Пушкин в творчестве Светланы Мрочковской-Балашовой
1 | 2 | -3-| 4| -5-|

К дню рождения А.С.Пушкина
 

  Еще одна версия 
                             о портрете на гобелене

                                                                             
  Светлана Мрочковская-Балашова

Как сообщает И.Е. Иванченко, для установления «возраста» вышитого портрета «Арапа» на экспертизу в РХНРЦ были отправлены «образцы ткани» – надо полагать, тонкие обрезки канвы и нитей вышивки.
Однако ответ именно на этот главный артефакт отсутствует в заключении эксперта. И в сущности, период изготовления портрета даётся опосредованно, через «стилистические особенности и технику вышивки, которые соответствуют усадебной культуре России первой трети XIX в. и не противоречат легенде, сопровождающей этот предмет». 
Складывается впечатление, что эти выводы подсказаны письмом, сопровождавшим на экспертизу образцы ткани. Именно у заказчиков родилась легенда о тригорских барышнях-вышивальщицах и восприятие портрета как фантазийного шаржа. Так что доводы эксперта, как говорится, притянуты за уши. А сама экспертиза представляется малоубедительной. 

Начнем с « техники вышивки» как аргумента, обосновывающего период её создания. Установившаяся еще в первые десятилетия XIX века школа вышивания на пяльцах по канве с нанесенным вручную, а позднее напечатанным рисунком, практически не изменилась и по сей день. Если не считать новые типы канвы, как, к примеру, «Aida» (с особым типом переплетения нитей), изобретенная в начале ХХ века известной фирмой Zweigart. Таким образом, определять по технике вышивки её возраст проблематично – даже сегодняшнее рукоделие сохранило традиционные  по крайней мере для последних двух веков  виды швов, стежков и орнаментов. Изменились разве что мотивы рисунков и, пожалуй, качество «мулине». 

А теперь о жанре портрета – фантазийный шарж. В таком случае и множество автопортретов Пушкина в его рукописях также можно воспринимать как автошаржи – комическое изображение самого себя.

Но попробуем взглянуть на них с иной точки зрения. Многие из автопортретов датируются 1820-ми годами, когда в Пушкине пробудился интерес к судьбе прадеда. Одно из этих изображений в рукописных набросках будущего романа об «Арапе Петра Великого» действительно смотрится как карикатурный рисунок Ганнибала и вместе с тем и самого Поэта, знавшего о приклеенном ему в обществе ярлыке "Смесь обезьяны с тигром". Да и сам он иронично называл себя потомком негров безобразных.


 

 

Сравним его с другим профильным изображением, отнюдь не пародийным, напротив, определяемым пушкиноведами как романтический автопортрет из рукописи «Онегина».1
 

 

Тот же покатый лоб, продолжающийся  волнообразной линией профиля: изгиб у переносицы, выдвинутый вперед нос с резким вырезом ноздрей, выпяченные губы, создающие видимость круто скошенного подборка. Сами губы не прорисованы на обоих абрисах. У Ганнибала, как 
и положено африканскому «арапу», они были толстыми, у Пушкина тоже довольно полными. Что очевидно на его детском портрете, но особенно на рисунке Ф.А.Бруни. Сравнение абрисов прадеда и внука лично у меня оставляет впечатление, что это  лицо одного и того же человека, воспроизведённое в разных жанрах.


Ксавье де Местр. Детский портрет Пушкина. Миниатюра 1801-1802 гг.2

 

  
Ф.А. Бруни. Пушкин на смертном одре.1837 г.

По этим же признакам образ Арапа на гобелене схож и с рисунком из пушкинской рукописи о нём. Можно даже предположить, что он навеян им. 
 


На мой взгляд, первый в отличие от второго не воспринимается как шарж – напротив, овеян, подобно автопортрету Пушкина, романтическим ореолом. Такое ощущение рождается под весьма осязаемым влиянием авторского представления об образе прадеда Пушкина – экзотический юноша из некой химеричной «арапской» земли. Что обозначено и соответствующим атрибутом – большой серьгой в ухе. При этом следует отметить, что портрет выполнен рукой весьма искусного рисовальщика. 

