Пушкин в творчестве Светланы Мрочковской-Балашовой
1 | 2 | 3 | 4 | -5- | 6 | 7 | 8 | 9 | 10
 

Семь снов о Леонардо


С. Мрочковская-Балашова

Сон второй: Стервятник и Роза.
Сон во сне оборвался, но первый, главный, продолжался. Только тема сменилась. Та же эпоха – время лишь чуть-чуть скакнуло назад. Тот же двор Лоренцо Великолепного, но в иную, лучшую его пору. Сосудом с роскошным цветком человеческого гения, – назвал эту Флоренцию ее историк. – Драгоценнейший алмаз в диадеме, которой украсил землю итальянский народ. Порожденные им детища – Верроккьо, Гирландайо, Пьеро ди Козимо, Микельанджело, Рафаэль, Боттичелли – соцветия пышного цветка. Только что распустился новый бутон. Я сразу приметила новичка в кругу старых знакомцев – нестерпимое сияние шло от того, кого называли Леонардо да Винчи. За ним тенью следовал человек из другой эпохи – но чего только не бывает в сновиденьях! – Джорджо Вазари.


Фрагмент старинного изображения Джорджо Вазари
– Он – тоже известный художник, – шепнул мне зловещий голос Невидимого. А потом злорадно присовокупил: – Конечно, не гений – добросовестный ремесленник! Обычный, земной. Успеху своему обязан каторжным трудом и упорством.
Ага, теперь понятно, почему Вазари замирает от восторга перед Леонардо. И так напыщенно говорит о нем: «Немею перед безграничной прелестью его могучего таланта, перед глубинами духа, царственными и великодушными помыслами и дерзаниями». Ничего другого ему и не остается, как смиренно признавать, что Божественный, «оставляя позади себя всех прочих людей, являет собою нечто дарованное нам Богом, а не приобретенное человеческим искусством».
Бесспорно – напыщенно, но зато искренне, решила я. А вообще-то о Леонардо трудно говорить без патетики! Я приблизилась к тени Вазари.
Вгляделась в смутные, расплывчатые, как у всякой тени, черты. Что ж, лицо весьма значительное. Высокий лоб в кучерявом обрамлении. Глаза большие – умные и проницательные. Красивый нос с горбинкой. Борода мудреца. Он заметил подкравшийся к нему призрак. Озадаченно (дескать, чего тебе надобно?) взглянул на назойливое привидение, спросившее его: «Вы знакомы с Леонардо?» Но ответил очень учтиво:
– При жизни его я был ребенком. Мне и восьми лет не исполнилось, когда Леонардо отошел в иной мир. Я постиг его гений, когда сам стал художником. Познал через его творения, через оставленные им записки. И млел от восторга перед поистине дивным и небесным сыном сера Пьеро из Винчи. Я решил, пока еще живы воспоминания о нем, изложить их в житии. Стал первым его жизнеописателем...



Автопортрет Леонардо да Винчи (1505),
обнаружен в 2008 в част. коллекции,
ныне - в Museo delle Antiche Genti di Lucania.
Говоря, внимательно изучал мое лицо. «Портрет, что ли, собирается написать? Ведь именно так вглядываются художники в модели», – мелькнула у меня самонадеянная мысль.
– Ваше лицо мне кажется знакомым. Я вас где-то видел. Но почему вы, как и я, бродите здесь призраком?
Теперь понятно, почему он рассматривает меня.
– Вряд ли мы с вами встречались, мессер, – возразила я. – Я ведь тоже из другой эпохи. Залетел сюда из 20 века.
– Из грядущего?! – удивился он. – И как там, в столь далеком грядущем?
– Так же, как в фантазиях Леонардо, которые он намеревался воплотить в жизнь.
– Вы, действительно, рассуждаете как будущий человек. Леонардо еще не умер, молод, полон сил и только собирается осуществить свои прожекты, – он выделил голосом эти два слова – глагол и более подходящий синоним для фантастических замыслов Божественного.
– Оскорбились за своего кумира? – как можно мягче произнесла я. – Но вам, пережившему его, доподлинно известно, что он не сумел претворить в действительность почти ни одну из своих гениальных идей.
Вазари помрачнел. Долго молчал. Затем промолвил:
– Да, вы правы. Я слегка забылся. Так вжился в это блистательное Кватроченто, что чувствую себя его современником.
– Не огорчайтесь, – попыталась его утешить. – Я, который на 500 лет вас старше, тоже чувствую себя здесь как дома.
Он улыбнулся и спросил:
– А все-таки что привлекло вас сюда из 20 века?
– Очень странное обстоятельство. Впрочем, не хочу досаждать вам подробностями.
– Нет, отчего же, расскажите. Я преисполнен интереса.
– При условии – я тебе, ты мне.
– Что-что? – не понял он.
– Ах, простите, – смутилась я, – это выраженьице из нашей прагматичной эпохи. Я хотела сказать, что поведаю вам свою историю взамен за ваш рассказ о Леонардо.
– С удовольствием, – засмеялся он.
– После автомобильной катастрофы… – начала я.
– Катастрофа – это понятно: сильное душевное потрясение. Но что значит автомобильная? – озадачился он.
– Автомобиль – средство передвижения нашего века. Название произошло от греческого autos и латинского mobilis, что в совокупности означает – легко, мобильно самопередвигающийся. Иными словами – карета на четырех колесах, только движут ее не кони, а бензиновый двигатель. Автомобиль изобрели в конце 19 века, и он постепенно вытеснил конные экипажи, вытеснил и людей. Машины заполонили улицы и тротуары – ни проехать, ни пройти!
