Пушкин в творчестве Светланы Мрочковской-Балашовой
1 |-2- | 3 |

Вокруг Пушкина

Одиссея Владимира Комнино-Варваци
 

На эл. почту сайта pushkin-book.ru пришло письмо – нежданное-негаданное.
«Уверен, что Вы и есть та Света Балашова, редактор Красноярского ТВ. Вряд ли Вы помните телеоператора тех лет Владимира Долгодушева, но тем не менее... Пишу Вам для того, что бы просто вспомнить то светлое время, когда мы были молоды и перед нами было ВСЁ. И рядом с нами были Н.Я. Ковязина, А. Баженова, Вадим Фёдоров, Е. Соколовский, М. Микаэлян, А. Антонов и, даже, П. Балан... Откликнетесь - буду рад».
Откликнулась – и погрузилась в мир утекших лет…

               
            Обрывки наших первых
                                        виртуальных диалогов
...


С.Б.: Как замечательно, что Вы мне написали! Для меня сама Ваша весточка словно голос из другого мира ― канувшей в вечность эпохи молодости и чудесного неизгладимого в душе кусочки жизни в Красноярском крае.

 

 Красноярская студия телевидения


Потом я очень долго бредила Сибирью и даже в начале 1970-х. приезжала в Красноярск как старший редактор Центрального ТВ – принимала первую передачу Красноярского ТВ для трансляции по Интервидению. Однако там работали уже другие люди, пришедшие после моего отъезда в Болгарию. Из прежних мало кто остался, но и с ними не успела свидеться – главный редактор Красноярского ТВ цепко взял меня тогда под свою опеку...                                                      
В.К.: В то время меня уже не было в Красноярске – вскоре после Вашего отъезда уехал работать в новосозданное Норильское телевидение.
С.Б.: Из красноярских операторов хорошо помню Юру Устюжанинова и Володю Кирьянова. 
В.К.: И я их тоже помню. Юра Устюжанинов пришел на КСТ раньше меня на два месяца, а Володя Кирьянов на три.Поэтому они были «метрами», особенно Юра У.  Володя К. был скромнее и душевнее… Насколько знаю, Ю.У. ушел в школьные преподаватели, а В.К. получил какой-то орден… И после этого родилась частушка:

Встретили Кирьянова
Трезвого, не пьяного.
Трезвого, не пьяного?
Значит не Кирьянова!

С.Б.: Простите меня, Володя, но, право, не помню ни Вашей фамилии Долгодушев, ни Вашего образа. Странно, что не могу вспомнить – ведь в то время на Красноярской телестудии операторов было раз-два и обчелся... Репортажи в основном «оформляли» фотоснимками. Возможно, я знала Вас только по имени... Или же Вы работали телеоператором в студии? На сайте созданного Вами Фонда «КОМНИНОС-ВАРВАКИС» пристально вглядывалась в Ваши черты, но – увы! – не увидела в них знакомого лица... Да и мудрёно вспомнить ― прошло столько лет, изменился не только наш облик, но и статус.
В.К.: И ничего в этом странного нет. Вместе мы проработали недолго – через несколько месяцев после моего поступления Вы уехали в Болгарию. Да и «географически» мы располагались в разных плоскостях: я в павильоне, в студии, а Вы на втором этаже в редакции. Тогда редактор в кадре был редким гостем в павильоне, и потому мы встречались в основном на планерках…
С.Б.: Ну, не скажите, сама я появлялась в кадре – вела из студии передачи для детей.
Вот доказательство:

 

Красноярская студия телевидения. Встреча с воспитанниками Красноярской детской ж.д. школы, практикующими свою профессию железнодорожников на  специально построенной первой в России "малой" – детской железной дороге в парке им.Горького в 1936 г. в Красноярске  Ведущая  С.Балашова.


