Пушкин в творчестве Светланы Мрочковской-Балашовой
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7


ЖУРНАЛ СВЕТЛАНЫ МРОЧКОВСКОЙ-БАЛАШОВОЙ

 

Из зарисовок Катерины Фёдоровой о близких предках...

Они особенно близки ей – ведь она жила с ними, общалась, впитывала их духовные и душевные щедроты. Сегодня они уже все ушли из земной жизни. Но продолжают жить в самой Катерине, переполняют её сопереживаниями, рождают естественную потребность "облегчить" эту неуёмность известным средством – вынуть из памяти и изложить "на бумаге". Что равнодейственно взгляду со стороны. Так она и поступила. А изложенное вылилось в книгу – повествование интересное и другим. Поскольку описанная в ней частная жизнь являет яркий образ эпохи.
"Следует вскользь заметить, что конец девятнадцатого — первые десятилетия
двадцатого веков, эпоха слома культур и традиций, войн и миграций, навязал человечеству столь трагедийные и необычайные ситуации, что художественный роман, видимо, закономерно все больше и больше замещался документальным повествованием,— без ущерба для художественности, поскольку нес в себе всю полноту игры жизненных соков и красок, игры ума и сердца, необходимых для удовлетворения потребности в художественном. Граница искусства и жизни здесь становилась зыбкой, тающей, мнимой и нередко исчезала совсем. (Примеры таких «жизней-романов»: «На берегах Невы» Ирины Одоевцевой, «Курсив мой» Нины Берберовой, «От народной песни к додекафонии» Георга фон Альбрехта, «Побежденные» Ирины Головкиной (Римской-Корсаковой; в последнем случае следует оговориться, что «легкая припорошенность» художественным вымыслом лишь вынужденная «мера», продиктованная скорее обстоятельствами, чем внутренними потребностями 
повествования, собственно эту книгу в основном и воспринимают как мемуары)."
1

Два века русских вольнодумцев и дедушка один из них.

Александр Рихардович Гюнтер (1890 – 1984) из древнего средневекого рыцарского рода фон 
Гюнтеров. Дед его обучался в знаменитом Боннском университете, где набрался модного в ту пору вольтерьянства, и по окончании его, из опасений преследований за вольнодумство, решил уехать на юг Российской империи, заселяемый еще со времен Екатерины переселенцами из Германии. Немецкая бабушка, Шарлотта, подобно детям многих аристократических семейств, училась в Англии, в пансионе. Отец Александра – Рихард Фридрихович – заведовал Ботаническим садом при Харьковском университете. Мать, Елизавета Августовна, урожденная Шмидт, растила четырех сыновей. Все они закончили Харьковский университет.
После окончания Первой классической гимназии в Харькове Александр поступил на юридическом факультете того же университета, в котором в 1916 г. защитил магистерскую диссертацию и в 26 лет стал профессором на кафедре истории государства и права. Рос и его политический авторитет в партии меньшевиков, в которой он состоял. Он был сторонником серьезных преобразований в России, но полагал, что осуществлять их возможно не революционным путем, а эволюционным, в «аптечках и библиотечках», по выражению Чехова. Как юрист принимал участие во многих социально-правовых реформах. Стремительно росла и его адвокатская карьера. Шумную славу принесло ему участие в известных послереволюционных процессах начала 20-х годов, позже попавших и в учебники. Как, к примеру, известный диспут 1922 года, развернувшийся на заседании Совнаркома, на котором присутствовал и Ленин. Диспут велся между Луначарским и Гюнтером о первом вузе, созданном для кавказских народов. Луначарский настаивал на его закрытии, аргументируя разрухой в стране, из-за которой пришлось временно закрыть даже МГУ. Гюнтер как профессор этого вуза и знаток психологии горцев убеждал, что делать этого ни в коем случае нельзя  – кавказцы не простят большевикам закрытия кавказского университета – предмета их большой гордости.
2 
Гюнтер вышел победителем – кавказский вуз не закрыли, а через несколько месяцев и МГУ возобновил свою деятельность. Победа Гюнтера никак не повлияла на его отношения с первым нарком просвещения РСФСР. Луначарский даже лично просил его стать ректором этого вуза во Владикавказе (с 1931 до 1990 именовавшимся г.Орджоникидзе) – столице бывшей Горской республики, где до сих пор чтят память Гюнтера. 

