Пушкин в творчестве Светланы Мрочковской-Балашовой
1 | -2-


Рекомендовано
Пушкиным

Книга С.Пеллико "Об обязанностях человека"

Георгий Ровенский

Предисловие С.Пеллико:

Эта книга предназначена для одного лица. Но я решился ее обнародовать в надежде, что может быть полезна и для юношества вообще. Это не ученый трактат, не научное исследование обязанностей человека. Долг человека, быть честным и богобоязненным, не нуждаться в глубокомысленных доказательствах .Кто не находит этих доказательств в своей собственной совести, тот не найдет их ни в какой книге. Я хотел только напомнить, какие обязанности встречаются человеку на его жизненном пути и высказать просьбу, чтобы эти обязанности были приняты во внимание и исполнялись бы с благородным постоянством. Я старался избегнуть всего высокопарного в словах и в мыслях; мне казалось, что обсуждение настоящего предмета требует наибольшей простоты. Тебе, юношество моего отечества, передаю я эту маленькую книгу с сердечными пожеланиями, чтобы она послужила тебе побуждением стремится к добродетели и по возможности содействовала бы твоему счастью.

ГЛАВА 1. Значение долга

Мысль о долге для человека неизбежна; он не может избавиться от ее влияния. Долг неразрывно связан с нашим существованием. Наше сознание говорит нам это, как только мы начинаем мыслить, и оно говорит нам это тем определение и тем положительнее, чем больше мы мыслим и чем больше развиваются наша мыслительная способность. То же говорит нам и окружающий нас мир. Он управляется вечными гармоническими законами, и все в нем имеет общею цель - возвестить и исполнить волю Существа, Которое есть начало и конец всего сущего.

Человек также имеет свое предназначение. Он должен быть тем, чем ему надлежит быть, или не будет уважаем другими, не будет уважаем другими, не будет уважать сам себя и не будет счастлив. Стремление к счастью прирожденно человеку, и он должен убедиться, что оно для него достижимо только тогда, когда то, что составляет для него благо, находиться в согласии с планом мироздания и с божественным определением. Под влиянием страстей мы впадаем в искушение - считать своим благом все то, что противоречит благу других и общему порядку, но убедить себя в этом мы не можем: совесть твердит нам, что - это не благо, и как только исчезнет страсть, то все, что находилось в противоречии с благом других и с общим порядком, начнет нам внушать одно отвращение. Исполнение долга так необходимо для нашего собственного благополучия, что даже страдания и смерть, по-видимому, величайшее для нас зло, превращаются в радость в сознании благородного человека, который страдает и умирает, служа ближнему или исполняя Божественную волю Всемогущего.

Долг человека, также и его счастье заключаются в том, чтобы он был тем, чем он должен быть. Религия выражает эту истину полными глубокого смысла словами: человек создан по образу и подобию Божию. Его долг и счастье быть добрым потому что этим образом и ничем другим не хотеть быть; он должен быть добрым потому, что Бог добр и предназначил человеку возвыситься до всех Своих добродетелей и составить с Ним одно целое.

ГЛАВА VIII. Любовь к отечеству

Все стремления людей, связывающие между собою и делающие их добродетельными, благородны. Циник, у которого против всякого высокого чувства есть свои кажущиеся доводы, обыкновенно выставляет против любви к отечеству свою любовь к человеку. «Мое отечество, - говорит он, - весь мир. Тот уголок, в котором я родился, не имеет никакого права на мою предпочтительную любовь, так как этот уголок не может сравняться с другими странами, где живется так же хорошо или даже еще лучше. Любовь к отечеству - не что иное, как страшный эгоизм, общий известному кругу людей, которым хочется найти основание ненавидеть все остальное человечество».

Друг мой, не дай овладеть собою этой недостойной философии; ее намерения - унизить человека, отрицая его добродетели и называя все возвышенное мечтою, глупостью, сумасбродством. Говорить красно против всякого доброго стремления, против всякого побуждения на пользу общественного блага нетрудно, но такое красноречие достойно полного презрения.