Но кто он и когда воссоздал этот образ? Вопрос касается только автора портрета, а не вышивальщицы – речь о ней пойдёт позже. А то, что на гобелене изображен именно Ганнибал, в этом, полагаю, читатель теперь уже не сомневается. Можно допустить, что и сам портрет дело рук тригорских барышень, которые якобы потом подарили вышивку Пушкину. Вероятно, они умели рисовать, как многие дворянские девицы того времени, в чье образование входило и обучение рисованию. Однако определенная схожесть вышитого портрета с его карикатурным прообразом допускает мысль, что портретисту был известен пушкинский рисунок. Сомневаюсь, что Пушкин показывал тригорским приятельницам черновую рукопись об Арапе с его абрисом. Возможно иное – как-то раз он сам набросал перед ними профиль предка. Но и этим предположением вопрос об авторе оригинала портрета не снимается. 


Поиски портретиста, на основе постулата, что изображение на гобелене непременно связано с периодом жизни Пушкина, могут завести в непролазные дебри. Чтобы не застрять в них, попробуем перенести время создания портрета – а следовательно и вышивки – на более поздние годы…

Как известно, во второй половине 1850-х, по семейному разделу имущества между детьми Пушкина, основная часть рукописного наследства поэта перешла в собственность его старшего сына Александра Александровича.* Он владел им более двадцати лет, а в1880 г. передал в дар Румянцевскому музею. Имение Михайловское досталось младшему сыну Григорию Александровичу, который не только заботливо сохранял реликвии отца, но и пополнял их новыми, в том числе и рукописями. Позднее незаменимой помощницей в этом собирательстве стала его супруга.

В начале 1880 года на балу в Петербурге Григорий Александрович познакомился с очаровательной Варварой Алексеевной Мельниковой.3 
24 октября 1883 г. они обвенчались в Виленской православной Пятницкой церкви, где по преданию в 1705 г. Петр Первый крестил своего наперсника Ибрагима Ганнибала.
4 Крестный отец нарёк его Абрамом – русским вариантом Ибрагима и одарил фамилией и отчеством, производными от своего имени. И стал «Арап» с той поры именоваться Абрамом Петровичем Петровым. О факте этом знала Варвара Алексеевна, с юных лет жившая в имении Маркучай – предместье Вильны (прежнее русское название Вильнюса). Поэтому она и предложила Григорию Александровичу совершить обряд венчания именно в этой церкви в память о его прапрадеде.5
 


Мемориальная таблица на стене Пятницкой церкви Св. Параскевы в Вильнюсе 6


После свадьбы молодожены поселились в Михайловском, где оставались до 1899 г., когда по настоятельной просьбе дворянства Псковской губернии, поддержанной Высочайшим повелением от 9-го июля 1899 г, «принадлежащее сыну поэта Григорию Александровичу Пушкину село Михайловское» было куплено казной «с целью устройства в нем какого-либо общеполезного учреждения имени поэта А.С. Пушкина».7 
В 1911 г. в 
  трёх небольших деревянных постройках усадьбы открылась благотворительное заведение для престарелых литераторов, их вдов и детей-сирот,** а в канун 115-летия со дня рождения Пушкина его мемориальный музей.

Но прежде чем произошли эти события супруги мирно и счастливо жили в перестроенной Григорием Александровичем в середине 1860-х годов Михайловской усадьбе, благоустраивая имение, приводя в порядок усадебные постройки, семейные могилы, ухаживали за садом с оранжереей и теплицами. Именно в этот период и зачинается история с гобеленовой вышивкой. 

