Пушкин в творчестве Светланы Мрочковской-Балашовой
1


Вокруг Пушкина

 

ПУШКИНОВЕДЕНИЕ поистине необъятно, как необъятна и исследуемая им  личность нашего Небожителя Пушкина. Поэтому любой новый штрих  к его опознанию становится значительным. Даже если он представляет версию, рождённую интуицией исследователя, логикой его мышления и "откопанными" им малоизвестными, казалось бы на первый взгляд несущественными сведениями, но тем не менее имевшими место в жизни субъекта исследования. И эта мелочь превращается в очевидный факт его биографии.

Хотелось бы заострить внимание читателей
на  замечании, весьма лестном для Нели Пасичник – автора нижепубликуемого  исследования о черновике письма (вернее, прошения), написанного рукою Пушкине для некоего неизвестного лица.
В примечании к его первой публикации (Рукою Пушкина. Несобранные и неопубликованные тексты. — 1935) отмечено, что  "публикаторами  было пересмотрено множество биографий лиц из окружения русского посольства в Вене в конце XVIII и в начале XIX века, но ни одна из них не подошла к изложенной Пушкиным.
Очевидно, только простая случайность поможет нам открыть имя одного из новых, как нам представляется, знакомых Пушкина и тем даст возможность установить, для кого составлял Пушкин публикуемое письмо".

С тех пор минуло 83 года, и оптимистический прогноз наконец сбылся. Вот теперь и судите – простая ли это случайность или закономерные результаты сочетания в человеке  глубоких знаний, способности включать их в живой творческий процесс, логики мышления и дарованной свыше интуиция?!
 
Светлана Мрочковская-Балашова
 
Пушкин и герцог Серракаприола: 
                        исчезнувшая переписка
 
Неонилла Пасичник

Попытка атрибуции корреспондентов автографа А.С. Пушкина.

В книге воспоминаний князя Алексея Щербатова и Ларисы Криворучкиной-Щербатовой "Право на Прошлое" (издание Сретенского монастыря, Москва, 2005 г) описан удивительный случай, позволяющий не только дополнить сведения о переписке А.С. Пушкина, но и совершить попытку установления личностей корреспондентов черновика письма, составленного поэтом в 1820-ые годы.

Прежде чем мы рассмотрим автограф А.С.Пушкина, следует напомнить обстоятельства, при которых возник этот вопрос. Князь Алексей Павлович Щербатов (1910—2003) стал эмигрантом   в день своего десятилетия, 14 ноября 1920 года, когда он из Ялты покинул Россию  на  теплоходе "Константин". Вместе с его семьей уезжала и  его тетушка Мария Владимировна Барятинская, а в её каюте отправлялась  в странствие и Курская-Коренная икона "Знамение Пресвятой Богородицы", хранившая под Своим Покровом и маленького князя.

Семья Щербатовых долго скиталась, покуда не нашлось временное пристанище в Болгарии. Шестой класс князь Алексей заканчивал в городке Шумен на северо-востоке от Софии, оставшись абсолютно один, поскольку родители готовились к переезду в Бельгию. Ему было 15 лет. В поезде, по дороге в Шумен, Алексей простудился и получил тяжелое воспаление легких, которое в то время лечили только банками, пенициллина  тогда ещё не было. В полубреду он услышал разговор между русским доктором и болгарским консультантом о том, что до утра "этот мальчик не доживет". А во сне увидел пакет документов и необычную униформу новой школы... На следующий день кризис болезни миновал.

Вот тогда тётя Мария Владимировна Барятинская (1851–1937)  прислала ему из Рима приглашение продолжить образование в Италии. В Риме у тёти был чудный особняк с садом на Виа Палестро 71, доставшийся ей в наследство от матери Елизаветы Александровны Барятинской (1826 – 1904).  Дворец называли palazzo Tchernyshev –  её девичьей фамилией, несмотря на то,  что куплен был в 1887 году пожилой уже Елизаветой Александровной.