По недоумению в глазах Вазари поняла, что опять не понял.
– Бензин – это такая жидкость, которую получают из нефти. А нефть качают из земли...
– О, нефть! Я знаю, что это такое. Люди давно ее добывают, кажется, еще с 6 тысячелетия до нашей эры. Но вы сказали: «ни проехать, ни пройти». Для чего же в таком случае эти ваши mobilis?
– Вижу, вам будет нелегко понять меня – почти каждое слово приходится объяснять. Ни проехать, ни пройти – это, так сказать, фигуральное выражение. Суть в следующем: на дорогах в городах такое столпотворение автомобилей, что они больше стоят, чем движутся. Их паркуют даже на тротуарах, поэтому пешеходу не остается ничего другого, как с трудом пробираться между ними или шагать по мостовой. Автомобильная же катастрофа – это, конечно, и душевная травма, но прежде всего – телесная, получаемая при ударе автомобиля о другой предмет или другое средство передвижения. Аварии происходят оттого, что наши экипажи движутся с бешеной скоростью и их водители очень неразумны. Вообще, люди нашего века – весьма безрассудные существа. Короче, я чуть не погиб при катастрофе. Ранило в голову. Мне пришлось делать операцию. Едва я пришел в себя после наркоза… – тут я снова споткнулась об его недоумевающий взор. – …это такое средство, с помощью которого теряешь сознание и чувствительность к боли – изобретение гуманистов нашего времени. Чтобы облегчить страдания тому, кого режут! Так вот, когда я очнулся от вызванного наркозом оцепенения, почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. И тут я увидел человека, сидящего в изножье моей кровати-коляски. Одет в темный бархатный камзол с пышными дутыми, в мелких сборках у плеча, рукавами – такие здесь у вас почти каждый носит. У незнакомца – волнистые темно-русые волосы до плеч… усы, бородка… и очень добрые темно-серые глаза. Тут я услышал: «Вижу, что ты уже пришла в себя. Теперь я могу спокойно удалиться».
– Пришла в себя? – переспросил Вазари. – Вы что были женщиной?!
– Все тайное становится явным! – невольно выскочили слова Невидимого. – Вот я и проговорилась! Дело в том, мессер, что там, в своей эпохе, я действительно был женщиной. А в вашей – мужчиной. Но все еще не привык к этой роли.
– О, понимаю, понимаю. Не смущайтесь! И пожалуйста, продолжайте.
– Спасибо, мессер. Условимся так: этот рассказ я вам поведаю от имени той, каковой я являюсь в своей будущей реинкарнации. А в нынешней постараюсь войти в свою мужскую суть. Так вот – слова того, кого я увидела в изножии, прозвучали отчетливо. Хотя при этом он не разжимал губ – передал мне их телепатическим образом. Еще раз ободряюще взглянул на меня и растворился. Нет, я не удивилась – восприняла это явление как нечто нормальное. В тот же день, рано утром, готовясь к операции, я увидела, что стоящая в вазе ветка багульника покрылась крупными розово-лиловыми цветами. А ведь еще вечером накануне почки на ней не подавали никаких признаков жизни. Честно говоря, я чувствовала себя скверно. Это был даже не страх перед операцией, а скорее дурное предчувствие ее исхода. Но взглянув на цветы, воспрянула духом. Почла знаком свыше, добрым предзнаменованием. Так что потом, после операции, я не удивлялась появлению незнакомца. Но оно глубоко взволновало меня, и я отношу это явление к самым сильным жизненным впечатлениям…
– Так, значит, сей человек и привлек вас сюда?! – догадался Вазари. – Вам удалось разыскать его?
Я радостно улыбнулась.
– Кто же он? – и в тот же миг его озарило: – Леонардо?!
Скромно потупившись, я промолвила:
– Таинственный незнакомец очень похож на него. Но утверждать не смею – это было бы слишком большой для меня честью!
– А если все же Леонардо, то вы, наверное, задумывались, почему именно он явился вам в тот трудный момент?
– Да, конечно. Постоянно думаю об этом. Один наш знаменитый экстрасенс…экстрасенсами в наше время называют людей с сверхчувствительными способностями, ясновидцев, умеющих по ауре человека определять его прошлое, настоящее и будущее, воздействовать на его биополе…
– Подобно Леонардо, Боттичелли и многим другим нашим современникам! – воскликнул Вазари, радуясь, что обнаружил хоть какое-то сходство между людьми, разделенными пятью веками.
– Так вот этот ясновидящий сказал мне, что в прошлых своих существованиях я была мужчиной. Назвал многие страны, где я прежде обитала. В том числе и Италию. Насчет Италии поверила ему, потому что, не зная итальянского, иногда разговариваю на нем во сне. Вот я и подумала… что, возможно… я как-то связана с Леонардо. Скажем, была его слугой…
– Слугой? Отчего такое самоуничижение?! Может, тоже художником и учились у Леонардо. А на итальянском вы превосходно изъясняетесь.
– Здесь у вас говорю, а там у себя non parlaro. Вряд ли я была художником – ведь способности души не умирают! Я не рисую, пробовала в детстве, как все дети. Но получалось банально.
– Это еще ни о чем не говорит. Я тоже плохо рисовал, а потом научился. Способности надо развивать трудом и упорством!
– Без таланта можно стать только ремесленником!
Вазари грустно замолчал. Потом встряхнулся:
– Давайте-ка лучше расскажу вам о Леонардо. Надо выполнять свое обещание.