Как уже упоминалось Валерией Бобылевой, в 1885 г. Великий князь Владимир Александрович вместе с гофмейстером и поэтом К.К. Случевским посетил Святогорский монастырь близ Михайловского.  Григорий Александрович Пушкин пригласил знатных гостей к себе в усадьбу. Случевский первым обратил внимание на висевший в гостиной вышитый портрет А.П. Ганнибала и стал упрашивать хозяина «подарить, а возможно, и продать этот портрет ему». Праправнук Абрама Петровича «без труда расстается с уникальной пушкинской реликвией»,– так изложен этот эпизод автором статьи И.Е. Иванченко, надо думать, со слов нынешнего владельца гобелена –  живущего в Америке правнука Случевского. В этом пересказе (вероятно, претерпевшем многочисленные редакции за минувшие с той поры 120 лет) смущает не достоверность факта, а суть просьбы – подарить. Не верится, чтобы интеллигентный, высокообразованный человек, к тому же придворный в должности гофмейстера, а следовательно, знаток этикета, мог столь бесцеремонно просить хозяина подарить портрет его предка. Притом человеку, которого прежде в глаза не видал. Подобную бестактность не может оправдать ни то, что К.К., по характеристике И.Е. Иванченко, был «страстным коллекционером и горячим поклонником поэзии Пушкина», ни предположение В.Б. Бобылевой о несерьёзном восприятии этого портрета семьей Пушкиных, ибо в противном случае «он бы анонсировался среди других семейных портретов как дед Надежды Осиповны».

Мне же представляется, что причину столь спонтанного дарения супругами портрета знаменитого прадеда можно объяснить другим более правдоподобным обстоятельством...


                                                  
Продолжение на следующей странице
 

Примечания и комментарии


* "Фактически раздел имущества между детьми А. С. Пушкина был произведен по полюбовному соглашению еще при жизни их матери, Н. Н. Пушкиной-Ланской, видимо, в конце 1850-х годов. Официальный же раздельный акт совершен 5 февраля 1870 года в Ковенской гражданской палате, а утвержден Псковским окружным судом 9 сентября 1888 года (исполнительный лист "для ввода во владение" № 2933)." Источник: Проект "Александр Сергеевич Пушкин". Тематическая цифровая библиотека о А.С.Пушкине: http://a-s-pushkin.ru/books/item/f00/s00/z0000042/st006.shtml

**
 Уезжая из и Михайловского, Григорий Александрович Пушкин, «пожертвовал 1000 рублей на богадельню имени отца, дал денег на обед бедным» (В.М Русаков. "Потомки Пушкина". Лениздат, 1978 г., стр. 55)

1. Фрагмент автографа рукописи «Евгений Онегин», 2 глава, черновик, конец октября 1823 г., Одесса. 
Из чего можно заключить,  что Пушкин ещё до ссылки в Михайловское имел довольно правдоподобное представление об облике  своего прадеда. В подтверждение  приведу сведения  из "Разысканий и материалов" И.Л.Фейнберга о А.П. Ганнибале. Сообщая о том, что  существовали рисунки с восковой персоны Арапа, заказанной Петром Первым для кунсткамеры, которые нужно искать, Илья Львович добавляет: К сожалению, пропала и табакерка с миниатюрой Арапа, как об этом писал Э. Гард: "Была в семье <раздел о потомстве О.С. Павлищевой>  еще одна ценная реликвия – старинная черепаховая табакерка с миниатюрой Абрама Петровича Ганнибала.  Но табакерка погибла вместе с внуком Ольги Сергеевны – Умбертом (Гумберт-Николай) Пане  <сын дочери О.С. – Надежды Николаевны, художницы, вышедшей замуж за певца и профессора пения Джузеппе Пане (Иосифа Рафаиловича Пане) > в эпоху гражданской войны в Херсоне во время  прихода белых." 
Табакерка с миниатюрой Абрама Петровича, по всей вероятности, унаследована Надеждой Осиповной Пушкиной от отца Осипа Абрамовича Ганнибала или же от нежно привязанного к ней дяди Ивана Абрамовича, ставшего посаженным отцом на её свадьбе с  С.Л. Пушкиным.  Естественно, Пушкин знал и видел эту  семейную  реликвию. Возможно,  был знаком и с  рисунками восковой фигуры своего прадеда. Можно даже допустить, что после смерти матери  эта табакерка  досталась ему. А уже потом  перешла к сестре Ольге Сергеевне  и далее – к ее наследникам.  Что если сделать ещё одно предположение: на миниатюре был тот самый образ Арапа, который впоследствии воспроизведен на вышивке гобелена?

