 

Вокруг Пушкина
 

Зарисовка о Пушкине-мистификаторе  была опубликована на  сайте ещë  7 июля 2017 г.  И до сих пор сиротливо коротала  как самостоятельная тема...
Но теперь, когда у неë появились детища, она собрала их в одну семью. А как давний друга Пушкина и Матрона своих деток объединила все
"Разговоры о Пушкине" обобщающим заголовком "Великий мистификатор".


 

                                                                              Подготовила Светлана Мрочковская-Балашова*

 


Читатель, можешь там глядеть на всех,
Но издали, и смейся то над теми,
То над другими: верх земных утех
Из-за угла смеяться надо всеми.
Но сам в толпу не суйся... или смех
Плохой уж выйдет: шутками однеми
Тебя, как шапками, и враг и друг,
Соединясь, все закидают вдруг.
(А. Пушкин. Из поэмы "Домик в Коломне", 1830 г.)

Да зато не рябчик!

Известный русский писатель Иван Иванович Дмитриев однажды посетил дом родителей Пушкина, когда последний был еще ребенком. Подшучивая над оригинальным типом лица мальчика и его кудрявыми волосами, Дмитриев сказал:
Какой арапчик!
В ответ на это вдруг десятилетний внук Ганнибала неожиданно отрезал:
– Да зато не рябчик!
Можно представить себе удивление и смущение присутствующих, которые поняли, что мальчик Пушкин подшутил над физиономией Дмитриева, обезображенной рябинами.

Шутник, проказник, озорник – таким он и был с малолетства. Таким он оставался всю жизнь. Существует  множество воспоминаний  современников о его шутливых проделках. Особенно запала в память одна, свидетельствующая и о большой самоиронии Пушкина:
«Александр Сергеевич однажды пришел к своему приятелю И. С. Тимирязеву. Слуга сказал ему, что господа ушли гулять, но скоро возвратятся. В зале у Тимирязевых был большой камин, а на столе лежали орехи. Перед возвращением Тимирязевых домой Пушкин взял орехов, залез в камин и, скорчившись обезьяною, стал их щëлкать. Он любил такие проказы».[1]


        Автошарж  "Потомок негров безобразных"

Эта  способность посмеяться над собой также присуща Пушкину с детства. В 1814 он создал собственный портрет в стихах, написанных по-французски. Вот строфа из неё о том же – своей обезьяньей «мордашке»

Я сущий бес при том при всём,
Мартышкина мордашка.
Пройдусь по залу колесом! —
Таков уж Пушкин Сашка...
[2]


А как он умел смеяться! Брюллов сказал про него:«Какой Пушкин счастливец! Так смеётся, что словно кишки видны!» Пушкин  действительно, как никто другой, умел смеяться так легко и весело, детски-непосредственным заражающим смехом. «Скажет бывало какую-нибудь эпиграмму и вдруг зальется звонким, добродушным смехом, выказывая два ряда белых арабских зубов», – вспоминал  писатель Владимир Соллогуб.

Этой искренней веселостью, жизнелюбием, смехом, юмором и даже пародией наполнено и творчество Поэта. Вопреки самопризнанию  Пушкина К. А. Полевому, что «в основании характер его грустный, меланхолический, и если он бывает иногда в веселом расположении, то редко и ненадолго», [3]  вопреки его словам в письме Дельвигу 4 ноября 1830 г.«Я... мнителен и хандрлив»можно представить, «как трагически нелегок и, чем дальше, тем всë более и более, был для Пушкина его подвиг художника».[4] К этому следует добавить: и  Подвиг человеческого духа, перед величавой мощью которого можно восхищенно склонять головы!

И тем не менее, тем не менее... большинство литературных критиков пушкинской  и послепушкинской эпохи  утверждали: «в сочинениях Пушкина встречается иногда такая искренняя веселость, какой нет ни в одном из наших поэтов».(Ксенофонт Полевой)
«Пушкин так легко и весело умел нести своë творческое бремя, несмотря на то, что роль поэта – не легкая и не веселая: она трагическая...» (Александр Блок)
[5].

Пушкин любил шутки, но и  они любили его – две  карикатуры ХIX в., представленные ниже, убеждают в этом...