– Буду вам весьма признателен. Я хочу узнать о нем, как можно больше!
– О, я могу говорить часами о Леонардо. Все, за что он ни брался, постигал играючи, – начал он свой рассказ…
– Вот, что значит гений! – не удержалась я.
– Да, гении не часто рождаются. Особенно такие, как Леонардо!
Глаза у Вазари засветились любовью. И он вдохновенно продолжал:
– В детстве он изучал математику и за несколько месяцев добился таких успехов, что ставил в тупик своего учителя. Музыкальная наука оказалась для него сущим пустяком – ведь его возвышенный и полный очарования дух был самой музыкой. Она извергалась божественным голосом и волшебными звуками лиры. Рисовал и лепил сызмальства. Как-то раз Пьеро да Винчи прихватил с собой несколько рисунков сына и показал их своему другу – знаменитому Андреа дель Верроккьо. Пораженный необыкновенным дарованием мальчика, тот сразу же взял его к себе учеником. Ученик удивлял учителя разнообразием своих талантов. То вылепит из глины головы смеющихся женщин, да такие совершенные, что и в мое время начинающие скульпторы, дабы овладеть ремеслом, делают с них гипсовые слепки. То принимается чертить архитектурные планы зданий и целых ансамблей. То вдруг ошарашивает гидротехническим проектом соединения каналом Пизы и Флоренции, в которой река Арно каждый год выходит из берегов. Верроккьо на равных вел с мальчиком мудреные разговоры. Плененный его божественным и дивным умом, полетом и необычайным величием духа, постепенно стал посвящать его в святая святых – тайны эзотерических учений, которые доступны не каждому уму и открываются лишь избранным. Сам Верроккьо с молодости занимался алхимией, он и поныне убежденный последователь герметизма. Ему покровительствовали виднейшие оккультисты того времени и, прежде всего, Рене Анжуйский и Козимо Старший Медичи, а теперь и Лоренцо Великолепный. Мы можем только гадать, как и когда Леонардо овладел оккультными науками. Члены тайных обществ глубоко конспирируют свои связи. Но, несомненно, Леонардо еще в юные годы стал посвященным. Смысл и значение его мировосприятия выходит далеко за пределы искусства. И хотя им проникнута вся его живопись, убедительнее и нагляднее оно выражено в мыслях и наблюдениях, которые всю жизнь он записывал и иллюстрировал. Считаю, что эти заметки принадлежат к самым драгоценным памятникам истории человеческого духа. Говорю вам это уже как человек 16 века. Большая часть его записных книжек, к сожалению, исчезла, но и те, что остались – 7 тысяч страниц! – настолько потрясают титанической мощью его духа, что любой, соприкоснувшийся с этой глыбой, начинает чувствовать себя жалким пигмеем. Я постоянно перечитываю их. Более всего поражают его загадочные рассуждения, иносказания, непостижимые для разумения. Судите сами, в «Трактате о живописи», Леонардо таким образом описал содержание одной из своих картин:
Стервятник окружен розами. В своем сердце он хранит тайну, скрытую за толстым защитным слоем краски и способную сломить пальму.
До сих пор продолжаю ломать голову над смыслом этого ребуса. Подобный сюжет не содержит ни одно из известных полотен Леонардо. Думаю, что оно бесследно исчезло…
– Нет, не исчезло! – возразила я.
– Неужели нашли?! – радостно вскрикнул Вазари.
– Картина преспокойненько висит сейчас в Лувре как работа неизвестного художника. И называется «Мадонна в розовом саду», – сказала я как можно хладнокровнее.
Вазари побледнел так, что тень его почти растворилась.
– Что вы говорите! Разве это его работа?!
Я не удержалась от ехидства:
– А вы спросите об этом самого Леонардо. Должно быть, для того, чтобы выведать у него тайны, вы и превратились в его тень!
Тут он побагровел – и тень снова материализовалась. Багровые пятна ужасно смешно выглядели на сером лице призрака.
– До недавнего времени многие исследователи сомневались так же, как и вы, – продолжала я более миролюбиво. – А вот несколько лет тому назад (я, конечно, говорю о нашем времени) один немецкий ученый сумел доказать, что она написана Леонардо.
– Но что общего между образом прекрасной Мадонны и стервятником? – вспылил Вазари и тут же прикусил язык.
По его глазам видела, что судорожно о чем-то думает.
– Ну, конечно же, конечно! – снова закричал он. – Как я раньше не догадался! Ведь это же аллегория!
Он несвязно забормотал что-то под нос. Я улавливала лишь отдельные слова: «Аллегория – эзотерическое общение… преимущество … одним единственным словом … выражает целые тома рассуждений... доступна многим… значение понятно только избранным…
– Что это вы бормочете? – не сдержалась я.
– Вспомнил цитату из Документов Братства монахов Сиона. Скажу вам по секрету – мне самому недавно доверил его один монах этого братства из уважения к моему непосильному, дерзкому желанию написать житие Божественного…
Проявившееся лицо Вазари отражало лихорадочную работу мысли – лоб наморщен, глаза отрешенные, погружены в какие-то запредельные глубины.
– Секрет в том, что Леонардо не только член этого братства, но в 1510, после смерти Боттичелли, его избрали… его изберут… великим магистром Ордена… – он надолго замолчал.
Терпеливо ждала продолжения.
– Я постиг смысл сказанного Леонардо! – сказал он торжественно.
Глаза его сияли лихорадочно. Тень дрожала от возбуждения.