РÑ?РÐ?СÐ?РÑ?РÑ?РÐ?СÐ? 1 47_12 (323x440, 176Kb)

Княгиня Мария Владимировна Барятинская

Видимо значимы были в Италии заслуги её отца - фельдмаршала Александра Ивановича Чернышёва (30 декабря 1785 / 9 января 1786, СПб — 8 /20 июня 1857, Италия), деятеля русской разведки и армии (генерал-адъютант, генерал от кавалерии), накануне Отечественной войны 1812 года бывшего военно-дипломатическим агентом русского правительства при дворе Наполеона I, а в период всего правления Николая I исполнявшего обязанности военного министра.

Alexandr Chernyshov by T.Lawrence (1818, Royal coll.).jpg

Граф Александр Иванович Чернышев.
Портрет работы Т. Лоуренса
из галереи Ватерлоо в Виндзоре (1818)

И на этот вопрос нам предстоит дать ответ при рассмотрении автографа поэта, до сих пор числящегося в пушкиноведени  как письмо к неизвестному по просьбе неизвестного.
Мы знаем, что А.С. Пушкин в 1833 году обращался к графу А.И. Чернышеву за материалами для задуманной им истории А. В. Суворова, которая стала началом работы над «Историей Пугачева», о чем свидетельствует их переписка.

Княжна Елизавета Александровна Чернышёва

Отметим попутно, что родная сестра княгини Елизаветы Александровны Барятинской, княжна Александра Александровна Чернышева (1829 –1892) была замужем за генерал-майором князем Дмитрием Алексеевичем Лобановым-Ростовским (1825 – 1908).
Именно княжне Елизавете Чернышевой, как своей талантливой ученице, Шопен посвятил последнюю прелюдию, изданную посмертно под N-25.
 

Княгиня Елизавета Александровна Барятинская (урожд. кнж. Чернышева)

По завещанию римский дом дочери фельдмаршала А.И. Чернышева переходил двум дочерям Елизаветы Александровны: Марии Владимировне Барятинской и Бетси – Елизавете Владимировне гр. Шуваловой (1855 – 1938) – тётушкам князя Алексея. В документе было примечание: на случай если наследницы не станут там жить, устроить в особняке Православную Церковь,  что и было сделано (все документы хранятся в архиве князя Алексея Щербатова, считавшего, что судиться с Церковью неэтично).

Дом княжны Елизаветы Александровны Чернышевой (княгини Барятинской) в Риме

Несколько слов об обустроенной в дворце Чернышёвых Церкви. Известно, что в 1828 году Карл Брюллов написал несколько образов, а также знаменитые "Царские врата" для домовой церкви русского посольства в Риме, которая тогда находилось в палаццо Одескальки на пьяцца Сантиссими Апостоли. После преобразования дворца Чернышевых  в русскую православную церковь туда были перевезены и  все творения Брюллова. 

"Царские врата" представляют собой двустворчатые двери из резного позолоченного дерева. Они разделяют пополам иконостас, отделяющий алтарную часть церкви. Медальоны, диаметром 35см., расположены симметрично по три в каждой створке дверей. На верхних двух медальонах изображена сцена благовещения; слева – архангел Гавриил, справа – Богоматерь; на остальных четырех медальонах написаны образы евангелистов: слева – Марк, Иоанн; справа – Матфей, Лука.1
 

Царские врата. Работа Карла Брюллова

Но это будет потом, а тем временем князь Алексей выжил и в начале 1926 года приехал в Италию, где и получил приснившуюся ему голубую школьную форму. Тётушка его Мария Владимировна Барятинская, в первом браке Извольская, во второй раз вышла замуж за своего двоюродного брата Барятинского Ивана Викторовича (18571915), крестного отца князя Алексея. Такие родственные браки православная церковь запрещала, однако, приложив определенные усилия и задействовав семейные связи, Барятинские получили от Синода разрешение на церковный брак. При этом они дали слово, что потомства у них не будет.
Итак, в 16 лет князь Алексей самостоятельно отправился в Рим, где в доме тёти провел два года и окончил 8 класс школы.

