Пушкин в творчестве Светланы Мрочковской-Балашовой
-1- | 2
 

Соотечественники

МНОГАЯ ЛЕТА! Столетний юбилей барона Э.А. Фальц-Фейна

С. Мрочковская-Балашова

Интернет кишит сообщениями о событии: 14 сентября 2012 года Эдуарду Александровичу Фальц-Фейну исполнилось сто лет! Просматривая их, подумала: «Вряд ли какой-либо другой наш современник удостаивался подобного внимания и такой всенародной любви».

Присоединяю свое поздравление, отправленное столетнику накануне юбилея, к сотням других, полученных им со всего света.

«Дорогой Эдуард Александрович! Вас знает и обожает вся Россия! Та самая Россия, которая некогда отвергала Вас. Но своим энтузиазмом, своей горячей любовью к родной земле, своими чудными деяниями на благо отчизны Вы покорили сердца ее народа, заставили его полюбить Вас. И теперь благодарный народ возвращает Вам свою любовь сторицей! Всеобщая народная любовь это и есть высшая награда Вам от России! Она стократно ценнее всех орденов, медалей, официальных правительственных почестей и знаков отличий, которых удостоила Вас Родина! Правительства приходят и уходят, а народная любовь и народная память остаются навечно, вписывают Вашу личность в историю столь дорогой Вам России!...»

На торжество в доме Э.А. Фальц-Фейна – вилле «Аскания-Нова» в столице Лихтенштейна Вадуце – собралось множество гостей: представители правительства и правящей династии княжества Лихтенштейн, российского посольства в Берне, приятели барона из Франции, Англии, России.
Среди приглашенных был и князь Н.Д. Лобанов-Ростовский с супругой Джун.


«Неужто я вижу столетника!?– изумился Никита Дмитриевич. – Вы и на 85лет не тянете!»
Сиятельный Рюрикович добровольно выступил в несвойственной ему роли: Чрезвычайного полномочного корреспондента России в зарубежье. Свое живое описание торжественного приема у юбиляра Никита Дмитриевич любезно предоставил нашему сайту. Как всё это было рассказывает его «фоторепортаж» с непосредственного места события.

Прием на вилле барона Э.А. Фальц-Фейна в Вадуце
14 сентября 2012

Н.Д. Лобанов-Ростовский

Празднество началось в 11:30 утра. Двое охранников у входа на виллу барона проверяли пригласительные билеты. Рядом – полицейская машина и скорая помощь.

Вилла не могла вместить всех 120 гостей, приглашенных на торжество. Поэтому, вплотную к ней, в саду был установлен большой белый шатер с входом в него через дом.

Приветственные речи длились час[1]. Сам же прием – четыре часа. Все мы были изумлены бодростью виновника торжества, всё это время, без проявления признаков усталости, сидевшего в кресле в обрамлении разноцветных шаров с цифрой 100. Облаченный в элегантный темно-серый смокинг, белоснежную рубашку с бабочкой, но... в коричневых теплых кожаных туфлях (из-за больных, к сожалению, ног).


В ответ на всеобщее восхищение удивительной для столетника моложавостью барон лишь посмеивался: «Да что вы все заладили: возраст, возраст! Какой у меня возраст – я не ощущаю его! Чувствую себя так, будто мне не более тридцати... Единственно, что болит, это ноги, но зато голова думает хорошо, а это очень важно». Он постоянно улыбался, шутил, находил доброе и ласковое слово для каждого подходящего к нему с поздравлением гостя.


Прием в шатре. В 1-м ряду (крайний справа) – протоиерей Иоанн,
представлявший на юбилее Русскую православную церковь в Украине,
рядом с ним (чуть влево, без скуфьи) – настоятель Воскресенского храма в Цюрихе
отец Михаил Земан – посланец от Патриарха Кирилла.
Музыканты княжеского военного оркестра (на заднем плане снимка) торжественным маршем встретили появление в шатровом «зале приема» правителя Лихтенштейна князя Ханса-Адама II и членов правительства.