– Слушайте! Мне не терпится поделиться с вами своими соображениями! В свое время я немало времени уделил изучению эзотерической символики. В христианской иконографии орел является трояким символом. Олицетворяет евангелиста Иоанна. Далее – вознесшегося на небо пророка Ильи. И, наконец, воскресшего Христа.
– Я читала нечто подобное у Бёклера. Вам, конечно, неизвестно это имя – он жил в ХVII веке, был историком, специалистом по геральдике. Помню его фразу: Царь птиц всегда считался знаком будущей победы. Очень подходит к нашему случаю – орел здесь является символом торжества учения Христа. Другой ученый из нашего времени – Ганс Бидерманн, составитель «Энциклопедии символов», утверждает, что в мифологии древних народов орел отождествлялся с птицей Феникс – символом вечного возрождения. А женщина-орел была покровительницей рожениц…
– Вот-вот, именно это я и хотел сказать, – обрадовался поддержке Вазари. – Значит, Орел в иносказании Леонардо – Богоматерь. Но не Дева Мария, а Мария Магдалина, которую почитают во Франции.
– Я знаю это! Мне уже говорили…
– Кто говорил? Сомневаюсь, что в вашем грядущем сие известно. Даже в мое время сие ведомо лишь посвященным!
– Сказала мне об этом… сама Мария Магдалина… – спохватившись, я испуганно замолчала.
– Что вы такое говорите! – возмутился Вазари. – Как она могла сказать вам?!
Делать нечего – пришлось признаться:
– Явилась во сне с ожившей картины Боттичелли «Аллегория Весны».
– Ну это другое дело! – успокоился Вазари. – Значит, вы уже постигли смысл аллегории Боттичелли?! Похвально! Но позвольте и мне внести свою лепту в эту тему. Вспомните Евангелия – в них Марии Магдалине отводится роль верной спутницы Иисуса, одной из тех немногих благочестивых жен, которые всюду сопровождали Господа во время Его земной жизни. Церковь Христа называет ее равноапостольной. Ей первой явился Иисус после воскресения. «Жена! Что ты плачешь? Кого ищешь?» – сказал Он ей. Это слово «жена» в старых наречиях имеет двоякое значение – женщина и супруга. Иисус (а посвященным это доподлинно известно) вложил в него второй смысл – супруга. И как на таковую – самую близкую, половинку свою… помните у Матфея: «Посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одной плотью, так что они уже не двое, но одна плоть…» То есть на сию – плоть от плоти своей – Иисус возложил поручение – пойти к ученикам и сообщить, что Он воскрес из мертвых.
Известно также, что Мария Магдалина проповедовала Евангелие в Риме. Там она подала на Пилата жалобу римскому императору Тиверию и поднесла ему красное яйцо – символ страданий и воскресения Иисуса.
– Теперь я понимаю, почему Леонардо в «Тайной вечере» отвел ей место одесную от себя! – возликовала я. – Равноапостольная заняла законное место среди Апостолов!
– Значит, вам ведома и эта тайна Леонардо?! – удивился Вазари. – Только она у него не просто равноапостольная – Равнопрестольная!
– Стало быть, и в ваше время, мессер, было известно, что по правую руку от Иисуса Леонардо изобразил не своего верного ученика Иоанна, а Марию Магдалину?
– Конечно же, известно! Но не всем, а только посвященным!
– А потом эта тайна была утрачена?
– Еще раз повторяю: посвященные всегда знали о ней, но открывали лишь достойным.
– А их так мало осталось в наше время! – запальчиво воскликнула я. – Особенно среди тех, кто претендует на роль толкователей искусства.
– Искусство искусству рознь, – мягко возразил Вазари. – Наверное, и среди тех, кого вы называете толкователями искусства, есть почтенные, образованные и весьма знающие люди. Однако для постижения сути сакрального искусства необходимо владение древними тайными знаниями, в том числе и истинным, а неискаженным церковниками учением Христа. Много ли найдется их в ваше время?
Я призадумалась.
– Были, были и такие. Среди художников, к примеру, Николай Рерих, Чюрленис… Дебюсси среди музыкантов… Кто еще?
– Вижу, вы затрудняетесь… Из чего следует, что их немного. В этом-то и причина непонимания сакрального…
– Вы правы, мессер! И простите, пожалуйста, мою опрометчивость. Однако продолжите свой рассказа о Марии Магдалине. Может вам, достопочтимый синьор, известно, где и когда она умерла? В книге нашего времени – изданной в конце 19 века Библейской энциклопедии упоминается, что будто бы она скончалась и погребена в Эфесе: Еще в половине седьмого века показывали гробницу Марии Магдалины в Эфесе, а при Льве Мудром в 886 году мощи ея из Эфеса перенесены в Царьград. В Эфес стекаются христиане-паломники со всего света. Побывала там и я. Видела восстановленное жилище Богородицы. Но почему-то его в наше время называют «Домом Девы Марии», а не Марии Магдалины. Там же, в Эфесе, погребен и любимейший ученик Иисуса Иоанн. Заботам которого, как известно, Спаситель перед смертью вверил свою матерь, сказав: «Се Матерь твоя». В Евангелии от Иоанна также об этом упоминается: И с этого времени ученик взял Ее к себе. Считают, что вместе с ней Иоанн отправился в Эфес и заботился о ней до самой ее смерти. Но кого же в сущности опекал евангелист – Деву Марию или Марию Магдалину? И чья могила находилась в Эфесе?