В первое римское лето он  вместе с тётей поехал на автомобиле в Сорренто, недалеко от Неаполя. Там, на берегу моря, Мария Владимировна много лет назад купила виллу. Однажды, катаясь на каяке, Алексей встретил большую лодку, в которой сидел крупный господин в русской косоворотке. Заинтересованный юный князь подгреб ближе и спросил:
– Вы русский ?
– Да, русский. Я – Горький. А вы кто такой?
– Князь Щербатов, – Алексей Павлович с детских лет так представлялся.
– Ах, ах... белый.
– Ничего не белый. Я – русский.

На этом разговор закончился, пролетарский писатель не счёл его интересным. Вскоре выяснилось, что Горький жил у дальних родственников Алексея Павловича Щербатова по линии отца – итальянцев Серра-де-Каприола.2 Две старые девы, герцогини Луиза и Анита – последние из этого рода.  Близ Сорренто у них был большой участок земли с прекрасными пляжами и маленькими виллами, которые они сдавали. В один из  приездов Алексея они сообщили ему, что у них живёт и работает русский писатель, тихий, спокойный, политикой не занимается. Это был Горький, снимавший одну из вилл. От них Алексей Павлович услышал потом интересную историю. Когда Сталин пригласил Горького в Россию, тот оставил сёстрам Серракаприола на хранение два чемодана с бумагами. Горький так и не вернулся за ними. А в 30-ых годах к ним из Рима приехал первый секретарь советского посольства Лев Гельфанд и потребовал бумаги Горького. Серракаприола отказывались отдать. Но дипломат предъявил им официальную бумагу "Правительство Италии просит выдать вещи". Итальянцы старались сохранить хорошие отношения с СССР: страна не так давно, в 1927 году признала советскую власть. Лев, племянник Парвуса Гельфанда – друга Ленина, сделавший карьеру в ЧК, конечно же, знал, какого характера документы он забирал. Вероятно и тётушки, как Алексей Павлович их величал, тоже что-то знали.

Дело в том, что Горький не случайно приезжал к герцогиням в Сорренто.
 

Герцог Антонио Мареска Серракаприола,
Министр Неаполитанского королевства


Старый герцог, прадед Луизы и Аниты, Антонио Мареска Донносро герцог Серра-де-Каприола (1750 – 1822)  долгое время находился в Петербурге, занимая с  1782 года должность неаполитанского министра при русском дворе. Был женат на княжне Анне Александровне Вяземской (1770 – 1840).
 

Княжна Анна Александровна Вяземская, герцогиня Серракаприола

Дюшесса (как звали её в обществе) занималась живописью и рисовала акварелью. С 1798 года – кавалерственная дама Ордена Св. Иоанна Иерусалимского большого креста. Её дом на ул.Фонтанка, 22 был одним из самых блестящих салонов в столице.
 

Княжна Елена Никитична Трубецкая, княгиня Вяземская

Её мать - княжна Елена Никитична Трубецкая (27 декабря 1745 — 14 октября 1832), статс-дама, влиятельная фигура в петербургском высшем обществе конца XVIII и начала XIX веков, дочь елизаветинского генерал-прокурора Никиты Юрьевича Трубецкого ( 26 мая/ 5 июня) 1699 – 16/27 октября 1767). Его брат Иван Юрьевич Трубецкой ( 1667 –1750) – отец Ивана Ивановича Бецкого ( 03 /14 февраля 1704, Стокгольм — 31 августа /10 сентября 1795, Санкт-Петербург), предполагаемого отца императрицы Екатерины Великой (21 апреля/02 мая 1729, Штеттин, Пруссия — 06 /17 ноября 1796, Зимний дворец, Петербург).
 

Наш современник князь Александр Александрович Трубецкой у гравюры Ивана Ивановича Бецкого
у себя дома в Париже 3

Сам Антонио Серра-де-Каприола, представитель итальянской знати, был блестящим дипломатом, прекрасно говорившим по-русски, с мнением которого  было принято считаться, знал многих известных государственных деятелей, видных представителей литературы и искусства. Их сын Никола Мареска Донносро герцог ди Серракаприола (13 августа 1790, Санкт-Петербург – 17 ноября 1870, Портичи, Италия) родился и получил образование в Петербурге, был всего на 10 лет старше Александра Сергеевича Пушкина. Их связывала дружба, а, после смерти отца Николы и отъезда сына в Неаполь в 1824 году они вели оживленную переписку.
Именно этими письмами интересовался Максим Горький.