В.К.: Помню-помню эту передачу – смотрели её из аппаратной... Посылаю и я Вам  снимок тех лет – потрёпанный вместе с студийным удостоверением, в котором он был. Интересно, состоялось «опознание»?
С.Б.: Ах, какая славная мордашка! Теперь опознание состоялось:
 

 

Соединила обе фотографии, чтобы сравнить оба изображения. И хотя на первом снимке – совсем еще «зеленый» юнец, а на втором – респектабельный господин, выражение глаз у обоих то же самое – пытливый, решительный, целеустремленный взгляд и, надеюсь, не только на этих снимках. Но вы были столь юным, едва вступившим в взрослую жизнь, что воспринимались мною просто как хорошенький мальчик...
В.К.: Да, пожалуй, Вы правы – в целеустрёмленности мне не откажешь, «извините, пожалуйста» (это я в стиле нашей Нины Яковлевны Ковязиной, первой директрисы Красноярской студии телевидения).
С.Б.: Верно, за глаза мы её так и называли «Извините пожалуйста».
В.К.: Она была для всех нас настоящей «мамой». Объявляла выговоры со слезами на глазах, добавляя при этом «извините, пожалуйста», а всё-таки мы все её любили…
С.Б.: Потому и помним. К сожалению, она уже ушла из жизни ещё в 1979 г., преждевременно, 67-и лет.
В.К.: А Вы знаете, что и Вадима Фёдорова тоже уже нет в живых?
С.Б.: Да, с горестью узнала из Интернета о скоропостижной смерти Вадима Фёдорова в 2008 – моего меланхолического друга, умного, очень тактичного, с тонким юмором, которым он прикрывал неловкие ситуации… Всеведущий "Паук" просветил меня и о его творческой биографии: оказывается Вадим был автором 40 фильмов, множества статей и рассказов, написал и мемуары «Оглянись и вспомни», составленные из его очерков, воспоминаний, ситуаций и «улыбок» из истории красноярской журналистики. Книга издана в 2007 г. издательством "Платина" незадолго до его ухода из жизни – он скоропостижно скончался в мае 2008 г.
В.К.: Редко, но встречаются такие люди, которых все любят. Вадим был из них. И имел право быть Вашим поклонником. Впрочем, вся мужская часть студии мысленно была у Ваших ног. И я тоже…
С.Б.: Красиво сказано! Значит, и Вы, мой милый мальчик, вписали себя в эту категорию?! Как трогательно и неожиданно звучит это признание…
Обнаружила в своем фотоархиве ещё две фотографии той поры, на которых запечатлена наша игра в волейбол на студийном дворе. Вас случайно нет среди играющих?

 Разминка в обеденный перерыв

 

В.К.: А ещё я помню, что Вашего супруга зовут Мирчо и что он строил в качестве прораба путепровод под ж.д. на проспекте Свободный. Так? Прошу Вас передать ему привет.
С.Б.:Что касается имени моего мужа и даже его должности, трудно поверить, что Вы удержали всё это в памяти. Вероятно, выудили сейчас эти сведения из истории строительства Красноярского моста. Не лукавьте – признайтесь! Тем паче, что я сама позабыла о дополнительной нагрузке на его обязанности – сооружение 4-х путепроводов. А главная его должность в ту пору – руководитель одного из участков строительства Красноярского моста. Помню, что даже спускалась к нему в один из кессонов, создаваемых для возведения опор моста, с процедурой прохождения через все барокамеры...

Первый Красноярский коммунальный мост

Мост был реальным действующим лицом (порой драматическим) того периода моей жизни. И естественно стал сюжетом многих «Заметок мимоходом» и даже рассказа. Из-за отсутствия связи между двумя берегами я до последнего бегала по льду с левого берега (где был поселок мостостроителей) на правый – на работу в студию. В весенний период, случалась, даже «купалась» в полынье. Мама-врач дала мне при отъезде в Красноярск пузырек с чистым спиртом – для растираний в случае переохлаждения. Однажды он мне пригодился, но использовала я его не совсем по предназначению. Чтобы не пересказывать заново, вкрапливаю отрывок из рассказа о той поре:
«Работала я тогда на телевидении – на правом берегу. А жила на противоположном, где уже вырос не поспевающий за коммуникациями левобережный город. В бараке мостостроителей – комната да кухонька да муж-мостовик. Вот образчик неприхотливости молодости:

Стол у окна, в углу кровать.
За столом – писать, на кровати – спать.
Подпол есть – ходите осторожно!
В общем жить вполне прилично можно…

Муж строил мост через Енисей. А пока строил, жители разорванного рекой города маялись. С берега на берег автобусами. Летом по понтонному мосту, зимой по застывшей реке. В половодье поездами. По архейскому железнодорожному мосту времен прокладки транссибирской магистрали. Ах, какая эта морока поездом! Курсирует с большими интервалами. Всегда забит. Тащится медленно, пыхтя, с натугой. Добрых два часа на дорогу уходит. А по реке полчаса. Вот народ и снует по ней до последнего. По потрескивающим льдинам, по перекинутым доскам через полыньи сибиряки их «маинами» прозвали. Очень метко, правда? Полагаю, от «маяться».
В тот день я удрала со студии пораньше. Забежала к портнихе забрать перелицованное, перекроенное демисезонное пальто. С сумкой в одной руке, с одежкой в другой подошла к берегу. Помню, ещё было светло солнце лениво катилось на ночевку. Подошла и ахнула за день полынья расширилась, доска над ней к вечеру обледенела. На ногах резиновые ботики на высоком каблуке. Жонглировать в них над этой маиной рискованно. Да и руки заняты кладью. Как назло рядом ни души. Разумнее всего вернуться поездом. Но это разумное сразу же отвергла. Хотелось скорее домой. Растопить печку и тут же за стол. Наутро должна положить на стол главному редактору сценарий. «Была не была! Рискну!» отважно ступила на скользкую доску. Пошатнулась и как предвидела бултых в реку! По пояс! На берег не выбраться очень крутой. Перебросила сумку и пальто на льдину. Вскарабкалась на нее. Как? – не помню! Котиковая шуба стала пудовой. В ботах хлюпала вода. Солнце нырнуло в свою ночлежку. День, осиротев, тут же натянул на себя сизые сумерки. Впереди километр еще твердого ледяного настила. А дальше  снова полынья. Через нее такой же утлый мосток. Я даже не взглянула на эту заскорузлость и смело шагнула в воду. Выбралась легко скат здесь пологий. Пробежала по острову. Между ним и берегом  все еще не тронутая ростепелью протока. Вот и дома. Растопила печку. Остывшая за день комната быстро прогревалась. Достала из аптечки мамин пузырек со спиртом. Секундное колебание растереться или принять внутрь, как делают сибиряки. Стограммовая порция эликсира обожгла. Поперхнулась, ведь до этого даже водки не пробовала. Мгновенно ударило в голову. Кое-как добралась до кровати. Забытье… Спасительное, животворное. Возвратившийся с вечерней смены муж пытался меня растормошить. Что-то невнятное пробормотала. Проснулась здоровой. Как после сауны. Только наоборот. Сначала ледяная купель, а потом парилка. Помогло! Рассказала мужу о случившемся. От души посмеялись. Но ещё больше коллеги в студии. А «Извините пожалуйста» пожурила мена за непростительное легкомыслие «жонглировать на маинах».


С.Б.: Сейчас мне вспомнились слова из очерка Вадима Фёдорова об Астафьеве „Вот и Витя пришёл…”:
 "Долго смотреть на речную волну весело в молодости: река обещает, сулит... В годах преклонных — грустно: она напоминает".
Негоже в нашем возрасте долго смотреть на волну жизни...
Теперь Ваш черед, Володя, рассказать, как Вы из Долгушева превратились ...в принца Комнино-Варваци.
В.К.: Вы хотите, чтобы я пересказал Вам ироничную, но вместе с тем и трагичную историю Марк Твена о бедном мальчишке, случайно ставшем принцем?! Моя история та же, но с несколько иным развитием сюжета. Однако рассказ о моей юдоли будет той же волной жизни... 

С.Б.: Но теперь мы покачаемся на Вашей волне...
В.К.:  В 2000 году я, существовавший до тех пор как Владимир Долгодушев, решил восстановить свою родовую фамилию Комнино-Варваци. И уже в качестве такового  пять лет прожил в Греции. Чтобы не пересказывать заново мою, как Вы назвали, «одиссею», приведу перепечатку в "Московском комсомольце" своего  интервью в «Афинском курьере» – 
самой крупной русскоязычной газете в Греции и на Кипре.