– Примеров подобной путаницы в изложении евангельских событий великое множество. Католическая церковь еще больше усугубила их многократными редакциями и переписями подлинных текстов Евангелий. Адепты Христова учения знают это и осуждают Церковь за сие кощунство. Но самое страшное ее злодеяние в том, что она уничтожила другие, существовавшие ранее Иисусовы жизнеописания и главнейшие из них – от Магдалины и Баррабаса…
– После второй мировой войны ХХ века в Кумранских пещерах обнаружены свитки старых евангельских рукописей. Среди них были и эти два, упомянутые вами. Ватикан устроил настоящую охоту за апокрифическими житиями Иисуса и упрятал их в своем тайном хранилище.
– Значит, подлинники обнаружены?! Какую чудесную новость вы мне сообщили! Мы же пользуемся копиями, сохранившимися у катаров. Катары считают себя наследниками Святого Грааля – чаши Святой Христовой крови и символа Его истинного учения, почитают Магдалину как Богоматерь.
– Да, я кое-что читала об этом.
– Выходит, истина дошла и до ваших времен?! Вот не ожидал!
– Но, как и в ваше время, считается ересью. Правда в наш просвещенный век инакомыслящих уже не сжигают на кострах.
– Однако вернемся к «Мадонне в розовом саду». Чтобы объяснить вложенный в нее смысл, поистине потребуются целые тома. А Леонардо путем аллегории выразил суть необъятного всего лишь в одной картине. Мне представляется, что в символ Орла он вложил сложное сплетение значений. Попробуем расплести их... Итак, Мадонна – это Богоматерь, но не Дева Мария, а Мария Магдалина – жена Спасителя, Его верная последовательница, связанная тесными узами с ближайшим Его учеником Иоанном, хранительница Священного Грааля. Окружающие Мадонну розы – еще один символ. Смысл его следует искать в корнях раннего христианства. В 46 году живущий в Александрии египетский мудрец, мистик и поборник гностицизма Ормус вместе с шестью единомышленниками принимает крещение от Марка – ученика Иисуса. Согласно нашим сведениям, туда, в Александрию, прибывает также Мария Магдалина с сестрой своей Мартой и несколькими верными приверженцами. В числе их и Иосиф Аримафейский – тайный ученик Иисуса. Тот самый, который выпросил у Пилата тело Распятого. Александрия, таким образом, является первым очагом истинного христианства. Отличительным знаком новообразованной школы становится розовый или красный крест. Члены ее, сведущие в науке о закономерности мира, взаимосвязи всех его явлений и вещей, создают свою Доктрину. Учение Иисуса о перерождении – ее важнейший постулат. Она включает и многие другие идеи старых мистических школ, воспринятые Христом, но очень скоро выпавшие из официального христианства.
– Должна вам сказать, мессер, в наше время воскресает вера в перерождение души. Многие сейчас исповедуют ее. Понятие deja vu даже введено в философию.
– Отрадно слышать это. Постепенно людям вернется не только память об их реинкарнациях, но и знания, опыт прошлых жизней.

Благие души, доблести подруги,
Заселят мир, он станет золотым

– процитировал он, расчувствовавшись, Петрарку.
– Людям не придется заново учить языки. И в следующей жизни я уже наверняка буду болтать по-итальянски, – засмеялась я.
– Но продолжим наши рассуждения об образе на картине Леонардо и о дальнейшей судьбе Марии Магдалины. Из Александрии она со своими спутниками, как я уже упомянул, отправляется на корабле в Рим. Именно в то время там зарождается первая христианская община – гонимая, вынужденная укрываться в римских катакомбах. Оттуда жена Иисуса отправляется в Марсель. На юге Франции, у подножия Пиренеев, где со своими последователями обосновалась Мария Магдалина, возникает еще одна цитадель Чаши Святого Грааля. Катары и называли себя ее адептами и на протяжении многих веков играли огромную роль в развитии европейской культуры, философии и просвещения. Отсюда учение распространилось во многие страны. И прежде всего в Британию. Король бриттов Артур, как вы, наверное, знаете из знаменитого сказания о нем Томаса Мэлори, считал себя хранителем Чаши Святого Грааля. Артур и его рыцари собирались за «Круглым столом» и как равные обсуждали не только государственные проблемы – а их было немало – в это время англосаксы уже совершали набеги на остров, стремясь завладеть им, – но и вели духовные беседы о тайнах бытия, Боге, идеалах нравственности и благородства…
– Между прочим, достопочтимый синьор, понятие «Круглый стол» присвоено нашим временем. Только, к сожалению, теперь за ним собираются не столь духовные персоны и отнюдь не столь высокие темы обсуждают, а политику, экономику, сферы влияния, которые никак не могут поделить наши всесильные иерархи и не дающую им покоя тему мирового господства – глобализацию.
– Любопытные сведения! Время меняет понятия, но проблемы остаются теми же. Значит, борьба за господство миром продолжается?!
