Пушкин в творчестве Светланы Мрочковской-Балашовой
 

Музей Лобановых-Ростовских
в Ростове Великом

                                                                                                                                   Оксана Карнович 

Гость сайта Оксана Карнович


В Государственном музее-заповеднике «Ростовский Кремль» 2 августа 2014 г. открылась вторая выставка даров князя Никиты Д. Лобанова-Ростовского, общественного деятеля, мецената и коллекционера.
 



Ростов-Великий по-купечески щедро встретил своих гостей: князя, его супругу Джун, Евгения Табачникова (советника Председателя Президиума Международного совета российских соотечественников – О.К.), Наталию Алпатову (редактора книг Н.Д. Лобанова-Ростовского) и автора этого репортажа, Оксану Карнович, прибывших на открытие выставки.

Экспозиция, которую гостеприимные хозяева расположили в залах Самуилового корпуса Ростовского кремля на третьем этаже, была мастерски организована. В первом зале представлены документы, фотографии, которые вряд ли где-то можно увидеть в таком количестве и объеме. Они с поразительной документальностью отражают судьбу русской эмиграции начала XX-го столетия, в частности семей Лобановых-Ростовских и Вырубовых – родителей, бабушек и дедушек Никиты Дмитриевича. И эта уникальная, небольшая по объему экспозиция гармонично соседствует с документами из собрания музея Ростовского кремля. Сохранены автографы семьи Лобановых-Ростовских, в том числе и книга отзывов за 1970 г., когда Никита Дмитриевич впервые посетил Ростов Великий. Второй зал полностью посвящен жизненному пути Никиты Дмитриевича: от детства до сегодняшних дней. И, конечно же, – произведения живописи, так как судьба Никиты Дмитриевича неразрывно связана с искусством. В приветственной речи Наталия Стефановна Каровская, директор музея, неожиданно для всех озвучила, что для коллекции Никиты Дмитриевича был выделен каменный особняк, и в подтверждение сего торжественно вручила  в обшитой бархатом шкатулке    ключ от дома. Двухэтажный особняк ранее принадлежал семье купца Ивана Александровича Шлякова (1844-1919), действительного члена Императорского московского археологического общества, одного из основателей Ростовского музея. Это событие держалось в тайне и явилось приятным сюрпризом для князя и для всех присутствующих.

Директор музея Н.С. Каровская вручает Н.Д. Лобанову ключ от  будущего фамильного музея

«В присутствии всех вручаю настоящий, а не символический ключ Никите Дмитриевичу, а также и брошюру проекта реставрации, план дома и небольшую справку об этом особняке. Он может тайно приехать в Ростов и самостоятельно его открыть, когда пожелает», – сказала директор. «И выспаться!», пошутил Никита Дмитриевич! По словам Наталии Стефановны, оформление документов и реставрация станет ответственностью Ростовского музея. Ученый секретарь музея Елена Владимировна Ким отметила, что после получения полной описи дара князя Лобанова-Ростовского «по мере изучения подаренной коллекции, находится все больше пересечений в музейной истории и истории представителей рода Лобановых-Ростовских. Вот одно из них посещение Ростовского кремля   князем Алексем Николаевичем Лобановым-Ростовским  в 1909 году.  Экскурсию для петербургского гостя  провел сам Иван Александрович Шляков (в архиве последнего сохранилась визитная карточка князя). Уже один этот факт делает размещение Музея Лобановых-Ростовских в доме Шляковых не просто случайным стечением обстоятельств».

«Очень важно, когда восстанавливаются звенья порванной исторической цепи, отметил мэр города Константин Геннадьевич Шевкопляс. Приходила новая власть и отсекала все старое. На данный момент, многое утрачено. Музей, как институт, существует для того, чтобы через подлинные вещи формировать верное адекватное представление о времени для будущих поколений».

