Пушкин в творчестве Светланы Мрочковской-Балашовой
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | -7-
 

Кто убил Пушкина?


СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС О ЛЮБВИ И СМЕРТИ ПОЭТА

Светлана Мрочковская-Балашова



2 СУДЬЯ Стихи эти, как лебединый клик, как песнь любви, прощальный гимн с тем миром, где страдал и был любим…
СОБАНЬСКАЯ (смеясь) Да вы поэт! Но почему прощальный лебединый клик в них слышите?
2 СУДЬЯ Потому что песней этой прощался с вами навсегда. Что равнозначно для него прощанью с жизнью!
1 СУДЬЯ Коллега, право же, довольно!
2 СУДЬЯ Нет, постойте! Мы к главному подходим – Пушкин, краснея, запинаясь от волненья, бросил к ногам пани стихи эти…
СОБАНЬСКАЯ (растроганно) …исповедь волшебную души.
2 СУДЬЯ А затем удрал, как выразились вы, мадам, без спросу на Кавказ. Где шла война, где он мог погибнуть под пулею чеченской иль от кинжала лезгина удалого? Я заявляю: Пушкина побег был первою попыткой уйти из жизни.
1 СУДЬЯ Попыткой суицида? Ну, коллега, извините – вы загнули!
2 СУДЬЯ Спешить не будем – в моих словах вы убедитесь позже!
СОБАНЬСКАЯ Но он удрал не сразу. Сначала в Париж просился у царя. Отказ. Посватался к Олениной. Отказ. Потому что беден, некрасив…
2 СУДЬЯ И, по словам Олениной, заносчив и несносен.
СОБАНЬСКАЯ (саркастично) Могла ль пискливая жеманница, что маленькую ножку всем выставляла напоказ, постичь душу Поэта!
1 СУДЬЯ Однако и вы, мадам, его отвергли!
СОБАНЬСКАЯ (холодно) Что можете вы знать?! В ту пору Польша готовилась к восстанию. Ради любви я не могла предать ойтчизну! Отвергла притязание на руку, но душу, его талант я высоко ценила!
2 СУДЬЯ Ах, кабы знал он это!
СОБАНЬСКАЯ ЭТО – Пушкин знал! Но большего хотел. На большее пойти я не могла – связь с ним тут же повлекла бы разрыв с Виттом. А Витт–агент был нужен нам для дела. Пушкину – ужель не понимаете? – я не могла открыться.
1 СУДЬЯ И его толкнули в объятия Закревской, что роль отдушника сыграла для страсти застоявшейся его.
СОБАНЬСКАЯ Еще одна жертва, что на алтарь отечества я принесла! Пушкин, как знаю, в Италию, затем в Китай просился – не пустили!
1 СУДЬЯ Он был невыездным, как ныне говорят!
2 СУДЬЯ Кавказ не вылечил его. Он знал сие, заране вопрошая: «Скажите: в странствиях умрет ли страсть моя?»
СОБАНЬСКАЯ Да, вы правы – с Кавказа возвратившись, он тут же прибежал ко мне.
2 СУДЬЯ Мне в голову пришло сравненье – как щенок побитый, скуля, ластился к вам. Не так ли?
СОБАНЬСКАЯ (улыбнувшись) Я уж говорила: вам надо было иное поприще избрать!
1 СУДЬЯ (иронично) Благодаря коллеге, наш процесс стал анатомией любви!
2 СУДЬЯ (в тон ему) Точней – диссекцией всех клеток сердца! Крушение любви (а для поэта нет жизни без нее!), утрата веры в возможность счастья для себя – среди причин важнейших, что толкнули Пушкина к самоубийству!
1 СУДЬЯ Час от часу не легче!
2 СУДЬЯ Потерпите! Я обещал вас убедить! Позвольте я продолжу.
1 СУДЬЯ Ладно, еще немного потерплю!
2 СУДЬЯ Множество стихотворений, которые поэт вам посвятил, мадам, роднит одно – они прекрасной музыкой звучат и как мелодия волнуют нежностью, страданьем, страстью, истомою любви. Но есть средь них одно – все еще не знают, кому оно посвящено. Но я знаю, кто адресат его…
1 СУДЬЯ (с иронией) Не трудно догадаться: все та же – мадам Собаньская
2 СУДЬЯ (сухо) Ваша ирония, коллега, неуместна! В нем меньше музыки. В нем трезвость прозы. Не крик души, а мудрое спокойное прозренье: мужчина должен ответственность нести за женщину, что Бог ему послал и что ближе нет на целом свете. Хочу напомнить вам его:

Когда твои младые лета
Позорит шумная молва,
И ты по приговору света
На честь утратила права, –
Один, среди толпы холодной,
Твои страданья я делю
И за тебя мольбой бесплодной
Кумир бесчувственный молю.
Но свет…Жестоких осуждений
Не изменяет он своих:
Он не карает заблуждений,
Но тайны требует от них.
Достойны равного презренья
Его тщеславная любовь
И лицемерные гоненья:
К забвенью сердце приготовь;
Не пей мучительной отравы;
Оставь блестящий, душный круг;
Оставь безумные забавы:
Тебе один остался друг.

СОБАНЬСКАЯ Я помню, Пушкин очень скоро его гласности предал.
2 СУДЬЯ Да, скоро – уточняю: 1 марта 1830 года, в «Литературной газете», что Дельвиг в ту пору издавал. Но Пушкин написал его, как полагаю, немного ранее того, чей автограф сохранился в альбоме вашем.
СОБАНЬСКАЯ Имеете в виду «Что в имени тебе моем»? Но почему считаете, что первое он раньше написал?
2 СУДЬЯ В первом – еще надеялся, а во втором – прощался! И это подтверждает уже начальный стих:

Что в имени тебе моем?
Оно умрет, как шум печальный
Волны, плеснувшей в берег дальный,
Как звук ночной в лесу глухом.

СОБАНЬСКАЯ (задумчиво) Пожалуй, вы правы…Решение со мной расстаться он принял раньше, чем вписал в альбом стихи. 5 января 1830 года весь взъерошенный он прибежал ко мне, решительно потребовал альбом…
2 СУДЬЯ … и в нем оставил свой автограф.
СОБАНЬСКАЯ Из скромности я умолчу о чувствах, выраженных в нем. Но о поэзии должна сказать – блестящий перл!
1 СУДЬЯ Вы польщены, мадам, еще один автограф добавили к коллекции своей! Прибавили к Шатобриану, Веллингтону, Лафатеру, любимому Констану и сотням прочих имя русского поэта!
СОБАНЬСКАЯ Не я их собирала, ваша честь, они вокруг меня сбирались!
2 СУДЬЯ Коллега прав в одном – вы были польщены, но не автографом как таковым, а силой чувства, что в Пушкине вы пробудили.
СОБАНЬСКАЯ Польщена?! Скорей огорчена. Лишь теперь я поняла, что чувство Пушкина серьезно. И перестала приглашать к себе в салон. Но он будто с ума сошел. О своем решении порвать со мной забыл. Стал присылать записки, молить о новой встрече. В конце концов, я уступила.
2 СУДЬЯ В архиве Пушкина сохранилась записка Ваша той поры. В ней вы извинялись, что свиданье с ним придется снова отложить – на понедельник. Какой крещенской стужей веет от нее! Вы решили его помучить?!
1 СУДЬЯ Мадам Собаньская Пушкиным вертела, как хотела!
СОБАНЬСКАЯ Да нет же, просто занята была в тот день.
1 СУДЬЯ Как же, очень важное занятье – месса, визиты светские!
2 СУДЬЯ Ему же так хотелось отметить вместе с вами годовщину вашей первой встречи, что приходилась на воскресный день.
1 СУДЬЯ Потому и клянчил у вас свидание...
2 СУДЬЯ Ого, коллега, вижу про́няло и вас!
1 СУДЬЯ Как тут не проня́ть!
2 СУДЬЯ В бессонную ту ночь на понедельник всё, что надумал вам сказать при встрече, он изложил в двух письмах.