– Продолжается и постоянно выливается в кровопролитные войны! Но войны наши ужасны и грозят гибелью уже не отдельным народам, а и всему существованию человечества. Если б вы только представляли, мессер, в каком чудовищном мире мы живем! Как жесток стал человек! Какое гибельное оружие массового истребления изобрел его дьявольский гений за последние 60 лет! Атомные, водородные бомбы, ракеты, убивающие мгновенно лазерные лучи…
– Постойте, постойте! – воскликнул Вазари. – Выходит, описанные в древнеиндийских эпосах смертоносные оружия не были фантазией! Давайте договоримся – обо всем этом вы мне расскажете в другой раз. Иначе мы не сумеем закончить разговор о Леонардо. Так на чем мы остановились? Ах, да, я намеревался рассказать о Розе и Кресте… В начале XII века в Иерусалиме создается орден тамплиеров – почти все его члены были катарами или сочувствующими им. Позднее из него выделилось Братство монахов Сиона, носившее имя Ормуса, а с 1188 года именовавшее себя также и Орденом Розы и Креста «Веритас». А так как Леонардо да Винчи был членом этого Братства, можно предположить, что розовый сад, в который он поместил Мадонну, и олицетворяет знак поборников «Истины». Остается проникнуть в смысл еще одного иносказания – Пальмы. В южных странах за неделю до Пасхи верующие украшают свои жилища ветками пальм…
– У нас, на севере их заменяет верба, но обязательно чтоб с распустившимися почками – такими пушистые, как зайчик, шариками с желтой пыльцой. Прикоснешься к ним щекой – и рожица становится желтой, – вставила я.
– Описываете по-женски, – улыбнулся Вазари. – А говорите, что впервые реинкарнировались женщиной!
– Может, и впервые, но до отвращения вжилась в образ!
– Вы напрасно огорчаетесь. Женщина – прекраснейшее творение Создателя. Украшение нашей жизни. И, наконец, продолжательница рода!
– Продолжательница рода – еще куда ни шло! Но в отличие от вас большинство мужчин воспринимают женщин лишь как средство наслаждения. Секса!
– Секса? – удивился Вазари. – Но секс – это пол!
– Это в вашем рыцарском веке пол, а у нас – акт, соитие. Деньги и секс – вот два идола нашего времени!
– Неужели так низко пал человек?!
– Он всегда был таким. Он и в прекрасном Кватроченто таков. Только мужчины умеют прикрывать свои помыслы прекрасными аксессуарами – турнирами в честь дам сердца, поклонениями, воздыханиями, серенадами, душещипательными аменто. Но суть-то от этого не меняется!
– Представляется мне, что вы много настрадались от мужчин, – сочувственно сказал Вазари.
– Да уж, крепко они мне насолили! – желчно заметила я. – Простите – опять непонятное вам словечко. Насолить – значит причинить неприятность, огорчать, сокрушать. Но я постоянно отвлекаю вас. Извините. Вы хотели объяснить мне символ пальмы.
– Вас надо изобразить с пальмовой ветвью в руках, как мучеников на католических фресках! – пошутил Вазари. – От «пальмы» происходит и слово «паломник» – богомолец, странствующий по святым местам. Иными словами, «Пальма» – символ Веры, Церкви. Теперь понимаете, на что намекал Леонардо? Пальму – официальное христианство – способна сломить страшная тайна, сокрытая под слоем красок в изображении Мадонны. Думаю, если снять его, появится некий знак, в котором суть разгадки аллегории…
– Вы абсолютно правы. Эта же мысль долгое время не давала покоя немецкому профессору, о котором я вам уже говорила. Он давно догадался, что «Мадонна в розовом саду» написана Леонардо. Одержимый этой идеей, решил отправиться в Лувр. Как вы думаете – что сделал он? Вытащил из кармана пузырек с серной кислотой и залил ею картину…
– Ай-яй-яй! – вскрикнул Вазари. – Какое кощунство – погубить шедевр!
– У него не было иного выхода. Хранители Лувра и слышать не хотели о его предложении подвергнуть холст спектрально-химическому анализу. Вот он взял и плеснул на него, чтобы узнать, что же там такое под слоем краски. Но не успел увидеть плоды содеянного – его тут же упекли в психушку, то бишь в лечебницу для душевнобольных. Верные люди принесли ему туда снимок обезображенной картины. Профессор взглянул на него – и радостно завопил: «Господи! Я же знал, предчувствовал это!» Под растворившимся защитным слоем на шее Мадонны проступило колье из восьми драгоценных камней: светло-желтый берилл, аквамарин, рубин, аметист, снова два, различных по цвету, берилла, агат, смарагд, или изумруд…
– Поразительно! – в свой черед закричал Вазари. – Ожерелье из камней-символов!
– Все значительно проще. Символ не в магических свойствах камней, а в их названиях, представляющих своего рода акростих. Восемь камней – восемь строф. Из их начальных букв гениальный безумец образовал слово:
Б-А-Р-А-Б-Б-А-С…
Вазари снова завопил: – Бараббас?! Так называемый разбойник из Евангелий!
– Ну да, – засмеялась я, – страшилище из сказок про Караббаса-Бараббаса! Когда я узнала об этом, поначалу решила – одна из за шуточек Леонардо. Он ведь, как известно, превеликий мастер на них. Успокоившись, урезонила себя: «Нет, только не в этом случае». Стала соображать. И тоже, как и вы, пришла к выводу, что речь идет о Варавве – так по-славянски произносится это имя.
– Какое может быть сомнение! Конечно же он!!! Насколько я знаю, славяне переводили Библию со старо-греческого. Звонкое «б» редуцировалось в более мягкий звук «в». Давайте вспомним, что говорится в Евангелиях о Бараббасе – Варавве. Разбойник…стал последователем Иисуса… Но в самых ранних евангельских текстах преступника этого звали Иисусом Бараббасом.
– Вы так уверенно говорите об этом. Из чего следует, что еще в ваше время, в 16 веке, было известно его настоящее имя. Позвольте снова сослаться на Библейскую энциклопедию. В ней это сведение подвергается сомнению: «В некоторых древних списках и переводах Библии, как например Армянском, означенный преступник называется также Иисусом-Вараввою, что принято и Тишендорфом; но едва ли для сего есть достаточное основание». Значит, за минувшие века церковники постарались окончательно стереть из памяти людей истину о Варавве!