В переписке А.С. Пушкина известен черновик письма, составленного поэтом на имя неизвестного по просьбе неизвестного. Приводим текст этого черновика по изд. Рукою Пушкина. Несобранные и неопубликованные тексты. — 1935.

 

Черновик письма , составленного для неизвестного

< 1820 - е гг .>

I. С. ayant quitté le service en 1808 pour [& desirant] le perfectionnement de mes études, je quittoi ma patrie & [pendant] je parcouroi les differentes contrées de l’Europe — j’ose dire avoir été reçu avec distinction dans les coures de Saxe, de Prusse, de Weimar, de Paris, de Naples, de Florence, de Londres, de Paris [(*)] de нрзбр (dans le règne actuel): Je fus chargé (en 1805) de dépêches de la Part de P. Kourakine de vienne à paris & de paris à Francfort. J’avois aussi de lettres de recomandations de la part de plusieurs personnes distinctes (entres autres du Pr. P. Dolg.) pour Mr нрзбр [Mr Kl] Mr tatischef (&tc. &tc) braun нрзбр Gens, Moller [et] Aucillon, Mde de Staël &t &tc. à Pirmont S. Ch<?> la нрзбр de P. m’acceullit aves bienveillance. Je fus assez heureux pour l’intéresser et S. A. la Gr. D. Marie de Veimar appuya sa demande aupres de Notre Auguste souverain pour que je fus nommé gentil’homme de la Ch. — c’était en juillet 1806 — avant l’oukaze de 1808). Les evenements de 1812 13 et 14 le succederent — une maladie cruelle (& connue à S. M.) s’opposa à mon ardent désir de servir ma patrie dans les circonstances difficiles où elle se trouvoit, ce qui cependant ne m’empêchat de me retrouver parmi mes compatriôtes en 1812. [Je n’a] J’ai toujours et partout manifesté hautement ce desir. En 1807 je demandois [du] au Pr. M. Dolg. [tué] la faveur d’êtres attaché à la mission de Paris — En [1812]1 la même année je bliguois une place

* En 1812 je demandois par le conseil de Mr Tatichtchef l’honneur de porter ses ordres à l’armée en qualité de son aidecamp. à l’ambassade de Londres sans que je fus assez heureux pour voir mes desirs accomplis — [La] la nomination de V. Ex. — [à нрзбр] a de nouveau reveillé mes éspérances.

’est pas un caprice momentanné qui me porte aujourd’hui à lui demander de nouvau du service, mais que tel furents toujours mes désirs & mes voeux —

à S. M.

[Exclus du service par [P] feu l’E. Paul à l’age de 15 ans], ayant perdu [9] les premieres années de ma jeunesse — je voudrois consacrer en âge pas avancé à l’avancement de ma carrière & au bienêtre de ma patrie je laisse à l’Experiance de Votre Ex-ce a juger si je puis esperer le rang de C. d’Et. ou de colonel ou bien la plâce de votre aide-camp place que j’ambitionne d’autant plus que les devoir<s>, m’en sont famliers.

Перевод:

Г., для [и желая] совершенствования в занятиях, я покинул свою родину и [в то время] объезжал разные местности Европы. Смею сказать, что я был принят с отличием при дворах Саксонии, Пруссии, Веймара, Парижа, Неаполя, Флоренции, Лондона, Парижа [(*)] (при нынешнем царствовании). Мне были поручены (в 1805 г.) депеши от кн. Куракина из Вены в Париж и из Парижа во Франкфурт. У меня были также рекомендательные письма от ряда различных лиц (между прочим от кн. П. Долгорукова) к г. нрзбр [г. Кл.] г. Татищеву [и т. д. и т. д.] брауну нрзбр Жану Моллеру [и] Осильону, г-же Сталь и т. д. и т. д. в Пирмонт. Ее высочество нрзбрЭто было в июле 1806 г. — до указа 1808 г. Последовали события 1812, 13 и 14 годов. Жестокая болезнь (известная его величеству) воспрепятствовала моему горячему желанию служить родине при тех трудных обстоятельствах, в которых она находилась, что, впрочем не помешало мне оказаться среди моих соотечественников в 1812 г. [Я не и.] Я всегда и всюду громко заявлял об этом желании. В 1807 г. я просил у кн. М. Долгорукова [убитого] милости быть причисленным к парижской миссии. В [1812]1 том же году я ожидал места при посольстве в Лондоне, но не имел счастия видеть мои желания осуществившимися. Назначение вашего превосходительства снова пробудило во мне надежды.