(Открывается занавес. Содержание писем Пушкина Собаньской речитативом передается артистами мимоса)
1-й День нашей встречи стал в моей жизни решающим…
2-й Убеждаюсь – мое существование неразрывно с вашим ...
3-й Я рожден, чтоб вас любить и следовать за вами…
1-й Вдали от вас меня лишь мысль грызет о счастье, которым не сумел насытиться...
2-й Рано или поздно, неминуемо, мне придется всё бросить и пасть к вашим ногам…
3-й Вы смеетесь над нетерпением моим …
1-й Вам доставляет удовольствие ожиданья мои обманывать …
2-й Ваши ирония, лукавство раздражают и повергают в отчаянье…
3-й Искренние слова в вашем присутствии в пустые шутки превращались.
1-й Вы – демон, то есть тот, кто сомневается и отрицает, как сказано в Писанье…
2-й В последний раз вы говорили о прошлом так жестоко.
3-й Сказали то, чему старался я не верить – в теченье целых семи лет…
1-й Счастье создано не для меня…
2-й не признавал его, когда передо мною было…
3-й ваше могущество на себе я испытал...
1-й Вам обязан тем, что я сумел познать…
2-й …самое судорожное и мучительное в любовном опьяненье и самое ошеломляющее в нем…

(на авансцене – те же: судьи и Собаньская)
1 СУДЬЯ Что было дальше после этих писем?
СОБАНЬСКАЯ Дале он опять удрал.
1 СУДЬЯ Что вы заладили – удрал, удрал! Ведь был уж не мальчишкой, чтоб удирать!
2 СУДЬЯ (улыбаясь) Не всегда же говорить высоким стилем! Просто пани умеет емко, одним словом, суть поступка передать.
СОБАНЬСКАЯ (тоже улыбаясь) Насколько понимаю, в панике бежать – синоним слову удирать.
2 СУДЬЯ Куда же в этот раз удрал наш Пушкин?
СОБАНЬСКАЯ В Москву, в начале марта, – посвататься за Гончарову.
2 СУДЬЯ Выходит – вы толкнули его в этот брак! Искал спасения от вас и за соломку – Гончарову – ухватился, как утопающий.... (смягчившись, с чувством) Ведь он даже не успел до свадьбы полюбить свою прекрасную невесту.
СОБАНЬСКАЯ Но почему же не успел?! Пушкин мгновенно умел влюбляться!
2 СУДЬЯ Он просто восхищался красотой невесты. Ему льстило иметь женой чистейшей прелести чистейший образец. Однако у него с ней не было ни тайны, ни магии, ни ритуалов – словом, прошлого, как с вами.
СОБАНЬСКАЯ Признаться, меня тоже озадачил этот скороспелый брак. Но ведь Пушкин был непредсказуем.
2 СУДЬЯ Повторяю – в брак кинулся, как в пропасть! Был страх отчаянный пред бездной.
1 СУДЬЯ Однако давайте разберемся – так ли это было на самом деле! Призовем в свидетели мы Пушкина друзей.

(Открывается занавес. Салон наполняется приятелями Пушкина – их роли исполняют актеры мимоса – кружатся по сцене вокруг Собаньской. Судьи тоже здесь, по очереди представляют ей гостей).
2 СУДЬЯ Яков Иванович Сабуров.
САБУРОВ В Москве просто не могут опомниться от его женитьбы. Спорят – склонится ль Пушкин под ярмо супруга, которое не что иное, как pool purl – ставка игрока.
1 СУДЬЯ Николай Иванович Кривцов.
КРИВЦОВ Пушкин написал мне перед свадьбой: «В тридцать лет люди обыкновенно женятся – я поступаю как люди, и вероятно, не буду в том раскаиваться. К тому же женюсь без упоенья, без ребяческого очарованья. Будущность является мне не в розах, но в строгой наготе своей. Горести не удивят меня: они входят в мои домашние расчеты».
2 СУДЬЯ А вот и наш знакомец – князь Вяземский!
ВЯЗЕМСКИЙ Любит одну, женится на другой!
2 СУДЬЯ Иного ответа от вас, князь, я не ожидал.
ПЛЕТНЕВ Пушкин мне тоже письмо прислал. Прочитать? (достает письмо) Заметьте – в конце августа 1830 писал! (читает) «Милый мой, расскажу тебе все, что у меня на душе: грустно, тоска, тоска. Жизнь жениха тридцатилетнего возраста хуже 30-и лет игрока. Между тем я хладею, думая о заботах женатого человека, о прелести холостой жизни. Словом, если я не несчастлив, по крайней мере, не счастлив...».
СОБАНЬСКАЯ Матка Боска, как трезво, буднично, с предварительным расчетом, Пушкин в супружество вступал!