 

Греция. Еженедельник «Афинский курьер», 7 – 11 октября 2005

 

Справка «АК»
Владимир Иванович Комнино-Варваци родился  на Дону. Детства не было - была война. Какие то судорожные попытки эвакуации под бомбами и обстрелами и поиск тихого, не очень голодного места между городом и селом.
В 1943 его отца захлестнула вездесущая 58-я статья. Прибавилось клеймо «семья врага народа». Основное детское впечатление – голод и ожидание беды.
После 6-ти лет лагерей отца Владимира Ивановича – Ивана Николаевича, пытались повторно арестовать. Но он поступил мудро: неожиданно и быстро – в одну ночь поднял семью и увез к месту своей недавней ссылки – в Воркуту. За Полярный круг. «Лучше туда приехать по своей воле, чем под конвоем» сказал он.

 

Смерть Сталина прекратила добровольную ссылку и познакомила с первым глотком свободы, хотя при ОГПУ, НКВД и КГБ греческо-дворянская тема была абсолютно внутрисемейной тайной, потому, что это было смертельно опасно.
Дальше в жизни Владимира была учеба и работа на телевидении Норильска и Калининграда. И непременное желание поклониться Родине своих предков - Элладе. Как говорит Владимир Иванович: «Имею право».

                                            УНАСЛЕДОВАВШИЙ
                                                                                ПРАВО


Честно признаюсь: за долгие годы жизни в СМИ такого мне делать еще не приходилось: обсуждать сотрудничество газеты с потомком… византийских императоров. Причем, не с каким-то там «тридесятым» наследником, а с человеком, которого некоторые греческие министры именуют не иначе, как принц!
Пару недель назад в «АК» появилась первая его публикация: название – «Скала», автор – В. Комнинос-Варвакис. И вот он сидит напротив меня. За окном первые предвестники осенней непогоды. На столе кофе-фраппе (мой) и вода со льдом (для гостя, от кофе он отказался). Дым сигареты (курю только я). Напротив – Владимир. Я, конечно, не специалист, но, на мой взгляд, аристократическое происхождение гостя проглядывается во всём – в чертах лица, манере говорить, поведении…
Я непроизвольно скручиваю недокуренную сигарету в пепельнице – дабы не занести вредный никотин в голубую кровь принца…
Владимир (так и хочется сказать «Ваше Высочество»), Комнино – династия византийских императоров, Варвакис – известный греческий благотворитель и меценат. Кратко и ясно. А вот как слились эти фамилии в одну, пускай даже и через черточку, может, поясните?
Право носить единую фамилию Комнино-Варваци, с возведением в российское дворянство и присвоением родового герба, предоставлено потомкам Николая Комнино и его жены Марии Варваци специальным Указом Сената России, за личной подписью Его Императорского Величества Александра I, государя России, 23 февраля 1820 года.
Простите, но это не… «древнегреческий» миф?
Все сведения, которые я сообщаю, имеют юридический статус и точный адрес нахождения документа. В частности, подтверждающие этот факт документы, находятся в Государственном архиве Астраханской области: ф.579, оп.1, д.469, л.21,22; ф.345, о.1, д.52; ф.95, о.1, д.12 и в Таганрогском государственном музее (ТГЛИАМЗ, ФПИ, дело И.А. Варваци). Я это заявляю доказательно как директор научно-исследовательской организации – Фонда «Комнинос-Варвакис».