– Еще как постарались! – гневно воскликнул Вазари. – Вот смотрите: на старо-еврейском «бар Аба» означает сын отца. А, следовательно, «Иисус Бараббас» можно толковать и как «сын Иисуса-отца». Теперь вопрос – почему его считали разбойником? Типичный пример неправильного толкования слова! Как в и в случае с текстом из Евангелия от Луки об исцелении Иисусом Марии Магдалины. Лука сказал: «исцелил от злых духов и болезней» и из нее «вышли семь бесов». Про неизлечимо больных (эпилепсией, помрачением ума) еще сейчас говорят – одержимые бесами. Лука употребил слово исцелил, а не освободил от злых духов. А это значит – Иисус излечил Магдалину от какой-то болезни (может, даже и падучей). Именно так следует понимать сказанное Лукой, а не ассоциировать злых духов с понятием греха. Возможен и еще один вариант толкования – исповедовавшая ранее иудаизм Магдалина по христианским понятиям была язычницей, «неверной», т.е. не обращенной в истинную веру, что с точки зрения церкви равносильно греховности. Однако подобные воззрения установились в более позднюю пору христианства. В первые же века его существования никому и в голову не приходило считать Равноапостольную грешницей. Как известно, Евангелия, признанные ныне каноническими, записываются спустя сто-сто пятьдесят лет после самих событий. Свидетельства же ранних евангельских текстов не принимаются во внимание, объявляются апокрифическими, ибо «противоречат» ортодоксальному вероучению и якобы извращают Божественную истину. А, следовательно, являются ересью. Для борьбы с нею церкви потребовались новые свидетельства чудодейств Мессии. Именно в эту первоначальную пору искоренения ереси Магдалину и превратили в блудницу, которую Иисус как истинный Небесный посланец обратил на путь праведности… – Вазари остановился, чтобы перевести дух. Я в восхищении глядела на него. Ободренный моим искренним интересом, он продолжил с еще большим воодушевлением.
– Подобная метаморфоза произошла и с Бараббасом-Вараввой. В старо-греческом тексте Евангелия от Иоанна его называют «лестай». У этого слова несколько значений – разбойник, бунтарь, подстрекатель. Латинский его аналог – «лестес». Во временами евангельских событий этим словом римляне называли зилотов – патриотов, борющихся за освобождение родины от римского владычества. И Марк, и Лука в своих Евангелиях говорят, что Бараббас подстрекал к бунту. А Лука добавляет, что за это он и был брошен в темницу. Но бунта как такового не было – вряд ли им можно считать небольшие волнения, начавшиеся в Иерусалиме после изгнания Иисусом и его учениками торговцев из храма…
– Вы уж меня простите, что я постоянно обращаюсь к Библейской энциклопедии. Для моих сограждан, ставших, к сожалению, по воле правителей безбожниками, она одна из немногих доступных религиозных источников. Так вот в ней говорится, что Варавва во время суда Пилата над Господом Иисусом содержался в темнице за возмущение и убийство. И вызвано это, как можно предположить, протестом против заключения Иисуса под стражу и несправедливого над ним суда. А ежели так, то сей «разбойник», или, как вы сказали, «бунтарь» в греческих текстах или «зилот» в римских, был очень близким Иисусу человеком. Ведь никто из его учеников не проявлял публичного возмущения, а уж тем более не совершал убийства!
– Совершенно справедливое замечание, – обрадовался Вазари. – О самом «убийстве» напрямую говорит только Лука: был посажен в темницу за произведенное в городе возмущение и убийство. Матфей же упомянул о Бараббасе всего лишь как об известном узнике. Марк отметил: тогда был в узах некто, по имени Бараббас, со своими сообщниками, которые во время мятежа сделали убийство. Обратите внимание – Марк при этом не называет конкретного убийцу. Но если им все же был Бараббас, то, вероятно, сделал он это невольно, отбиваясь от схвативших его стражников. Еще одно, казалось бы, озадачивающее обстоятельство: Пилат, воспользовавшись римским обычаем помилования на Иудейскую Пасху какого-нибудь одного преступника, предлагает народу отпустить Иисуса. Тогда, как говорится в Евангелии от Иоанна, закричали все, говоря: не Его, но Бараббаса. Далее добавлено (но кем? самим ли Иоанном или теми, кто в конце 1-го века пересказывал его сказание?): Бараббас был разбойник (понимай – зилот, бунтарь). Это единственное упоминание о Бараббасе в первом – по времени записи – Евангелии. Почему столь скупо сказал о нем Иоанн? Не потому ли, что более подробное описание, представлявшее некую крамолу, позднее было изъято из текста церковниками?
– Но с какой целью они стремились сокрыть истину о Варавве? – спросила я Вазари. – Если же он на самом деле был разбойником, убийцей, разве не абсурдно, что народ требовал освободить именно этого злодея? Ведь были и другие узники, совершившие менее тяжкие преступления!
– О, достопочтимая…– Вазари смутился и поправился: …достопочтимый синьор, подобных несуразностей немало в изложении евангельских событий. В каноническом тексте Евангелия от Марка (из которого, как известно, устранено множество пассажей и даже глав) дается такое объяснение: народ сделал это по наущению иудейских первосвященников, завидовавших Иисусу. Допустим, что они действительно сбили народ с панталыка, и введенная в заблуждение толпа требовала расправы с Христом. Однако далее в тексте Евангелия приводятся слова Пилата: Что же хотите, чтобы я сделал с Тем, кого вы называете Царем Иудейским? Они опять закричали: распни Его.