(Входит слуга)
СЛУГА Тут какая-то цыганка просит впустить её.
2 СУДЬЯ (удивленно) Цыганка?! Зачем? А впрочем, зови ее!

(Входит цыганка Таня Демичева)
1 СУДЬЯ Зачем пожаловать изволила?
ЦЫГАНКА Я рассказать хочу, как накануне свадьбы Александр Сергеич ко мне нагрянул. Был поздний вечер. Я уже спала. Подруги разбудили. Заспанная, с платком на голове, я выхожу к нему и вижу – расстроен шибко.
2 СУДЬЯ Сказать ты хочешь, расстроен оттого, что женится?
ЦЫГАНКА Так выходит. «Спой мне, Таня, что-нибудь на счастье!» – так жалобно он попросил меня. «Батюшка вы мой, да что вам спеть-то?» – отвечаю «Спой мне мою любимую!» Я тут же догадалась, какую – «Ах, матушка, ах, государыня, что так в поле пыльно?»
2 СУДЬЯ Спой-ка, любезная, её и нам.
ЦЫГАНКА Извольте, батюшка! (поет)
ВСЕ ХОРОМ Спасибо, милая! Как поет! Как за душу хватает песнь её!
ЦЫГАНКА Пушкин, слушая, вдруг громко зарыдал. Голову руками обхватил и плачет, плачет, как ребенок. И приговаривает: «Песнь твоя мне всё нутро перевернула, не радость, а большое горе она мне предвещает!»
1 СУДЬЯ (потрясенно) Так и сказал?!
ЦЫГАНКА Вот те крест! (крестится) Чтоб его утешить, еще одну я спела песню, слова которой Александр Сергеич сам сочинил – её в ту пору всюду распевали. Хотите и вам спою

(Все дружно просят ее спеть. Певица исполняет романс «Черная шаль»).
СОБАНЬСКАЯ Какой романс чудесный! Я сама когда-то его пела...

(Все благодарят цыганку, она уходит).
2 СУДЬЯ Значит, решил жениться наперекор всем предсказаньям: умрешь через жену, от Weisskopf смерть получишь!
СОБАНЬСКАЯ Я не знала об этих предсказаньях...
2 СУДЬЯ Сразу же после свадьбы Пушкин изрек печально: «Всякая радость неожиданностью стала!»
СОБАНЬСКАЯ Пушкин кокетничал!
2 СУДЬЯ Давайте спросим его жену.

(Смущенно входит Пушкина).
2 СУДЬЯ Наталья Николаевна, позвольте познакомить вас с мадам Собаньской.

(Дамы обмениваются приветствиями, с любопытством разглядывают друг друга. Собаньская подходит к группе мужчин. 1-й Судья отводит Пушкину к авансцене).
1 СУДЬЯ Тут Пушкина приятели злословили о вашей свадьбе. Неужто муж ваш с вами был хо́лоден?
ПУШКИНА После первой брачной ночи Пушкин, как встал с постели, так и не видал меня до вечера. К нему приятели пришли... Заговорился с ними до того, что про меня забыл. Я наверху одна сидела, слезами обливаясь...
1 СУДЬЯ Лиха беда начало!
2 СУДЬЯ (подходит к ним и вступает в разговор) Ведь считают медовый месяц, что в Царском Селе вы провели, счастливейшей порою в жизни Пушкина и в вашей.
ПУШКИНА (горько усмехается) Счастливейшей!? Он мало разговаривал со мной. Работал в кабинете наверху, я ж часами одна сидела в нижних комнатах за вышиванием иль с книгой. К нему Россети часто забегала. С ней он болтал. Смеялся. Читал свои новинки. Спрашивал, понравилось ли ей. Мне ничего он не читал...
2 СУДЬЯ Должно быть, полагал, что вам неинтересно.
ПУШКИНА А вот еще – однажды поутру ушел он на прогулку… По дороге встретил ламповщиков дворцовых, что направлялись в Петербург. С ними добрался он до города, там повстречал Данзаса – тот недавно из Польши воротился . И трое суток с ним кутил.
1 СУДЬЯ Неужто трое суток!?
ПУШКИНА Я не знала, что и подумать. В отчаянии к Вяземским пошла – они и помогли мне разыскать его...
1 СУДЬЯ Спасибо, госпожа, за откровенность. Вы свободны.