Его превосходительство удостоит обратить внимание на то, что не минутный каприз побуждает меня теперь снова просить службу, но таковыми всегда были мои желания и намерения.

Его величеству

[Исключенный со службы [П] покойным императором Павлом в возрасте 15 лет], потеряв [9] первые годы моей молодости, я бы хотел еще не в старом возрасте посвятить себя продвижению по службе и благополучию моей родины. Предоставляю опытности вашего превосходительства судить, могу ли я надеяться на чин статского советника или полковника или на должность Вашего адъютанта, должность, к которой я тем более стремлюсь, что обязанности по ней мне привычны.

Примечания

Публикуется впервые, по автографу Пушкина, найденному в бумагах Л. Н. Майкова. Подлинник писан на трех листах плотной синей писчей бумаги неровного формата, с водяным знаком: «НОКФ 1820», и с жандармскими пометами: «5, 6, 7». На обороте двух листков находится полуграмотная запись неизвестною рукою сказки про царя Арола и птиц. Хранится в ИРЛИ (№ 464). Текст Пушкина писан почерком 20-х годов.

К сожалению, по имеющимся в тексте данным нам не удалось установить автора письма, от имени которого Пушкин его составлял. Не удалось также выяснить, на чье имя оно писано. Мы пересмотрели множество биографий лиц из окружения русского посольства в Вене в конце XVIII и в начале XIX века, но ни одна из них не подошла к изложенной Пушкиным.

Очевидно, только простая случайность поможет нам открыть имя одного из новых, как нам представляется, знакомых Пушкина и тем даст возможность установить, для кого составлял Пушкин публикуемое письмо.

Сноски

* В 1812 г. я, по совету г. Татищева, просил о чести передавать его приказы по армии в качестве его адъютанта.

На основании приведенных в письме данных можем предположить, что этот черновик Пушкин составил по просьбе 30-летнего Николы Серракаприола, в 1820 году прибывшего в Россию после некоторого отсутствия. Воспитание и образование Никола Серракаприола, внук княжны Е.Н. Трубецкой, получил в России, под руководством французских гувернеров и преподавателей из числа эмигрантов. В 1814–1815, в качестве секретаря сопровождал отца на Венском конгрессе, где тот представлял Неаполитанское королевство. По окончании переговоров доставил в Палермо копию Венского договора. Был награждён Константиновским орденом Святого Георгия и Мальтийским крестом. В 1815—1817 состоял при неаполитанском дворе; подписал акт о присоединении королевства Обеих Сицилий к Священному союзу. В 1820 был направлен регентом Франческо ди Бурбоном в состав посольства в Санкт-Петербурге. По дороге остановился в Вене, где выполнял конфиденциальное поручение при императорском дворе. Вступил в конфликт с неаполитанским посланником принцем Альваро Руффо, подавшим на Николу и его отца донос, в котором обвинял их в причастности к заговору карбонариев. Оба дипломата попали в немилость к королю Фердинанду I, изгнанному в 1821 народным восстанием, и восстановленному у власти австрийской карательной экспедицией. На основании биографических данных Николы Серракаприола возможно предположение, что неизвестным, по чьей просьбе Пушкин написал черновик, является именно он.

Поскольку Никола был внуком княжны Елены Никитичны Трубецкой - двоюродной сестры Ивана Ивановича Бецкого – предполагаемого отца Екатерины Великой, президента Академии Художеств - дальнейшая переписка с поэтом могла касаться и этого вопроса, близкого обоим корреспондентам. С Иваном Ивановичем Бецким был хорошо знаком отец Николы – Антонио Мареска герцог Серракаприола.