С конца 1930-х, понимая, что репрессивная машина начинает набирать обороты, Гюнтер старается чаще менять места проживания, переезжая из города в город, откуда получал приглашения на место профессора. В 1930 году – пору ранних репрессий – их волна застала его в Баку, где начались массовые аресты профессура лишь за то, что они являлись потенциально неблагонадежной прослойкой общества. «Опыта» у репрессивного аппарата еще не было, отсидевшие по «делу профессоров» через год с небольшим освобождались.
Гюнтер решил "затеряться" в Москве. Старая интеллигенция "левого" толка ещё не была истреблена. В частности, оставались в чести четыре брата Межлауки, сыновья харьковского учителя-латыша из дворян и матери-немки – политические деятели высокого ранга, ровесники и приятели Александра Рихардовича по харьковскому университету, позже расстрелянные. В Москве А.Р. Гюнтер сумел вновь занять видный общественный пост. 
Но в «страшные годы ежовщины» он все же был арестован – по «Делу Людвига».
3 Так тогда именовались дела всех «московских немцев». Некоторые из которых не являясь этническими, как, к примеру, диакон одной московской церкви, имевший немецкую фамилию по предку времен Петра Первого, но абсолютно обрусевший кровью и духом.

Дедушка одновременно проходил и по «Делу меньшевиков» – в сущности по делу дореволюционных адвокатов, которые – как сословие – практически все были истреблены советской властью. В тюрьме его подвергали издевательствам, истязаниям, унижениям. Всех «фигурантов» ожидал расстрел. Но  в 1939 г. внезапно наступила полугодовая «оттепель», когда Берия сменил Ежова, на которого новый изувер и свалил всю вину за «перегибы». Участников обоих «Дел» выпустили. Но ненадолго. И, разумеется, А.Р. Гюнтер и другие фигуранты были сосланы или отправлены в лагеря.

Бабушка Ирина Владимировна, до той поры носившая фамилию Покровская (на самом деле она была дочерью Анны Сергеевны Вырубовой и барона Тизенгаузена, но была удочерена архитектором Покровским – мужем Вырубовой 4 и безумно любила приемного отца), именно в тогда и взяла фамилию мужа Гюнтер. Чтобы последовать за ним в ссылку. В то время как жены репрессированных поступали как раз наоборот – отказывались от мужних фамилий, меняя их на другие. Ирина Гюнтер взяла с собой и девятилетнюю дочь.

А сослали мужа в колхоз в Ак-Дарьинском районе Самаркандской области, составленный из ссыльных немцев и уголовников. Где инородец профессор скорее всего должен был погибнуть от руки какого-нибудь урки. Условия там были ужасные. Школы не было вообще (Гаяна потом говорила с иронией: «У меня высшее образование без низшего»). Чтобы как-то помочь прокормить семью, девочка трудилась в поле, перевозила на осле сено, исполняла и другие подручные работы...
Но Гюнтер не погиб. Внешне аристократически беспомощный, он обладал железной волей. Сами уголовники выбрали его хлеборезом. И однажды уголовный «авторитет» потребовал от него большей для себя доли хлеба. Угрожал зарезать. Гюнтер бесстрашно и спокойно ответил ему: «Режь!». Удивленный его бесстрашием, "авторитет" отступил. Больше зэки к нему не приставали. Через некоторое время в колхоз пожаловал конный красноармеец с приказом Сталина: «Гюнтеру читать историю государства и права в Ташкенте для министров и ответственных работников». Кадров не хватало. А Гюнтер слыл уникальным лектором. Его тут же отправили в Ташкент под конвоем этого посланца. Молодой парень ехал на коне, а профессор в лохмотьях босиком шёл пешком рядом с лошадью. И  повстречавшийся по дороге крестьянин даже подал ему из сострадания милостыню..