(Пушкина вместе с другими свидетелями уходит. Пушкин оживает на пьедестале памятника)
ПУШКИН (сходит с пьедестала) И вот я в роли мужа Натали. Потеряна свобода... Вначале бунтовал, со временем привык к супружеской узде... Жена моя – совсем еще ребенок. Я стал ее жалеть.
2 СУДЬЯ Жалость – почти любовь! Так говорят в народе.
ПУШКИН Ах, это Вы судья? Я слышал весь допрос – друзей, жены, цыганки Тани! Довольны ль вы предательством моих друзей?
2 СУДЬЯ Они заклялись правду говорить! Не забывайте, Пушкин, у нас идёт процесс. И я, как вы поняли, наверно, вас защищаю.
ПУШКИН Судья и адвокат в одном лице – забавно! Ну что ж, придется пособить вам. Хоть вижу – дело клонится к концу. Пора уж закругляться.
2 СУДЬЯ И все же вас прошу мне изложить свой взгляд на вашу жизнь семейную.
ПУШКИН Извольте! Я осознал всю нравственность семейной жизни. Жена моя наивна и чиста. По-детски простодушна. Я полюбил ее … как брат, а может быть, сильнее...
2 СУДЬЯ Неплохо для начала!
ПУШКИН Она дикаркою была... Ее учил я, как в свете жить, сам поощрял её кокетство. Ведь без кокетства – любая дама скучна, как пресная еда... Порой, когда она теряла меру, я по-отечески журил ее: «Без меры изкокетничалась, жёнка!»
2 СУДЬЯ Её кокетством попрекали и другие.
ПУШКИН Прошу вас не судить Наташу! Она ангел, моя царица! Впрочем, довольно нам болтать! Мне пора на службу возвращаться – вновь памятником стать!

Занавес закрывается. 1 Судья – на своем месте за трибуной. Тихо разговаривает с Собаньской. Входит 2-й Судья.
2 СУДЬЯ (Собаньской) Мадам, позвольте задать последний вам вопрос. Им завершим мы ваши показанья. Припомните, в апреле 1834-го вы были в Петербурге?
СОБАНЬСКАЯ В апреле? Да, вспоминаю, была (с иронией) – пыталась благосклонность Императора к себе вернуть, ждала аудиенции. Но к чему вопрос ваш?
2 СУДЬЯ Чтобы еще одну загадку разгадать – кого Пушкин скрывал под литерами «S», «S.K.» в трех дневниковых апрельских записях?
СОБАНЬСКАЯ Инициалы действительно мои – точно так подписываю свои письма.
2 СУДЬЯ (читает по листку) «Апрель, 7-го. Вчера у графини Фикельмон. S. не была. Впрочем (был) весь город. Апрель 8-го. Вчера rout у князя Одоевского. Изъяснение с S.K. Апрель 10-го. Вчера вечер у Уварова – живые картинки. Долго сидели в темноте. S. не было – скука смертная».
СОБАНЬСКАЯ Знакомые всё лица – графиня Фикельмон, милейший князь Одоевский, господин Уваров – как раз министром просвещенья стал…
1 СУДЬЯ Значит, женатый Пушкин снова ищет объясненья с вами. О чем вы изъяснялись?
СОБАНЬСКАЯ Все о том же – о неугасимой страсти его ко мне.
1 СУДЬЯ Простите за бестактность – духовный иль телесный голод Пушкина к вам влек?
СОБАНЬСКАЯ То и другое. В страсти их невозможно отделить. Но коль пошла такая откровенность, помяну еще одну интимную подробность – в ту пору жена Пушкина была брюхата, на третьем месяце... Но выкинула вскоре. Как выразился Пушкин – допрыгалась! Имел в виду ее пристрастье к танцам.
1 СУДЬЯ Признателен, мадам, за откровенность. Благодарю вас за участие в процессе. Прощайте.