 

 Скажи,  пожалуйста, как ты сюда попала?
– Очень просто: мой уехалъ на время в Новгородъ, я соскучилась…
Ну а теперь задолжала.[
6]

 


Иллюстрация и нижеприведенный к ней текст  из Путеводителя по портретам А.С. Пушкина
[7]

 

О том, что Пушкин в молодости любил балы и даже танцевал на них, говорит он сам в уже упомянутом  стихотворении "Мой  портрет", подтверждает это и  друг Пушкина П.А. Вяземский (речь идет о 1826–1827 гг.):
«Особенно памятна мне одна зима или две, когда не было бала в Москве,
на который бы не приглашали Григ. Ал. Корсакова и меня. После пристал к нам и Пушкин. Знакомые и незнакомые зазывали нас и в Немецкую слободу, и в Замоскворечье. Наш триумвират в отношении к балам отслуживал службу свою, на подобие бригадиров и кавалеров св. Анны, непременных почетных гостей, без коих обойтиться не могла ни одна купеческая свадьба, ни один именинный обед».
[8]

Нашлась и иллюстрация к рассказу Вяземского. Правда, создана  она почти век спустя российским художником Д.Н. Кардовским –  академиком ИАХ, графиком, известным своими рисунками к произведениям русских писателей и сюжетами на исторические темы.


Бал в Москве 20-х гг. Д.Н. Кардовский,1911

Тот же рисунок с эффектом сепии воспроизведён на открытке из серии,  выпущенной по случаю Х  выставки Нового общества художников в 1911 г.: 

     
 

Примечания и комментарии


* Извините за повторение некоторых из этих высказываний и в других публикациях. Их,  как молитву, можно повторять бесконечно. Особенно тем, кто дерзает называть себя литератором.

1 И.С.Тимирязев (16.12.1790 – 15.12.1867) – генерал-лейтенант, адъютант в.к. Константина Павловича, сенатор, поздн. астраханский военный губернатор, дядя естествоиспытателя К.А. Тимирязева, знакомый Пушкина. Источник: Ф.И. Тимирязев. Страницы прошлого. Рус. Арх., 1884, I, 313; П. И.Бартенев  со слов его супруги     С.Ф. Тимирязевой. Рус. Арх., 1899, II, 355.
2 Перевод с француз.  Генриха Сапгира.
3 К.С. Полевой. Записки о жизни и сочинениях Н.А. Полевого, СПб., 1888.
4 Эту мысль высказал академик Д.Д.Благой – литературовед, пушкинист, историк литературы в главе "Смех Пушкина" из книги «Душа в заветной лире».
5
Александр Блок. Из речи "О назначении поэта" в петроградском Доме литераторов на вечере, посвященном 84-й годовщине со дня смерти Пушкина.
6  Задолжать (вят. , пермяц.) –  замешкаться, задлиться, долго пробыть где. (В. Даль, Толковый словарь, т.1
).
Репродукция гравюры получена от живущей во Франции Ирины Скоблиной, племянницы генерала Николая Владимировича Скоблина (1893–1937) – русского военачальника, участника Первой мировой и гражданской войн, известного как советский агент в эмиграции.
Атрибутировать эту гравюру  удалось с помощью  историка искусства Ольги Прокофьевой. За что выражаю ей огромную благодарность от имени всех пушкиноведов.  Её заключение:
"Иллюстрация  была создана специально для альбома  "Погибшiя, но милыя созданiя"
[выпуск 1862 г. тетрадь 1-3, Литог. Поль-Пети, (
1863)]., издававшегося в  Санкт-Петербурге.  Автор рисунка – известный в то время каррикатурист, иллюстратор произведений русских писателей Александр Игнатьевич Лебедев (1830, СПб – 1898, там же).
Внимание: Копирование гравюры возможно с ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ ССЫЛКОЙ на сайт
   pushkin-book.ru, получивший еë в дар от Ирины Скоблиной !!!
7 Путеводитель по портретам А.С. Пушкина. Автор-составитель В.Е. Крыжановский. Новосибирск. Издательский дом "Манускрипт", 2006. 128 с.; с.50
8 Вяземский П. А. Заметка из воспоминаний // Пушкин в воспоминаниях современников. –  3-е изд., доп. в 2-х томах – СПб.: Академический проект, 1998; Т. 1. – 1998. – С. 121–123.


 

 

 

                                  1 | 2 | 3 |-4-|                                
© 2005-2019 Все страницы сайта, на которых вы видите это примечание, являются объектом авторского права. Мое авторство зарегистрировано в Агентстве по авторским правам и подтверждено соответствующим свидетельством. Любезные читатели, должна вас предупредить: использование любого текста возможно лишь после согласования со мной и с обязательной ссылкой на источник. Нарушение этих условий карается по Закону об охране авторских прав.
 