В ответной речи князь растроганно благодарил: «Сегодня чрезвычайно необычный день. Это не просто вернисаж выставки! За свои 80 лет я, наверное, был пятьдесят раз на различных вернисажах и на выставках нашего собрания. Что меня покорило, что меня изумило, это то, что Ростовский кремль не только принял наше собрание, но на свои средства реставрирует особняк, который будет превращен в «Дом-музей Лобановых-Ростовских» и  будет содержаться на государственные деньги. Это, по-моему, беспрецедентно в Российской Федерации! Может быть, вас это не удивляет, но я  уверяю, что вне России происходит все иначе! Например, банкир Роберт (Бобби) Леман в Нью-Йорке отдал свое огромное собрание западного искусства в музей «Метрополитен» вместе с 20 миллионами на его   содержание; а кроме того ему пришлось выложить еще 20 миллионов долларов, чтобы отстроить флигель, где собрание могло бы экспонироваться. А тут музей «задарма», бери – заполняй! Все, что будет там, сохранится на веки веков. Я Вам низко кланяюсь! Кланяюсь, конечно, и Министерству культуры, идеологии нынешней Российской Федерации по культуре, ибо это очень серьезное решение. Я надеюсь, что наши соотечественники за рубежом об этом как-нибудь узнают, потому что очень многое, как вы знаете, было вывезено из России. По статистике экспертно-оценочной комиссии (Народного комиссариата промышленности и торговли в 1919 – О.К.), которую возглавлял М. Горький, только по российским железным дорогам из РСФСР было вывезено 70 тыс. тонн предметов культуры и искусства. Не говоря уже о морских путях. Так что нам, соотечественникам,  есть что возвращать».

Джун Лобанова-Ростовская, всем сердцем разделяющая  начинания супруга,  эмоционально выразила и свою признательность:  «В прошлый раз я подготовила речь, которую все нашли забавной. Я говорила, что дом англичанина – это его крепость. А теперь я хочу сказать, что крепость-кремль стала моим домом. В этот раз я хочу благодарить Вас по-русски! Спасибо, что Вы приняли собрание Никиты. Видно, что Вы его очень любите. Мне, как супруге, это очень приятно. Наконец-то его коллекция обрела свой дом на исторической Родине».
 

 

У дома купца И. А.Шлякова – будущего музея Лобановых-Ростовских.
Слева направо: зам. директор музея Ростовского кремля Сазонов Сергей Вячеславович;  научный сотрудник музея Елена Владимировна Ким; редактор из-ва АН Алпатова Наталья Александровна; Н.Д. Лобанов-Ростовский и его супруга Джун; мэр г.Ростова  К.Г. Шевкопляс с супругой (слева  от него); Табачников Евгений Семенович, консультант в МСРС.

 

 

Уже комфортно расположившись в скором поезде "Ростов-Великий – Москва", супруги Лобановы-Ростовские, Е.С. Табачников, Н.А. Алпатова и автор делились впечатлениями о городе, о его добрых и отзывчивых горожанах, о энергичном мэре и его домочадцах и, конечно же, о высоком профессионализме музейщиков Ростовского кремля.

Никита Дмитриевич с супругой Джун.
Возвращение из Ростова Великого в поезде

 

В ходе нашей беседы я задала Никите Дмитриевичу и Евгению Семеновичу несколько вопросов.
 
О.К.: Никита Дмитриевич, поделитесь, пожалуйста,  впечатлением о проведенной выставке Ваших даров в Ростовском кремле, о выделении отдельного помещения для дома-музея Лобановых-Ростовских.

Кн. Н.Д. Л.-Р.: Хотелось бы отметить весьма примечательный факт – до сих пор город занимался восстановлением купеческих и доходных домов, приспосабливая их под гостиницы и рестораны. Но Ростов был не только купеческим городом, но и обиталищем дворянства  и  аристократии, средоточием множества древних храмов. Об этом как-то умалчивалось. И вот первый случай, когда музей за свои средства предлагает отреставрировать здание, чтобы передать его под дом-музей князей Лобановых-Ростовских. Меня очень деликатно спросили: «А вы не возразили бы, если  одну комнату мы бы выделили под мемориал купцу, которому принадлежал этот дом? Это не  условие, а только предложение вам». Конечно же, я не возражал. Нечто подобное произошло с Музеем частных коллекций в Москве, помещение  которого было отремонтировано  за государственные деньги, что дало возможность собрать под одной крышей шедевры частных коллекционеров. Приблизительная цена того, что я подарил музею в Ростове, 300 тысяч евро.