(Собаньская уходит).
1 СУДЬЯ Чтоб подвести итоги, придется еще раз супругов Вяземских в свидетели призвать. Попрошу позвать их.

(входят Вяземские)
2 СУДЬЯ Могли б вы, князь, нам перечислить кратко причины, что омрачали в эти годы жизнь поэта.
ВЯЗЕМСКИЙ О, тьма причин! Начну, пожалуй, с званья камер-юнкера, который царь пожаловал ему, чтобы Наталья Николавна собою украшала балы в Ани́чковом дворце. Пушкин взбеленился: «Это довольно неприлично моим летам!»
1 СУДЬЯ (ворчливо) Достоинство, бесспорно, блюсти надо. Но царь ему и жалованье положил – как-никак добавка к скромному семейному достатку!
ВЯЗЕМСКИЙ Да, вы правы, достаток был худ у Пушкина, расходов ж много.
ВЯЗЕМСКАЯ Наряды Натали, карета для светских выездов, растущая семья – детки с каждым годом прибавлялись. Приходилось десяток ртов кормить – детей, жену, своячениц, к тому же слуг...
ВЯЗЕМСКИЙ Свояченицы – заметить должен – особая статья! На беду Наталья Николавна привезла в столицу своих сестриц!
ВЯЗЕМСКАЯ «Эх, женка! – говаривал ей Пушкин. – Под одной кровлей жить должна одна семья... А то хлопот не оберёшься!» Так и получилось в результате…
1 СУДЬЯ Значит, безденежье гнело? А были ли доходы от имений?
ВЯЗЕМСКИЙ Никаких! На свои труды он жил. И на долги, которые росли. После смерти подсчитали – задолжал 100 тысяч!
ВЯЗЕМСКАЯ В доме шумно – крики деток, щебетание сестриц, экзерсисы Александрин на фортепьянах. Какая там работа!
ВЯЗЕМСКИЙ (сокрушёно) Право дело, в условиях таких работать трудно!
ВЯЗЕМСКАЯ К тому ж необходимость в свет сопровождать жену! Своё время он тратил на балы и суету.
1 СУДЬЯ Нам известно, в 1834-м он подал прошение царю, чтоб разрешил ему уехать из столицы.
ВЯЗЕМСКАЯ Через Бенкендорфа царь ответил: «Задерживать не буду. Но к архивам закрою доступ».
ВЯЗЕМСКИЙ А без них ему никак нельзя. Российская история – что свет в окошке. В это время над «Капитанской дочкой» он работал. «Пугачева», «Арапа Петра Великого» писал. Вынашивал идею нового романа «Русский Пелам». И многое другое.
2 СУДЬЯ Ах, если б Пушкин не погиб так рано! Какие бы еще шедевры нам оставил!
ВЯЗЕМСКИЙ (С недобрым чувством) Быть может. Хотя критики твердили: иссяк, иссяк наш гений!
ВЯЗЕМСКАЯ Князь, полно, вспоминать тверденья дураков!
ВЯЗЕМСКИЙ В деревне жить – лишь в этом спасенье видел Пушкин.
ВЯЗЕМСКАЯ Но Наташа отказывалась наотрез: «В деревню не поеду!»
1 СУДЬЯ Конечно, как же без балов, без кавалеров, комплиментов!
2 СУДЬЯ Царь пытался поэта приручить, «опитомить», то бишь, в питомник посадить.
ВЯЗЕМСКИЙ И его угодник Бенкендорф за ним надзор строжайший учинил!
2 СУДЬЯ Для поэта всё это равносильно недостатку кислорода.
ВЯЗЕМСКАЯ Заметили вы верно! Пушкин часто повторял: душно, тоска, тоска! Хочу покоя, воли!
2 СУДЬЯ Еще один момент есть важный – Черный человек, как тень смерти, неотступно все эти годы следовал за ним. Назойливая мысль о смерти гложет его душу ещё в Болдинский период, то есть – до свадьбы с Гончаровой.
ВЯЗЕМСКИЙ Верно, Пушкин пишет «Выстрел», «Моцарт и Сальери», где эта мысль коварная уже подобралась тихонько.
2 СУДЬЯ Создает потом он «Каменного гостя». Его шаги чугунные с тех пор так гулко за Пушкина спиной звенят.
ВЯЗЕМСКИЙ Ваша честь, вы говорите слишком поэтично для судьи!
1 СУДЬЯ (усмехаясь) Мадам Собаньская ему о том же говорила.
ВЯЗЕМСКАЯ Новая беда – Дантес на голову свалился.
2 СУДЬЯ «Так вот где таилась погибель моя?!» – воскликнул Пушкин тут словами вещего Олега.
ВЯЗЕМСКИЙ А дальше…
1 СУДЬЯ Что было дальше, мы уже знаем! Благодарю вас, князь. Благодарю, княгиня. Вы свободны оба.
2 СУДЬЯ Итак, последний наш свидетель – граф Бенкендорф. Прошу его позвать.