Честно говоря, мои познания в дворянской жизни весьма скудны. Но, насколько я знаю, получить дворянство в России было совсем не просто…
А получить при этом фамильный герб – удел избранных. А уж что бы сам Император Российский ставил под этим свою подпись – так это вообще уникально!
Так как тогда и почему все это произошло?
И. Варваци не менее двух раз лично встречался с Александром I. Историк И.И. Филевский, не скрывая своего изумления, констатирует тот факт, что император Александр I, приехав в Таганрог, сначала не поехал в свой дворец, который в честь него в ту пору был реконструирован, а направился прямо к И.А. Варваци домой!
И зачем ему это понадобилось?
Это было как раз накануне греческого восстания, когда отъезд И. Варваци в Грецию был уже делом решенным. Но Варваци нужно было позаботиться об остающейся семье: дочери Марии, её муже Николае Комнино и внуках, т.к. у него не было законнорожденного сына, к которому бы перешла фамилия и потомственное дворянство.
Не исключено, что, именно в этот визит и пришлось Варвакису обеспокоить личной просьбой самого императора.
В итоге и появился вышеприведенный Указ Сената: «во уважение заслуг и многих пожертвований, дозволялось внукам И. Варвация… вступить в Российское подданство и принять фамилию и герб И. Варвация, причислив их к Российскому дворянскому сословию».
А, чтобы не прервать императорскую династию Комнино, которые «оставили своим потомкам славу бессмертную», сыновья Николая Комнино и внуки Иоанниса Варвакиса (Иван, Егор, Андрей, Марк и Козьма) стали носить двойную фамилию Комнино-Варваци.
Разночтения «Варвакис», «Варваци» - они откуда взялись?
Это потому, что в России Иоанниса, сына Андреаса, превратили в Ивана Андреевича. А прозвище Варвакис послужило основой фамилии Варваци (в старых документах встречается: Варвач, Варвац, Варваки, Варваций).
Вроде бы понятно. Но вот теперь вопрос о гербах. Мне думается, что императоры Комнино, безусловно, обладали собственным фамильным гербом. Уж не являетесь ли Вы обладателем прав и на их геральдический символ?
Если я являюсь прямым потомком Николая Комнино, а он по документам «происходит от древней греческой дворянской фамилии Комниных и является потомком византийских императоров», то, наверное, имею личное право и на одноглавого орла Комниных на желтом фоне.
Орел на желтом фоне? Императорский герб, эмблема многих общественных организаций, именитых футбольных клубов Греции? Если бы Вы заявили, так сказать, свои «авторские» права на этот геральдический символ, то, наверное, в одночасье стали бы миллионером?
Возможно, но прежде всего мне интересны исторические аспекты этих достойных фамилий, чем и занимается Фонд «Комнинос-Варвакис».
Тем не менее, позволю себе продолжить возникшую тему. Один из недавних министров подарил Вам книгу с надписью: «ПРИНЦУ Владимиру Комнино-Варваци…». Насколько это определение соотносится с реальностью?

 

Видимо, для себя министр определил мой статус именно таким образом. А мне как-то трудно представить себя принцем со справкой о реабилитации № 1655 в руках, выданной мне военной прокуратурой Северо-Кавказского военного округа. А в справке написано, что я, «как оставшийся в несовершеннолетнем возрасте без попечения отца, необоснованно репрессированного по политическим мотивам, признан подвергшимся политической репрессии и реабилитирован»(!) Т.е. помилован. Вот только за что помилован? В моем понятии как-то плохо совмещаются опухшие от голода ноги мамы с венценосной жизнью принца. Так же, как плохо совмещаются заколюченные Воркута и Норильск с Влахернским двором в Константинополе – резиденцией династии императоров Комнино. Хотя понимаю, что и принцы нередко смотрели на свет Божий сквозь решетку…
А как дальше сложилась судьба фамилии Комнино-Варваци?
А дальше «красное колесо» прошлось и по берегам Азовского моря. Но все же «греческий» город Таганрог сумел спрятать и сохранить патриархальную прелесть своих тенистых переулков. В одном их таких переулков, с нежным названием Итальянский, и сегодня живет милый и обаятельный человек - Ирина Владимировна Быханова, урожденная Комнино-Варваци. Живет в том же доме, который когда-то был собственностью её отца. Но теперь в этом доме ей принадлежат только две небольшие проходные комнаты – остальные отобрала советская власть, а восстановить справедливость пока так и некому… И никто из коммунальных соседей не догадывается, что ежедневно говорит «доброе утро!» российской дворянке и принцессе Комнино.