 

Джун Лобанова-Ростовская у плаката, оповещающего  о  выставке дарений князя Н.Д. Лобанова-Ростовского Ростовскому кремлю.

Я собираюсь подарить еще несколько весьма значительных произведений. Например, очень хорошую копию картины Ильи Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану», которая висела бы у входа; две работы Ивана Клюна (соратника и соперника Казимира Малевича), каждая из которых стоит, по крайней мере, около 100 тысяч евро; а так же большое масло Александры Экстер стоимостью 350 тысяч евро. Полагаю, что после того, как мы подпишем соглашение о дарении, музей не останется в накладе – прибыль  в общем-то  превысит сумму, которую намереваются потратить  на реставрацию. Также я приобрел для музея  работы Владимира Немухина. Мне хочется, чтобы публика при входе в наш дом-музей  сразу бы видела  несколько «ударных» вещей, а работы Немухина,  несомненно, «ударные», они издали «бросаются в глаза».  Репин  же настолько популярен в России, что посетителю любого возраста, начиная со школьников, будет интересно  увидеть  воочию его знаменитую картину. Вот так я представляю себе оформление этого музея. Чтобы он являлся не только литературно-архивным собранием, а стал бы известен и живописными работами великих русских художников и  привлекал  к себе  широкий  круг посетителей. Потому я, конечно, буду дарить как можно больше работ. Символически я уже получил ключ от дома-музея, и дай Бог осуществить все это.

О.К.: Евгений Семенович, а что Вы скажите о сегодняшнем дне?

Т.Е.С.: Я испытываю чувство большой человеческой радости за то, что идеи, которые столько лет воплощал Никита Дмитриевич, сегодня реализовались. Теперь я  верю, что силой воли, упорством  можно  добиться результата.  Глядя на зрителей – а их немало присутствовало на открытии выставки, причем  не какие-то случайные люди, а  заинтересованные, любящие глубинную Россию, – я был поражен, какие  все  они светлые,  казалось,  будто мы  в другой мир  попали. Я очень рад, что эта выставка состоялась. Часть одного из важнейших периодов нашей культуры, которая оказалась вне России, Никита Дмитриевич сохранил и возвращает нам. На этом фундаменте, возведенном князем, мы, надеюсь, будем что-то создавать и творить. Мы живем в непростую эпоху, сложную, когда меняются мировоззренческие позиции. На этом фоне биография Никиты Лобанова-Ростовского, с которым мне посчастливилось познакомиться в Болгарии более 35 лет назад, являет нам Большого Русского Человека. Вопреки всем  невзгодам,  обрушившимся на его семью, он сохранил такую стойкость духа, такую целеустремленность и уважение к Родине своих предков, что сегодня должно стать эталоном для многих поколений. Не принимая многие вещи из нашего советского прошлого, несмотря на идеологические разногласия, он с любовью относится к России, и  эта любовь в нём  не отторгаема. Для нас, живущих здесь, это представляется самым главным. Не случайно Никита Дмитриевич, совместно с князем Александром Трубецким, выдвинул идею создания памятника героям Первой мировой войны. Причем инициатива эта  выдвинута людьми, которые в силу обстоятельств были изгнаны из России. Они предложили создать этот памятник как символ исторической памяти. Эта инициатива уже  воплощена (1 августа 2014 г. на Поклонной горе в Москве Президент Российской Федерации открыл памятник героям, павшим в Первую мировую войну – О.К.). Другое, не менее значимое начинание Лобанова-Ростовского –  Национальная портретная галерея с портретами созидателей тысячелетнего Российского государства. Уверен, и она  будет реализована.

                                                                            

Контакты

Если вы хотите оставить отзыв о публикации, воспользуйтесь следующей формой:
Написать автору сайта С.Мрочковской-Балашовой


 

 

 
© 2005-2012 Все страницы сайта, на которых вы видите это примечание, являются объектом авторского права. Мое авторство зарегистрировано в Агентстве по авторским правам и подтверждено соответствующим свидетельством. Любезные читатели, должна вас предупредить: использование любого текста возможно лишь после согласования со мной и с обязательной ссылкой на источник. Нарушение этих условий карается по Закону об охране авторских прав.