(Входит генерал Бенкендорф).
2 СУДЬЯ Граф, каждому известно о вашей роли в гибели поэта.
БЕНКЕНДОРФ (с достоинством) Я был лишь преданным слугой царю, отечеству защита! И честно выполнял свой долг. Но почему-то теперь все склонны с преступленьем поведение моё отождествлять.
2 СУДЬЯ Не кривите душою, граф! Понимать, что Пушкин поэтом первым России был, бесспорно, не входит в обязанности первого жандарма!
БЕНКЕНДОРФ Вот как заговорил мой прежний секретарь!
2 СУДЬЯ Забудьте прошлое позорное мое… и имя!
БЕНКЕНДОРФ Нет, отчего же – пусть и ваше имя, Миллер, в памяти потомков, как и мое, останется.
1 СУДЬЯ Мы хотели б объясненье получить лишь одному поступку вашему.
2 СУДЬЯ Который, вопреки вашим словам о верности царю, являлся нарушением его приказа.
БЕНКЕНДОРФ Абсурд! За всю службу государю я ни разу его воли не нарушал!
2 СУДЬЯ Нарушали и не раз, коль дело Пушкина касалось! Объясненье сему может быть одно – вы люто ненавидели Поэта!
1 СУДЬЯ Вам велел царь Николай предотвратить дуэль с Дантесом – не так ли?
БЕНКЕНДОРФ Точно так!
2 СУДЬЯ А вы как поступили?!
БЕНКЕНДОРФ Исполнил волю батюшки-царя!
1 СУДЬЯ Свидетель есть у нас. Как вы думаете – кто? Сам посланник голландский Геккерен. Пригласите, пожалуйста, сюда барона.

( Входит Геккерен).
2 СУДЬЯ Барон, вы приезжали в день дуэли в дом графа Бенкендорфа?
ГЕККЕРЕН Как же – приезжал. Встревоженный за судьбу сына, я поехал к генералу Бенкендорфу просить содействия в предотвращении дуэли. Генерал мне озабоченно сказал, что насчет этого Его Величество уже распорядились.
1 СУДЬЯ Что за сим последовало, граф?
ГЕККЕРЕН Я слышал, как тихо генерал сказал княгине Белосельской (та ему падчерицей приходилась): «Что же мне делать теперь?» – «А вы пошлите жандармов в другую сторону!» – довольно громко посоветовала та.
1 СУДЬЯ Вы признаётесь в этом, генерал?
БЕНКЕНДОРФ Посланник, вероятно, ослышался! Я сразу же послал жандармов дуэлянтов арестовать. Но нам неправильно сообщили о месте поединка. Жандармы отправились не к Черной речке, а к Царскому Селу.
2 СУДЬЯ Неужто мог посланник Геккерен ошибочно назвать место дуэли?
БЕНКЕНДОРФ Я не помню, чтоб с ним мы уточняли сию деталь.
2 СУДЬЯ (гневно) Весьма наивно объясненье ваше! Бессмысленно вас спрашивать и о другом распоряжении царя – установить, кто автором пасквиля был.
БЕНКЕНДОРФ (насмешливо) Нет, отчего же – спрашивайте, господин судейский!
2 СУДЬЯ Вы сознательно запутывали дело, хоть с самого начала знали не только автора пасквиля, но и тех, кто переписывал его. Выгораживали своих людей – графа Строганова Александра и его сводную сестру Идалию Полетику!
БЕНКЕНДОРФ (жестко) Доказать сие не можете! А посему обвиненья ваши беспочвенны!
1 СУДЬЯ (к Бенкендорфу и Геккерену) Вы свободны, господа.
2 СУДЬЯ Я друга Пушкина сюда позвал – добрейшего Жуковского. Пусть он нам напомнит последние мгновения жизни нашего великого поэта.