Пушкин в творчестве Светланы Мрочковской-Балашовой
1 | 2 | 3 |-4-| 

Вокруг Пушкина
 

Зарисовка о Пушкине-мистификаторе  была опубликована на  сайте ещë  7 июля 2017 г.  И до сих пор сиротливо коротала  как самостоятельная тема...
Но теперь, когда у неë появились детища, она собрала их в одну семью. А как давний друга Пушкина и Матрона своих деток объединила все
"Разговоры о Пушкине" обобщающим заголовком "Великий мистификатор".


 

                                                                              Подготовила Светлана Мрочковская-Балашова*

 


Читатель, можешь там глядеть на всех,
Но издали, и смейся то над теми,
То над другими: верх земных утех
Из-за угла смеяться надо всеми.
Но сам в толпу не суйся... или смех
Плохой уж выйдет: шутками однеми
Тебя, как шапками, и враг и друг,
Соединясь, все закидают вдруг.
(А. Пушкин. Из поэмы "Домик в Коломне", 1830 г.)

Да зато не рябчик!

Известный русский писатель Иван Иванович Дмитриев однажды посетил дом родителей Пушкина, когда последний был еще ребенком. Подшучивая над оригинальным типом лица мальчика и его кудрявыми волосами, Дмитриев сказал:
Какой арапчик!
В ответ на это вдруг десятилетний внук Ганнибала неожиданно отрезал:
– Да зато не рябчик!
Можно представить себе удивление и смущение присутствующих, которые поняли, что мальчик Пушкин подшутил над физиономией Дмитриева, обезображенной рябинами.

Шутник, проказник, озорник – таким он и был с малолетства. Таким он оставался всю жизнь. Существует  множество воспоминаний  современников о его шутливых проделках. Особенно запала в память одна, свидетельствующая и о большой самоиронии Пушкина:
«Александр Сергеевич однажды пришел к своему приятелю И. С. Тимирязеву. Слуга сказал ему, что господа ушли гулять, но скоро возвратятся. В зале у Тимирязевых был большой камин, а на столе лежали орехи. Перед возвращением Тимирязевых домой Пушкин взял орехов, залез в камин и, скорчившись обезьяною, стал их щëлкать. Он любил такие проказы».[1]


        Автошарж  "Потомок негров безобразных"

Эта  способность посмеяться над собой также присуща Пушкину с детства. В 1814 он создал собственный портрет в стихах, написанных по-французски. Вот строфа из неё о том же – своей обезьяньей «мордашке»

Я сущий бес при том при всём,
Мартышкина мордашка.
Пройдусь по залу колесом! —
Таков уж Пушкин Сашка...
[2]


А как он умел смеяться! Брюллов сказал про него:«Какой Пушкин счастливец! Так смеётся, что словно кишки видны!» Пушкин  действительно, как никто другой, умел смеяться так легко и весело, детски-непосредственным заражающим смехом. «Скажет бывало какую-нибудь эпиграмму и вдруг зальется звонким, добродушным смехом, выказывая два ряда белых арабских зубов», – вспоминал  писатель Владимир Соллогуб.

Этой искренней веселостью, жизнелюбием, смехом, юмором и даже пародией наполнено и творчество Поэта. Вопреки самопризнанию  Пушкина К. А. Полевому, что «в основании характер его грустный, меланхолический, и если он бывает иногда в веселом расположении, то редко и ненадолго», [3]  вопреки его словам в письме Дельвигу 4 ноября 1830 г.«Я... мнителен и хандрлив»можно представить, «как трагически нелегок и, чем дальше, тем всë более и более, был для Пушкина его подвиг художника».[4] К этому следует добавить: и  Подвиг человеческого духа, перед величавой мощью которого можно восхищенно склонять головы!

И тем не менее, тем не менее... большинство литературных критиков пушкинской  и послепушкинской эпохи  утверждали: «в сочинениях Пушкина встречается иногда такая искренняя веселость, какой нет ни в одном из наших поэтов».(Ксенофонт Полевой)
«Пушкин так легко и весело умел нести своë творческое бремя, несмотря на то, что роль поэта – не легкая и не веселая: она трагическая...» (Александр Блок)
[5].

Пушкин любил шутки, но и  они любили его – две  карикатуры ХIX в., представленные ниже, убеждают в этом...