Князь Александр Иванович Чернышёв


Что касается адресата письма, то предположительно им мог быть граф А.И. Чернышёв. С юности он имел репутацию дамского угодника, что успешно использовал позже как разведчик при дворе Наполеона. В письме упоминается женское имя дамы императорского достоинства под литерой "П". Известно, что молва приписывала А.И. Чернышёву любовную победу над сестрой императора – Полиной Боргезе. Несмотря на доклады французской контрразведки о подозрениях русского агента в шпионаже, Наполеон доверял Чернышёву. В это время – 1806-1810 г.г. –  была совершена дерзкая операция обеспечения Наполеона фальшивыми печатными досками карт территорий Российской империи, что повлияло на будущее поражение войск интервентов в России
 
Чернышёв покинул Париж 14 февраля 1812 года. По дороге домой исполнил важное дипломатическое поручение в Стокгольме, а по возвращении оттуда состоял при императоре Александре I. На исходе Отечественной войны он отправлен к фельдмаршалу Кутузову и адмиралу Чичагову для объявления им плана общего движения русских войск к Березине. Вскоре по прибытии к Дунайской армии Чернышёв был послан Чичаговым из Бреста с лёгким конным отрядом в герцогство Варшавское для действий в тылу австрийского корпуса Шварценберга. С этого времени начинается партизанская деятельность Чернышёва, причём ему приходилось командовать не только мелкими, но и весьма значительными отрядами; особенно известны два эпизода – занятие им в 1813 году города Касселя,  обороняемого французами под командованием дивизионного генерала Алликса, и участие в бою при Хагельберге.

Факт о том, что Чернышёв находился при Александре I во время его кончины в Таганроге, весьма любопытен. Существует предположение, что Чернышёв был одним из немногих, посвященных в тайный уход императора Александра I из мира в странничество.  Генерал являлся "связующим звеном" в немногочисленной цепочке вельмож, посвященных в тайный подвиг отречения императора Александра I. Новый государь Николай I был одним из соучастником тайного подвига своего венценосного брата.

25 ноября 1825 года А.И. Чернышёв был командирован во 2-ю армию для следствия по делу декабристов и сумел привести армию к присяге Николаю I. В январе 1826 года включен в состав Следственной комиссии по делу декабристов, заслужив одобрение императора при допросе мятежников. В день коронации Николая I возведён в графское достоинство; в 1827 году назначен товарищем управляющего главным штабом Его Величества и вслед за тем, 26 августа того же года, поставлен во главе военного министерства; сохранял этот пост до 26 августа 1852 года. В 1848 году назначен председателем Государственного совета Российской империи. 4

Небольшая разница в возрасте графа Александра Ивановича Чернышёва (который был всего на 5 лет  был старше герцога Николы Серра-Каприола) также  располагала  к доверительно дружеским отношениям  между ними.  В конечном счёте они могли привести  к тому, что дипломат стал тайным агентом генерала А.И. Чернышёва. И как таковой мог  делиться  кое-какими сведениями со своим любознательным приятелем А.С. Пушкиным.  Вполне вероятно, что  не очень вещий в русском правописании герцог попросил поэта помочь ему в составлении официального прошения в высшую  инстанцию. Хотя, бесспорно, откровенность бывшего дипломата с  Пушкиным не была до такой степени доверительной, чтобы  сообщать  ему о своём  сотрудничестве с генералом Чернышёвым. Но тот факт, что в 1833 году поэт лично обратился именно к А.И.Чернышёву за помощью в предоставлении документов для создания исторического романа свидетельствует об их  определенной взаимной симпатии друг к другу. Возможно даже,  что поэт сделал это  по совету или рекомендации Николы Серракаприола, обязанного Пушкину  некой услугой.  А именно таковой можно считать написанное для него сохранившееся в черновике письмо 1820-ых годов,  адресованное  А.И. Чернышеву.