А в то же самое время, в полдень, в Санкт-Петербурге грянул залп сигнальной пушки Петропавловской крепости в честь юбиляра Э.А. Фальц-Фейна. Этот подарок подвижнику-меценату преподнесли его друзья из Международного благотворительного фонда «Константиновский» во главе с Председателем   его Совета и Управляющим делами Президента РФ Кожиным Владимиром Игоревичем  и Генеральным директором Фонда Явником Геннадием Андреевичем.


Залп сигнальной пушки Петропавловской крепости в честь столетия Э.А. Фальц-Фейна
(кадр из ТВ-репортажа о юбилее Э.А. Фальц-Фейна)

Первым приветственное слово юбиляру произнес
правитель Лихтенштейна князь Ханс-Адам II.
Князь напомнил гостям, что Фальц-Фейн стал жителем Лихтенштейна вскоре после окончания 2-й мировой войны[2]. До этого он, как и большинство русских эмигрантов, жил с нансеновским паспортом. Теперь надо было определяться с гражданством[3]. Эдуард и решил получить его в нашей стране. Однажды он «постучался» к нам в замок и попросил разрешения поселиться на постоянное жительство в Лихтенштейне. Сослался на давнее обещание моего двоюродного деда князя Франца I – в случае революции в России приютить в Лихтенштейне семью Фальц-Фейнов[4]. Правда, к тому времени эта дружная семья уже распалась. Отец его давно умер, дед и бабушка покоились на кладбище в Ницце. Старшая его сестра была замужем. Матушка решила остаться в Ницце... Так что Эдуард просил гражданства Лихтенштейна только для себя. Вскоре он получил его и открыл в середине прошлого века в Вадуце несколько сувенирных магазинов. Стал развивать туристический бизнес, установил связь с европейскими туристическими агентствами, предложил им включить Лихтенштейн в свои маршруты. И очень скоро наша страна превратилась в туристическую жемчужину Европы, а Эдуард фон Фальц-Фейн за «создание в княжестве индустрии туризма» был удостоен титула барона. «Спасибо вам за то, что вы сделали Лихтенштейн известным на весь мир и сумели привлечь в страну такое множество туристов», – сказал в конце своего приветствия князь Ханс-Адам II.

Вместе со своей сестрой княгиней Норой он оставался на торжестве до самого его конца – ушел одним из последних, простояв на ногах всю четырехчасовую «тусовку». Но все-таки ему удалось немного присесть – на время беседы со своим старым другом Эдуардом Александровичем. Как водится, вспоминали былое...


– Я помню, дорогой барон, как вы фотографировали меня, когда мне было два года. – Да неужели помнишь?! – у барона вырвалось его обычное дружеское «ты» с младшими по возрасту. Ведь князь Ханс перед ним просто мальчик – ему всего лишь 67 лет. – Помню, помню... мне тогда очень хотелось поиграть с вами, а вы взяли да усадили меня на стул и начали щелкать фотоаппаратом... В нашем семейном альбоме много сделанных вами снимков. Недавно мы с княгиней Марией с большим удовольствием рассматривали их. Особенно растрогались фотографиями с нашей свадьбы...

Поздравления гостей следовали одно за другим: зам. премьер-министра Лихтенштейна доктора Мартина Мейера, Хьюго Квадерера – министра культуры, образования, социального развития, сельского хозяйства, экологии, лесоводства, а также спорта Лихтенштейна...

Уф, как много у бедняги обязанностей! Но справится – молод еще. Хотя ему и 47 лет, а выглядит мальчишкой. Молодец князь Ханс – молодых людей к управлению страной привлекает. Вот и Мартину Мейеру, очень способному, как его считают, вице-премьер-министру, только сорок исполнилось. Что и говорить, мудрый правитель князь Ханс – 15 августа 2004, за полгода до своего 60-летия, официально передал полномочия по повседневному управлению государством своему 36-летнему сыну – наследному князю Алоизу...– размышлял я под музыку оркестра.

Она звучала после каждого выступления оратора. Прекрасная задумка, дабы не переутомлять гостей! Но в данном случае – для большей торжественности события, и, пожалуй, для того, чтобы слушатели могли проникнуться смыслом речений...

