Пушкин в творчестве Светланы Мрочковской-Балашовой
-1- | 2 | 3

Суть донжуана и был ли им Пушкин?

Отвечает на вопрос Иосиф Баскин, архитектор, Назарет, Израиль



Дон Жуан
Прежде, чем пытаться выяснить поставленный в заглавии вопрос, необходимо определиться с терминологией: что мы понимаем под донжуанством? Каким набором психологических, личностных и поведенческих признаков должен обладать человек, чтобы его однозначно можно было причислить к довольно многочисленному отряду донжуанов?

Сразу отмечу, что до настоящего времени научной формулировки понятия донжуанства не существует. Поэтому попытаемся сами ее сгенерировать, анализируя характеры и поведение таких всемирно признанных донжуанов, как Джакомо Казанова, сам Дон Жуан и Ловелас.

Джакомо Казанова – реальное историческое лицо, венецианец, неутомимый покоритель женщин, писатель, автор знаменитых мемуаров «История моей жизни». За 39 лет «карьеры» соблазнителя он покорил 122 женщины, уступив в этом плане пальму первенства только Пушкину. В указанных мемуарах Казанова подробно описал и соблазненных женщин, и «технологию» их покорения.

Дон Жуан – распутник, герой многочисленных литературных произведений. В реальной жизни его прототипом был некто Дон Хуан Тенорио, который вместе с королем Доном Педро (тоже знаменитым бабником) своими дерзкими любовными приключениями наводил ужас на женщин Севильи.

Ловелас – литературный герой романа Сэмюэла Ричардсона «Кларисса». Прототипов в реальной жизни не имел. Обладая мощным эротичесим началом, он во время сна 16-летней главной героини коварно ее соблазнил. (От изложения сюжета всего романа я уклонюсь). Роман получил чрезвычайную популярность, в результате чего понятие «ловелас» стало идентичным понятию «донжуан».

Не вдаваясь в подробности анализа психологических, личностных и поведенческих признаков упомянутых выше героев, отбрасывая случайные и мелкие обстоятельства, случавшиеся в их жизни, «в твердом остатке» анализа зафиксируем его главные выводы:
  1. Все донжуаны обладали повышенной жаждой чувственных удовольствий.
  2. Проявляли сильнейший эротизм поведения в совокупности с выраженной сексуальностью.
  3. Находились в постоянном поиске все новых и новых половых партнеров.
  4. Испытывали муки беспричинной ревности, проявляли агрессивную отвагу, были горды и обидчивы.
  5. Унижали «отработавших» половых партнеров.
  6. Обладали хорошей физической организацией своего тела.
В совокупности эти признаки полностью соответствуют современному пониманию истерического характера человека {2}. Отсюда вывод: истинный донжуан должен обязательно обладать характером, поведенческая модель которого описана шестью вышеприведенными пунктами. Следовательно, для того, чтобы положительно ответить на вопрос: «Был ли Пушкин донжуаном?», необходимо убедительно доказать, что он на самом деле обладал истерическим характером.

Доказательству подобного утверждения посвящена замечательная книга Александра Лукьянова «Александр Пушкин в любви. Интимная психобиография поэта». В ней автор «сделал попытку рассмотреть интимную жизнь Пушкина сквозь призму психоанализа, используя, в частности, теорию, изложенную в работах Зигмунда Фрейда, Вильгельма Райха и Александра Лоуэна».

Александр Лукьянов в первых же строках книги {1} ставит задачу определения типа характера Пушкина на основе анализа оценок его современниками, друзьями и родными. Это, пожалуй, единственный надежный путь, ведущий к цели исследования. Шаг за шагом, внимательно вслушиваясь в голоса близких к поэту современников, автор на страницах этого почти 500-страничного труда убедительно доказал, что Александр Сергеевич обладал истерическим характером, полностью отвечающим сути шести вышеприведенных пунктов. Всех интересующихся данной проблемой я адресую к книге Алесандра Лукьянова, ибо невозможно в схематически кратком виде изложить содержащуюся в ней необъятную массу свидетельств, доказательств, суждений и выводов. Можно лишь очень кратко, применительно к Пушкину, пройтись по указанным шести пунктам.