Затем и его семья переехала в Ташкент. Но отлучаться за его пределы Гюнтеру было запрещено. За ним ходила "наружка". Причем, один энкаведешник так привязался к профессору, лекции которого был обязан слушать, что ночью, тайно, передавал ему через окно свои продуктовые заказы, как тот ни отказывался. Бабушка так просто ругалась: – Не нужна нам Ваша колбаса, это вредный продукт"...

Странная «прекрасная дама» Анна Сергеевна

В  девичестве – Вырубова, в замужестве – Покровская. Имя – Анна Сергеевна. Но не та "пресловутая" фрейлина последней русской императрицы Александры Фёдоровны (ту звали Анной Александровной Танеевой, Вырубовой по мужу, а следовательно, не кровной родственнице). А другая, также знаменитая, но тоже забытая, а теперь воскрешённая своей правнучкой Катей.
"
Слово гения (Лев Толстой обмолвился, что в жизни Ивашевых есть нечто картинно романное, слишком красивое) как будто тяготело над жизнью потомков декабриста. И жизнь дочери декабриста Марии Трубниковой, и жизнь внучки Марии Вырубовой, и жизнь правнучки Анны Покровской — продолжали осуществляться в том же «романном русле»,
где сама жизнь, строго соблюдая границы фабулы, подтасовывала события так, что документальное повествование отвергало всякое движение художественного вымысла — оно оказалось бы художественно избыточным и потому художественно безвкусным. Случается такое редкое явление как природная постановка голоса, есть врожденное чувство живописной композиции, а вот тут, видимо, проявилось какое-то редкое свойство женщин ивашевского рода — создавать самою своей жизнью законченную художественную форму, ни мало об этом не заботясь. Меж тем детально и изящно соблюдаются неким «небесным художником» законы жанра: интрига и тайна, трагизм и великая любовь, и
великие страдания, и отчуждения, и разлуки."  –
так зачинается рассказ Екатерины Сергеевны о прекрасной даме Серебряного века – своей прабабушки.5

 

 

 Анна-гимназистка, 1899 г.

 

 Анна, Варшава, 1902 г.

 

  

Анна Вырубова, 1903 г

 

 .Анна Сергеевна, после 1917 г.

 

 

          Анна С. с мужем В.Н. Покровским

 

Анна Вырубова, 1910-е

 

Анна Покровская с первенцем  Ириной.


 

"Стоящая на облаке. Нина Вырубова"
 
Нина Вырубова, моя родственница.  Владимир – старший брат моей прабабушки, Анны Сергеевны Вырубовой (в замужестве Покровской),  служил в министерстве двора и был женат на внучке барона Фредерикса и нашей родственнице Ирине Львовне Ле-Дантю.6 Так вот Нина Вырубова их дочь. Моя бабушка Ирина Владимировна Гюнтер очень любила свою кузину, тоже пианистку, тоже Ирину – потомка старшего брата Камиллы, Евгения Ле-Дантю. Искала её всю жизнь, но так и не нашла...
И вот, не знаю уж как (видимо, по закону притяжения информации) набрела я на её след в книге историка моды и искусствоведа
Александра Василева, одна из глав которой  "Стоящая на облаке. Нина Вырубова" посвящена ей, знаменитой французской балерине...
 