(на авансцену выходит Жуковский)
ЖУКОВСКИЙ Прошло уж столько лет, но с прежней болью вспоминаю мгновенья эти. С Мужеством великим Мужа он принял смерть. Предсмертные нечеловеческие муки душу очистили его! Я видел, чувствовал, как распускалась она, цветку подобно. Прощенье – всем! Царю. Дантесу. Его пособникам. Врагам своим. «Дантесу не мстите за меня! Я всё ему простил!» – Данзасу сказал он тихо. Прощание с женой, детьми, друзьями. Последний вгляд на полки, где печально схоронились его книги, и чуть слышно молвил им: «Прощайте, друзья мои!». Забвение на несколько секунд мысль затуманило его: «Ну, подымай же меня, пойдем, да выше! Выше!» – шепнул, сжимая руку Далю. Последний вздох... От его лица не мог я взгляда оторвать... На нем я никогда не видал подобного тому, что отпечаталось в ту первую минуту смерти... Какой-то мыслью, глубокой и высокой, оно объято было. Мнилось мне, что в этот миг ему предстало некое виденье. Что-то над ним сбывалось и спросить мне так хотелось: Что видишь, Пушкин, там?

(тихо начинает звучать «Реквием» Моцарта)
1 СУДЬЯ (на его фоне) Итак, мы завершили наш процесс о смерти и любви Поэта. Господа присяжные, – за вами слово. Вы вынести должны свой приговор: КТО В СМЕРТИ ПУШКИНА ВИНОВЕН?

Звучат последние аккорды «Реквиема» Моцарта. На сцене гаснет свет, выходит хор (у каждого хориста в руках свеча) и исполняет «Владыко дней моих» на музыку А. Гречанинова – молитву Пушкина «Отцы пустынники и жены непорочны», написанную в июле 1836 года. Пушкин создал это стихотворение одновременно с «Памятником» и своим духовным завещанием – «Из Пиндемонти», словно предчувствуя свой уход из жизни и готовясь к нему.
ХОР Отцы пустынники и жены непорочны,
Чтоб сердцем возлететь во области заочны,
Чтоб укреплять его средь дольних бурь и битв,
Сложили множество божественных молитв;
Но ни одна из них меня не умиляет,
Как та, которую священник повторяет
Во дни печального Великого поста;
Всех чаще мне она приходит на уста
И падшего крепит неведомою силой:
Владыко дней моих! Дух праздности унылой,
Любоначалия, змеи сокрытой сей,
И празднословия не дай душе моей.
Но дай мне зреть мои, о Боже, прегрешенья,
И дух смирения, терпения, любви,
И целомудрия мне в сердце оживи.

(Хористы гасят свечи, в зале зажигается свет).




 
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | -7-
© 2005-2012 Все страницы сайта, на которых вы видите это примечание, являются объектом авторского права. Мое авторство зарегистрировано в Агентстве по авторским правам и подтверждено соответствующим свидетельством. Любезные читатели, должна вас предупредить: использование любого текста возможно лишь после согласования со мной и с обязательной ссылкой на источник. Нарушение этих условий карается по Закону об охране авторских прав.