С честью и достоинством пронесла она через шкуродер советской власти память о своем предке – Варваци, а вот к первой части своей фамилии – Комнино, она относится никак, равнодушно. И в принцессы никак не просится.
Но зато она трепетно хранит в своем доме все, что имеет отношение к И. Варваци. И мечтает поклониться памятнику своему предку в Афинах. Но годы уже не те, да и Таганрог не пригород Афин. Сегодня получил письмо – болеет Ирина Владимировна… А вкуснее пирожков с картошкой, которые печет таганрогская принцесса, мне пробовать не приходилось.
А кто еще из именитой семьи обитает на просторах одной шестой части суши?
Между Петербургом и Таганрогом живет Ирина Алексеевна Чумакова. Её мама – Нина Георгиевна Добролюбская – тоже урожденная Комнино-Варваци
А почему между?
Потому, что в Таганроге, она считает себя питерской, а в Питере – жителем Таганрога. Полгода там, полгода здесь. В её таганрогском доме очень ценятся … стены. Потому, что представить себе её мужа Степана Матвеевича без кисти и мольберта – дело невозможное. И многочисленным портретам, натюрмортам и сюжетам на исторические темы просто не хватает выставочной площади. И у меня дома тоже висят его работы.
Так вот, в Питере Ирина Алексеевна близка с Н.М. Юденич – действительным Членом Русского генеалогического общества. Они совместно занимаются исследовательской работой и результатом их деятельности стал, например, доклад, посвященный роду Комнино-Варваци, прочитанный в Российской национальной библиотеке.
И мама нынешнего Генерального Консула Аргентины в России Хорхе Николоса Зобеника – тоже из рода Комнино-Варваци. И с ним мы сохраняем личные, родственные отношения.
А вот что мне написала Елена Георгиевна Боннэр, супруга академика Сахарова:
«Двоюродной прадед Андрея Дмитриевича Сахарова по материнской линии  Петр Анастасьевич Софиано (17771832), был женат на Анне Христофоровне Комнино (17911825), дочери российского посла в Пелопоннесе, генерал-майора Христофора Марковича Комнино. У Анны Христофоровны была сестра – Катерина Христофоровна Комнино, по мужу Крупенская».
И, обратите внимание, в октябре 1824 года из Михайловского Пушкин писал Жуковскому:
"... 8-летняя Родоес Софианос, дочь Грека, падшего в Скулянской битве героя, воспитывается в Кишиневе у Катерины Христофоровны Крупенской, жены бывшего виц-Губернатора Бессарабии. Нельзя ли сиротку приютить – она племянница русскаго полковника, следственно может отвечать за дворянку. Пошевели сердце Марии, поэт! И оправдаем провиденье".
 

Знаете, много достойных, известных и талантливых людей переплели свои фамилии с фамилией Комнино-Варваци: Алафузовы, Алфераки, Виссор, Дросси, Долгодушевы, Иордановы, Кумани, Зобеника, Лакиер, Ласкарис, Ознобишин, Палеолог, Ревельтти, Рябчуговский, Сахаров, Сардинаки, Шкилев, Штурм де-Штрем, Яхья, другие…
И обо всех них Вы расскажите читателям «АК»?
Ну, если не обо всех, то о многих. Конечно, при условии, что читателям это будет интересно.
Уверен, что да. Тайны «Мадридского двора» – это всегда так привлекательно! Переплетения судеб, альянсы и противостояния, взлеты и падения, коварные замыслы, их воплощение или крушениеТем более, что в этом замешаны такие известные исторические персоны!
Вот и славно. Тогда вскоре и начнем – прямо с династии Комнино.

Вопросы задавал Сергей ЕРШОВ,
главный редактор «АК».

 

 

   


 

 

Примечания и комментарии


 

 

-1- |2 | 3 |
© 2005-2019 Все страницы сайта, на которых вы видите это примечание, являются объектом авторского права. Мое авторство зарегистрировано в Агентстве по авторским правам и подтверждено соответствующим свидетельством. Любезные читатели, должна вас предупредить: использование любого текста возможно лишь после согласования со мной и с обязательной ссылкой на источник. Нарушение этих условий карается по Закону об охране авторских прав.

Рейтинг@Mail.ru