"Я впервые увидел её в начале восьмидесятых в парижском "Cafe de la Paix" месте встречи самой элегантной, рафинированной публики вот уже последние сто лет. Она сидела тихо, словно ангел, в розовой тюнике с бандо над ушами и неоклассической ленточкой в волосах. Словно живая. Музей восковых фигур, знаменитый "Гревен", одолжил восковую фигуру великой Нины Вырубовой для кафе (как раз наискосок от "Гранд-опера" – место  первостепенное для привлечения публики). Надпись под мастерски сделанной фигурой многозначительно  гласила "LA VYRОUBOVA".
Не многим, если не сказать, что никому, из Великих балерин нашего века выпадала честь при жизни стать собственным восковым изображением.Нина им стала. Наша национальная, французская Нина Вырубова. Легендарная балерина середины ХХ века. Гордость и украшение парижской "Гранд-опера", партнёрша Сержа Головина, Сергея Лифаря, Рудольфа Нуреева."–
так Александр Васильев начинает свой рассказ о ней.


 

 
 
     
 
 

Нина Вырубова и Сергей Лифарь в балете
"Ромео и Джульетта
"

   
 
 
 
ПРИМЕЧАНИЯ
1. Из книги Е.С.Фёдоровой "Как в капле дождя", стр.176

2Проблема эта рассматривается в книге "Кавказский обычай и европейский закон", изданной в 1920-х на немецком, найти которую я, к сожалению, не смогла.

3Людвиг Генрих Маврикиевич (1893– 1973) – архитектор-конструктивист и гениальный изобретатель. (прим.Е.К.Фёдоровой).
Сведения о Маврикиевиче из биографической справки в Википедии:
"Окончил в 1921 инженерно-строительный факультет МВТУ с дипломом инженера-архитектора и оставлен для подготовки к профессорскому званию (руководители академик Р.И.Клейн и
член-корреспонтент А.В.Кузнецов). В 1928-1930 – профессор МИИТа, МИСИ, МВТУ; в 1933 –
Военно-инженерной Академии РККА. В 1930-х – редактор журналов «Строительная промышленность», «Архитектура за рубежом». В 1934 – начальник архитектурной мастерской Наркомздрава; в 1935-1937 начальник 4-й архитектурной Мастерской Наркомлегпрома. В 1936-1937 – зам. Директора Архитектурного института. В 1938  – И.О. директора института.
В феврале 1938 года - арест, следствие по внутренней Тюрьме НКВД. В 1939-1956 в лагерях –
 в Ярославской и Карагандинской областях (архитектор, инженер, технолог). С 1960-х гг. в Москве - профессор МВХПУ."

4. "Через несколько дней после смерти В.Н.Покровского, родная его сестра, «бывшая начальница гимназии» старушка Елена Николаевна Покровская, увела Ирину в сад и там, наедине, раскрыла тайну её рождения. Владимир Николаевич, влюбленный до безумия в Анну Сергеевну Вырубову, сделал ей предложение, когда она ждала ребенка от некоего «остготского» — рижского — барона Тизенгаузена, сокрушенная несостоявшейся любовью, бежавшая из дома, одинокая, рано оставшаяся без матери девочка".  Эту тайну своего рождения, "скрываемую семьей на протяжении почти целого века", поведала  внучке Кате сама бабушка Ирина Владимировна, уже находясь на смертном одре.(Из книги Е.К.Фёдоровой "Как в капле дождя", стр.205).

5 Е.С. Федорова "Как в капле дождя", глава «Странная «прекрасная дама» Анна Сергеевна: правнучка декабриста, стр.175–176. Подробнее о ней рассказывается на следующей странице.

6. Об этом же несколько подробнее:"Владимир Сергеевич Вырубов первым браком был женат на дальней родственнице, Ирине Ле-Дантю, в молодости спортсменке и пианистке. Ирина Покровская, тоже спортсменка и пианистка, и Ирина Ле-Дантю были дружны. ("Как в капле дождя", стр.194-195)

 
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7
© 2005-2012 Все страницы сайта, на которых вы видите это примечание, являются объектом авторского права. Мое авторство зарегистрировано в Агентстве по авторским правам и подтверждено соответствующим свидетельством. Любезные читатели, должна вас предупредить: использование любого текста возможно лишь после согласования со мной и с обязательной ссылкой на источник. Нарушение этих условий карается по Закону об охране авторских прав.

Рейтинг@Mail.ru