 

 Скажи,  пожалуйста, как ты сюда попала?
– Очень просто: мой уехалъ на время в Новгородъ, я соскучилась…
Ну а теперь задолжала.[
6]

 


Иллюстрация и нижеприведенный к ней текст  из Путеводителя по портретам А.С. Пушкина
[7]

 

О том, что Пушкин в молодости любил балы и даже танцевал на них, говорит он сам в уже упомянутом  стихотворении "Мой  портрет", подтверждает это и  друг Пушкина П.А. Вяземский (речь идет о 1826–1827 гг.):
«Особенно памятна мне одна зима или две, когда не было бала в Москве,
на который бы не приглашали Григ. Ал. Корсакова и меня. После пристал к нам и Пушкин. Знакомые и незнакомые зазывали нас и в Немецкую слободу, и в Замоскворечье. Наш триумвират в отношении к балам отслуживал службу свою, на подобие бригадиров и кавалеров св. Анны, непременных почетных гостей, без коих обойтиться не могла ни одна купеческая свадьба, ни один именинный обед».
[8]

Нашлась и иллюстрация к рассказу Вяземского. Правда, создана  она почти век спустя российским художником Д.Н. Кардовским –  академиком ИАХ, графиком, известным своими рисунками к произведениям русских писателей и сюжетами на исторические темы.


Бал в Москве 20-х гг. Д.Н. Кардовский,1911

Тот же рисунок с эффектом сепии воспроизведён на открытке из серии,  выпущенной по случаю Х  выставки Нового общества художников в 1911 г.: 

     
 

Примечания и комментарии


* Извините за повторение некоторых из этих высказываний и в других публикациях. Их,  как молитву, можно повторять бесконечно. Особенно тем, кто дерзает называть себя литератором.

1 И.С.Тимирязев (16.12.1790 – 15.12.1867) – генерал-лейтенант, адъютант в.к. Константина Павловича, сенатор, поздн. астраханский военный губернатор, дядя естествоиспытателя К.А. Тимирязева, знакомый Пушкина. Источник: Ф.И. Тимирязев. Страницы прошлого. Рус. Арх., 1884, I, 313; П. И.Бартенев  со слов его супруги     С.Ф. Тимирязевой. Рус. Арх., 1899, II, 355.
2 Перевод с француз.  Генриха Сапгира.
3 К.С. Полевой. Записки о жизни и сочинениях Н.А. Полевого, СПб., 1888.
4 Эту мысль высказал академик Д.Д.Благой – литературовед, пушкинист, историк литературы в главе "Смех Пушкина" из книги «Душа в заветной лире».
5
Александр Блок. Из речи "О назначении поэта" в петроградском Доме литераторов на вечере, посвященном 84-й годовщине со дня смерти Пушкина.
6  Задолжать (вят. , пермяц.) –  замешкаться, задлиться, долго пробыть где. (В. Даль, Толковый словарь, т.1
).
Репродукция гравюры получена от живущей во Франции Ирины Скоблиной, племянницы генерала Николая Владимировича Скоблина (1893–1937) – русского военачальника, участника Первой мировой и гражданской войн, известного как советский агент в эмиграции.
Атрибутировать эту гравюру  удалось с помощью  историка искусства Ольги Прокофьевой. За что выражаю ей огромную благодарность от имени всех пушкиноведов.  Её заключение:
"Иллюстрация  была создана специально для альбома  "Погибшiя, но милыя созданiя"
[выпуск 1862 г. тетрадь 1-3, Литог. Поль-Пети, (
1863)]., издававшегося в  Санкт-Петербурге.  Автор рисунка – известный в то время каррикатурист, иллюстратор произведений русских писателей Александр Игнатьевич Лебедев (1830, СПб – 1898, там же).
Внимание: Копирование гравюры возможно с ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ ССЫЛКОЙ на сайт
   pushkin-book.ru, которому Ирина Скоблина поднесла еë в дар !!
7 Путеводитель по портретам А.С. Пушкина. Автор-составитель В.Е. Крыжановский. Новосибирск. Издательский дом "Манускрипт", 2006. 128 с.; с.50
8.  Вяземский П. А. Заметка из воспоминаний // Пушкин в воспоминаниях современников. –  3-е изд., доп. в 2-х томах – СПб.: Академический проект, 1998; Т. 1. – 1998. – С. 121–123.


 

 

 

                                  1 | 2 | 3 |-4-|                                
© 2005-2019 Все страницы сайта, на которых вы видите это примечание, являются объектом авторского права. Мое авторство зарегистрировано в Агентстве по авторским правам и подтверждено соответствующим свидетельством. Любезные читатели, должна вас предупредить: использование любого текста возможно лишь после согласования со мной и с обязательной ссылкой на источник. Нарушение этих условий карается по Закону об охране авторских прав.