– Один из наших исследователей Нового Завета, – снова встряла я, – сказал: «Тайное» Евангелие от Марка сокращалось, причем до такой степени, что в определенные моменты зияют пустоты».
– Совершенно правильно сказал! – горячился Вазари. – Подобный смысловой провал ощущается и в последнем пассаже. Если народ признавал Иисуса Царем Иудейским, мог ли он требовать, чтобы Божьего помазанника подвергли самой жестокой и самой позорной смерти, на которую с древнейших времен осуждались лишь одни изменники и великие злодеи? Почти не сомневаюсь, сие требование было выражением воли правителей, а не простолюдинов! Ибо написано, говорит Апостол Павел, проклят всяк, висящий на дереве. Богословы пытаются объяснить этот странный для разумения факт тем, что приход Мессии и его мученическая смерть были предсказаны давними пророчествами. Поэтому, дескать, первосвященникам легко удалось убедить людей, воспринимавших Иисуса как долгожданного Мессию, что участь его предрешена и неизбежна. И ничего тут не поделаешь – такова воля Всемогущего. Богобоязненный народ смиряется перед предреченным свыше и предает Мессию его судьбе. Подобный довод представляется логическим, но только до определенного момента. Дальнейшее изложение событий в канонических текстах непонятно и абсурдно. И что особенно странно, ни одно из 4-х Евангелий не разъясняет их. Слава Богу, я читал и другие, ходящие в списках, повествования о житии Иисуса. Потому с уверенностью говорю вам: решение народа отпустить вместо Иисуса бунтаря Бараббаса имело смысл только в одном случае – люди знали, что он Его сын и видели в нем Его наследника. Причем, не только Его дела, но прежде всего Его рода: если суждено умереть царю, нельзя допустить, чтобы пресеклась его династия!
– Великолепная мысль! Поздравляю вас, мэтр Вазари! Ваше толкование ставит весь ход событий на свои места. Поступок Бараббаса–Вараввы – выступить в защиту невинно осужденного Отца представлялся само собой разумеющимся. Значит, католическая церковь сознательно изъяла из Нового Завета истину, потому что она противоречила Доктрине христианства – о божественном происхождении Иисуса, о непорочном зачатии и о домысленном церковниками Его житии!
– Изъять-то изъяла, да неумно и неумело. Ведь осталось главное – все евангелисты называет Его Сыном Человеческим! Каковым Он и являлся на самом деле. Божественный Дух сошел на Спасителя при крещении. И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды, говорится в Евангелии от Матфея, – и се, отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него.
– Бескрайно признательна вам, достолепный мессер, – я изо всех сил старалась войти в лексику его эпохи. – И за ваш столь поучительный рассказ, и за время, которое вы уделили моей скромной особе. Не смею вас больше задерживать. Но тщусь надеждой, что в следующую нашу встречу вы продолжите свое повествование о Леонардо. В благодарность за ваше внимание ко мне и толерантное снисхождение, позвольте обрадовать вас потрясшим моих современником сообщением. Несколько пергаментов из Евангелия Бараббаса, обнаруженного, как я упоминала, в Кумранских пещерах, попали в руки наших исследователей. Их подвергли термолюминисцентному анализу, подтвердившему, что текст этот создавался во времена описываемых в нем событий. Я приведу вам лишь маленький отрывок из него:
Тот, кто пишет эти строки, носит имя Бараббас. Знайте, что Бараббас – сын Иисуса из Назарета. Мать его звали Марией Магдалиной. Иисус, мой отец, был пророком. Но он мог превращать воду в вино и заставлять ходить парализованных, подобно египетским чародеям. Поэтому некоторые люди говорили, что он Бог. Но это делали противу Его воли...
Большая часть текста уничтожена или запрятана в уже упомянутом мною специальном секретном хранилище Ватикана. Одна из самых жгучих тайн Ватиканского двора не должна вырваться наружу, ибо способна сломить Пальму! А если бы вырвалась? Невозможно даже представить, какими последствиями обернулась! Ваши откровения прояснили пророческий смысл послания Леонардо: раскрытие тайны приведет к крушению веры, освященного ею двухтысячелетнего бытия миллиардов людей, Церкви, ее верховной власти в лице Ватикана и Папы! Я только теперь начинаю понимать, как мудро поступали хранители Тайной доктрины, посвящая в нее лишь избранных. И склоняю голову перед прозорливостью, величием души Леонардо, не пожелавшего лишить людей того, что до недавнего времени было главной опорой в их жизни – христианской веры. Должно пройти еще много времени, прежде чем Истина должным образом сможет быть воспринята человечеством.
Тень Вазари галантно поклонилась мне и исчезла.

 
-----


Прощу  о любезности: при любом копировании текста и снимков указывать на источник: http://www.pushkin-book.ru

 
1 | 2 | 3 | 4 | -5- | 6 | 7 | 8 | 9 | 10
© 2005-2019  Все страницы сайта, на которых вы видите это примечание, являются объектом авторского права. Мое авторство зарегистрировано в Агентстве по авторским правам и подтверждено соответствующим свидетельством. Любезные читатели, должна вас предупредить: использование любого текста возможно лишь после согласования со мной и с обязательной ссылкой на источник. Нарушение этих условий карается по Закону об охране авторских прав.