В пользу тайного сотрудничества генерала и герцога свидетельствует и тот факт, что скончался Александр Иванович Чернышёв в Италии, часто там бывая уже в преклонном возрасте. Вполне возможно, что всё это время Никола Серра-Каприола продолжал снабжать военного министра А.И. Чернышёва секретными документами. По этой причине письма Николы к Пушкину не должны были храниться в России. Их, вполне логично, мог изъять (или приобрести у вдовы) генерал А.И. Чернышёв после смерти поэта по причине возможной секретности их содержания. Поэтому  опасался хранить их в России и, вполне вероятно,  возвратил их герцогу Николе. Вот таким образом они и оказались  семейном архиве Серра-Каприола в Италии. Где их и получил Горький спустя 100 лет.

Сестры князя Алексея Павловича Щербатова – Ольга и Елена, поддерживавшие контакт с тетушками Серракаприола до самой их смерти в 40-х годах, были уверены, что эти письма и другие интересные бумаги, хранившиеся в  семейном архиве герцогов, были возвращены Горькому. Застигнутые врасплох родственницы вряд ли смогли вернуть документы деда Серракаприола, которые они отдали из симпатии к Горькому, начавшему разочаровываться в революции и советских порядках. Поэтому он и предпочел оставить бумаги у них вплоть до возвращения в Италию. Никто, конечно, не предполагал, что Горький не вернется, и что советский посол может так запросто нагрянуть к ним в дом и потребовать вещи писателя. Что же все-таки увез из Сорренто господин Гельфанд, позднее сменивший фамилию на Мур и уехавший в США?

Если в письмах Пушкина к Серракаприола содержались вопросы о происхождении Великой российской императрицы, становится вполне понятным почему первая публикация об этом появилась в США. В 1974 году в Нью-Йоркской газете "Новое русское слово" опубликована статья Жернаковой-Николаевой Александры Евграфовны. В сообщается, что в архиве Британского музея хранится письмо императрицы Екатерины к Бецкому, из которого следует, что Иван Иванович был отцом Государыни. Возможно, что эти данные были приведены в одном из писем Николы Серра Каприолы к Пушкину.

Р.S. Выражаю глубокую благодарность  пушкинисту Светлане Павловне Балашовой  за помощь в формулировании  этой гипотезы и убедительную поддержку её правомерности, а также за дополнительные сведения о жизни в России герцога Антонио Мареско Доннорсо и об его семье.

 

Примечания


*Большинство  снимков  в статье заимствованы из Интернета.

**
Использованные источники:

http://pushkin.niv.ru/pushkin/documents/vekselya/veksel-016.htm
http://militera.lib.ru/db/1812/app1.html
Братья Булгаковы, переписка: http://virtuozi.com/showthread.php?t=128256
1.

1. "Рубрика "Вехи истории". Царские врата. Карл Брюллов (Палаццо Чернышевых, Рим);
 
И.Бочаров и Ю.Глушкова «Карл Брюллов. Итальянские находки». М. Из-во «Знание»,1984

2. Антонио Мареска-д’Оннорсо,
герцог Серра-де-Каприола (итал. Antonino Maresca Donnorso, Duca di Serracapriola; 3 февраля 1750, Неаполь, Неаполитанское королевство — 15 ноября 1822,  Санкт-Петербург, Российская империя) — неаполитанский дипломат, полномочный неаполитанский министр при русском дворе.Серра-Каприола Антуан Мареско (1750 –1822), герцог, в 1801 – 1807 гг. посланник Королевства Обеих Сицилии в России, в 1808 – 1812 гг. жил в Петербурге на положении частного лица, с августа 1812 по 1822 г. вновь занимал пост посланника.
http://franciscodemirandayrusia.org/ru/journey/sankt-peterburg/


3.Фотография из личного архива князя А.А. Трубецкого.

4. Сведения:  Чернышёв Александр Иванович — Википедия


 

 


Отзывы и комментарии читателей



 







 

 
1
© 2005-2019 Все страницы сайта, на которых вы видите это примечание, являются объектом авторского права. Мое авторство зарегистрировано в Агентстве по авторским правам и подтверждено соответствующим свидетельством. Любезные читатели, должна вас предупредить: использование любого текста возможно лишь после согласования со мной и с обязательной ссылкой на источник. Нарушение этих условий карается по Закону об охране авторских прав.
 

Рейтинг@Mail.ru