Цинизм повергает человека в прах, истинная мудрость извлекает его оттуда; она всегда бывает в унисон с верою и освящает любовь к отечеству.

Мы могли бы сказать, что весь мир - наше отечество; все народы ведь - члены одной большой семьи, которая, хотя в силу своей обширности и не может иметь одного общего правителя, но зато имеет одного верховного владыку - Бога.

Рассматривая все сродные нам разумные создания, как членов одной большой семьи, мы относимся благосклоннее ко всему человечеству вообще. Так или иначе, но деление человечества на народы существует. Каждый народ есть собрание людей, связанных между собою общею религиею, общими законами, нравами, языком, происхождением, общею славою, страданиями и надеждами. Называть эгоизмом это чувство связи и общности интересов между всеми членами одного народа - одно и то же, что в припадке злобы поносить родительскую любовь, видя в ней заговор между отцом и сыном. Поймем же, что всякую истину можно рассматривать с разных сторон, и что ни одно добродетельное чувство не должно остаться без развития, хотя исключительное развитие одного из них неминуемо может стать вредным. Любовь ко всему человечеству, бесспорно прекрасное чувство, но оно не должно вытеснять любовь к своей родине; любовь к отечеству несомненно прекрасна, но она отнюдь не должна уничтожать любви ко всему человечеству.

Горе тому, чье сердце не влечет его к его брату, к взаимному уважению людей и к подаянию помощи человеку. Два европейских путешественника встречаются в другой части света. Один, положим, из Турина, другой из Лондона. Оба они европейцы, и этого названия достаточно, чтобы между ними образовалась дружеская связь, я бы даже сказал: род патриотического единодушия, а, следовательно, и похвального рвения помочь друг другу.

Вот, например, люди, которые не понимают друг друга, т.к. говоря на различных языках; трудно поверить, чтобы их могла связывать любовь к родине, между тем это так; это - швейцарцы: один из итальянского, другой из французского, третий из немецкого кантона. Общий политический союз, охраняющий их, заменяет им недостаток общего языка, сближает их и заставляет их любить друг друга и великодушными жертвами содействовать благу отечества, хотя последнее и не состоит из одного народа. Иное видим мы в Италии и Германии: в каждом из этих государств нация образовалась из различных народностей под сенью разных законов; но все они говорят или, по крайней мере, пишут на одном языке, чтят общих предков и гордятся общей литературой; у них есть сходные склонности и общее всем стремление к взаимной помощи, дружбе и уважению; между ними существует сочувственная, дружественная связь.

Любовь к отечеству, относится ли она к большой, или маленькой стране, всегда одинаково высока. Нет такой маленькой страны, которая не имела бы собственной славы, князей, которые более или менее усилили ее власть, памятных исторических событий, благоустроенных городов, какой-нибудь выдающейся достойной уважения черты характера ее народности или людей, прославившихся в политике, науке или искусстве. Не достаточно ли этого, чтобы каждый чувствовал особое предпочтение к своей родимой области, к своему городу или к своему селу. Но любовь к отечеству никогда не должна привести нас к суетной гордости. Раз мы - дети какой-нибудь определенной местности и думаем, любя нашу родину, что мы должны с презрением относиться к другим городам, провинциям и народам, то такая узкая, завистливая, грубая любовь к отечеству не только не добродетель, но даже крупный, дикий недостаток.



 
1 | -2-
© 2005-2019 Все страницы сайта, на которых вы видите это примечание, являются объектом авторского права. Мое авторство зарегистрировано в Агентстве по авторским правам и подтверждено соответствующим свидетельством. Любезные читатели, должна вас предупредить: использование любого текста возможно лишь после согласования со мной и с обязательной ссылкой на источник. Нарушение этих условий карается по Закону об охране авторских прав.

 
Рейтинг@Mail.ru