Слово берет мэр Вадуца Эвальд Оспельт. За ним Эрнст Бюхель, мэр общины Руггель – самого северного муниципалитета Лихтенштейна «Унтерланд» («Нижняя земля» – в переводе с местного галльско-немецкого диалекта), что находится в долине верхнего Рейна, у подножия горы Шелленберг. Выступление этого известного в стране политика вызвало оживление. Оказалось, что Фальц-Фейн после своего приезда в Лихтенштейн именно в Руггеле был избран подданным княжества. Но совет общины попросил Фальц-Фейна внести своеобразный вступительный взнос – построить на собственные средства поилку для коров. Ведь Лихтенштейн в ту пору был небогатой страной, в сущности, европейской провинцией. Так что не гнушался и маленькой помощью. Эдуард на последние деньги приобрел поилку. Выборы прошли успешно, из 106 избирателей 100 проголосовали за барона. «Но если бы голосующими были женщины (в Лихтенштейне они только недавно получили право голоса), присовокупил Бюхель, господин барон, без всякого сомнения, получил бы 100% голосов».


Князь Ханс забавлял окруживших его приятелей веселыми байками.
Крайний справа на переднем плане – мэр Руггеля Эрнст Бюхель.
Выступивший следом президент Олимпийского комитета Лихтенштейна Лео Кранц рассказал еще об одной заслуге Фальц-Фейна перед своим новым государством – создании Олимпийского комитета, председателем которого многие годы и был сам барон. Это титул он получил от правящего князя Лихтенштейна, согласно нашему сословному обычаю – все дворяне обязательно должны быть титулованными, пояснил Лео Кранц.

Примечания и комментарии


[1] Приводится лишь резюме официальных поздравлений.

[2] Победа СССР для русских эмигрантов – вместе с радостью за поражение врага их отчизны – означала невозможность их возвращения на Родину.

[3] Нансеновский паспорт выдавался беженцам-эмигрантам. Но этот документ не давал им гражданства, равно как и никаких других гражданских прав, даже – до 1942 – права передвижения из одной страны в другую.

[4] Франц I (28.08.1853 – 25.07.1938) – 13-й князь Лихтенштейна, двоюродный дед кн. Ханса-Адама. На престол вступил в 1929 г. после смерти своего брата кн. Иоганна II. Брак Франца I , как и его брата, был бездетным. После него престол наследовал его двоюродный племянник Франц Иосиф II (1909–1989) – отец нынешнего правящего князя Лихтенштейна Ханса-Адама II. Будущий правитель княжества Франц I, незадолго до революции в России, разговорился на одном из петербургских балов с Верой Николаевной Фальц-Фейн (1886–1977) – дочерью генерала Николая Алексеевича Епанчина. Князь хорошо знал его и как директора Пажеского Его Императорского Величества корпуса (1900–1907), а с 1902 и как генерала Свиты Императора. Сам князь Франц служил в дипломатическом ведомстве Австро-Венгерской империи. В 1894–1899 гг. возглавлял австро-венгерское посольство в Санкт-Петербурге. Считался хорошим специалистом по делам России. В предреволюционные годы часто бывал в Петербурге с дипломатическими поручениями. Одно из последних – установление тесных научных контактов между Австро-Венгрией и Россией. Именно тогда он и предсказал Вере Николаевне неминуемость скорых кровавых событий в ее стране. Посоветовал ей как можно скорее уезжать из России. При этом посулил ей, по словам Эдуарда Александровича, приютить всю семью Фальц-Фейнов в Лихтенштейне.



 
-1- | 2
© 2005-2012 Все страницы сайта, на которых вы видите это примечание, являются объектом авторского права. Мое авторство зарегистрировано в Агентстве по авторским правам и подтверждено соответствующим свидетельством. Любезные читатели, должна вас предупредить: использование любого текста возможно лишь после согласования со мной и с обязательной ссылкой на источник. Нарушение этих условий карается по Закону об охране авторских прав.