N.B.  Э. Гард – псевдоним Энгельгардта Николая Александровича (03 /15.02.1867, СПб.– январь 1942, Ленинград) –  русского писателя, поэта, публициста, литературного критика, автора романов,  повестей, статей о Н. В. Гоголе, А. С. Пушкине, И. С. Тургеневе, Максиме Горьком, «Истории русской литературы XIX столетия» и др.  
Илья Львович Фейнберг ссылается на гранки  книги Э. Гарда "Потомки", подготовленной к публикации  Изд. писателей в Ленинграде,  1934,  но в последний момент запрещенной  к  печати. Копии этих  гранок сделаны И.Л. Фейнбергом и хранятся в его  архиве.

Источник: И.Л. Фейнберг."Абрам Петрович Ганнибал, прадед Пушкина" (Разыскания и материалы) . Из-во "Наука", Москва.1983 г. стр.17.


2. 
Это, как и другие изображения Пушкина, скопированы из двухтомника «А.С.Пушкин в портретах». Из-во «Советский художник». Москва, 1983 г. Том «Иллюстрации».

3. Мельникова Варвара Алексеевна (01.12.1855 – 11.12.1935), дочь инженер-генерала Алексея Петровича Мельникова  (1808  25.04. 1879, СПб., Новодевичий мон.) и его жены Варвары Николаевны, урожд. Лохтиной.  В.А. от первого брака  1875 г., разв.1877)  с поручиком Лейб-гвардии конного полка  Василием Николаевичем Мошковым   имела дочь Варвару Васильевну. От супружества с Г.А. Пушкиным  детей не было. 
Источники: 

1)  http://kraeved1147.ru/markuchay-pushkinu/ 
 2) СПб. Некрополь т. 3, стр.94)  3) Форум Союза Возрождения Родословных Традиций: http://forum.svrt.ru/index.php?showtopic=6383

4. Факт крещения Ганнибала в Пятницкой церкви подтверждает и хранящаяся в Пушкинском доме в Санкт – Петербурге рукопись труда Ибрагима Ганнибала «Геометрия и фортификация». В ней рукой Ибрагима Петровича написано: «Был мне восприемником от Святой Купели Его Величество в Литве в городе Вильно в 1705 году». Источник: портал "LitBook" http://litbook.lt/2013/01/st-paraskeva/#ixzz3ckXLfDKZ 

5. Имение Маркучай приобрел в 1867 г. отец Варвары Алексеевны генерал-инженер Алексей Петрович Мельников. Сюда и переехали из Петербурга его жена с 12-летней дочкой Варей. К своему первому замужеству Варвара Алексеевна получила это имение в приданое. Источник: http://kraeved1147.ru/markuchay-pushkinu/ 
Но факт венчания Г.А. Пушкина с В.А. Мельниковой в той же Пятницкой церкви опровергает  литовский автор Милда Янюнайте"Свадебный обряд проходил в небольшой домовой церкви во имя Святого Покрова Богородицы детского приюта или, как тогда называли, воспитательного дома "Иисус Младенец", который находился на углу улиц Бокшто и Субачаус недалеко от Маркучай. Правда тогда эта улица называлась Сиротская." ( Милда Янюнайте "Приглашение в "Пушкинское гнездо".... Издание Вильнюс 2014.). Эту информацию подтверждает и другой автор Георгий Почуев, член МАПП, в статье, опубликованной в вильненской газете  "Обзор" № 23 (647) июнь 2009.Оба этих сообщения присланы на наш сайт В.В. Руслановой (см. о ней на стр.5:  http://www.pushkin-book.ru/id=622.html


6. Источник: Пятницкая церковь (Вильнюс) — Википедия

7. Из статьи "Михайловское" в журнале "Столица и усадьба" № 6. Годъ изданія первый. 15 марта 1914:  http://int-ant.ru/library/the-capital-and-the-estate-issue-6-1914-/

1 | 2 | -3-| 4| -5-|
© 2005-2012 Все страницы сайта, на которых вы видите это примечание, являются объектом авторского права. Мое авторство зарегистрировано в Агентстве по авторским правам и подтверждено соответствующим свидетельством. Любезные читатели, должна вас предупредить: использование любого текста возможно лишь после согласования со мной и с обязательной ссылкой на источник. Нарушение этих условий карается по Закону об охране авторских прав.