Итак, сильнейший эротизм поведения вкупе с жаждой чувственных удовольствий проявились у Пушкина уже в первые лицейские годы. Судя по его собственным намекам в письмах к друзьям, невинность он потерял лет в двенадцать-тринадцать. Один из его лицейских товарищей писал: «Пушкин был до того женолюбив, что будучи еще 15-ти или 16-ти лет, от одного прикосновения к руке танцующей во время лицейских балов взор его пылал, и он пыхтел, сопел, как ретивый конь среди молодого табуна». Удивительно длинен список девушек и женщин, которых Пушкин в лицейские годы любил, вернее, ему казалось, что любил, а на самом деле просто желал: Наталья I из его «донжуанского списка», прелестная актриса театра графа Варфоломея Толстого, любовница последнего; горничная фрейлины Валуевой Наташа; Наталья Кочубей, дочь министра внутренних дел России, которая по свидетельству однокашника Корфа была «первым предметом любви Пушкина»; фрейлина Екатерина Бакунина; молодая вдовушка Мария Смит и даже супруга историографа Екатерина Андреевна Карамзина, которая была старше поэта на двадцать лет. Достоверно известно, что с двумя из этого списка - с Натальей I и Марией Смит - у Пушкина были полноценные сексуальные отношения, а последняя, возможно, и забеременела от него.

После окончания Лицея, буквально сгорая от любовной лихорадки, Пушкин меняет одну любовницу за другой. Он вступает в общество «Зеленая лампа», заседания которого начинались с попоек, а кончались, как правило, посещением борделя.
Здорово, рыцари лихие,
Любви, свободы и вина!
Для нас, союзники младые,
Надежды лампа зажжена!
Здорово, молодость и счастье,
Заздравный кубок и бордель,
Где с громким смехом сладострастье
Ведет нас, пьяных, на постель!

Удивительно, но Пушкин такую разгульную жизнь умудряется совмещать с высокой поэзией! Из письма Тургенева Вяземскому от 18 декабря 1818 года: «Сверчок прыгает по бульвару и по б..., но при всем беспутном образе жизни он кончает четвертую песнь поэмы. Если еще два или три х..., то и дело в шляпе. Первая х... болезнь была и первою кормилицей его поэмы». Вскоре, не оставляя посещений борделя, Пушкин увлекается почти сорокалетней княгиней Голицыной. Она вела ночной образ жизни и спокойно, без жеманства, близко подпустила молодого поэта к себе, однако быстро ему надоела, и он переключился на воспитанницу театрального училища Екатерину Семенову, затем на актрису Сашеньку Колосову... Нет смысла перечислять всех женщин, проходивших через руки поэта Это была нескончаемая череда. А впереди маячила уже ссылка на юг со своею чередою женщин (гречанка, Эйхфельд, Варфоломей, Калипсо Полихрони...), в Одессе – Елизавета Воронцова, Вера Вяземская, Амалия Ризнич, Каролина Собаньская, которая, впрочем, соблюдала дистанцию, не подпуская поэта близко... В Михайловском у Пушкина развернулась особенно бурная сексуальная жизнь. Арина Родионовна постаралась для своего любимца–барина: 19-летняя Ольга Калашникова стала его постоянной любовницей, но вскоре забеременела, и Пушкин переключился на соседнее село Тригорское, которое стало его маленьким гаремом. Там же появилась и Анна Керн, одна из самых желанных любовниц Пушкина... И так далее, и так далее... Женщин он менял не только, будучи холостым, но и после женитьбы на Наталии Гончаровой.

Слово Александру Лукьянову: «Истерический характер, по мнению А Лоуэна {2}, постоянно находится в поиске более глубоких чувств. Именно в этом состоят его желание и потребность, толкающие к флирту, к поиску все новых и новых романов, к внебрачным связям. С точки зрения психоанализа, истерическому характеру легко увеличить выработку энергии «либидо»: это получается при любом возбуждении. Самый распространенный путь – через новую любовную связь. При этом возбуждение возрастает, как следствие новых переживаний, а ощущение завоевания в новом романе приводит к росту сексуального заряда, увеличению жизненной активности и появлению чувства радости. Но поскольку с ростом заряда способность к разрядке вовсе не увеличивается, то энергия так или иначе должна вернуться на прежний уровень. Возбуждение падает, выработка энергии снижается, новизна романа исчезает, нужно искать следующий. Именно этот психический механизм, описанный психоаналитиком А. Лоуэном, лежал в основе всех бесконечных пушкинских увлечений...»

Еще одной особенностью истерического характера является тяга к унижению половых партнеров. Пушкин в полной мере отдал дань этой особенности своего характера. С точки зрения Фрейда, такое унижение резко увеличивает половую активность и усиливает наслаждение мужчины. Как заметил Леонид Гроссман, любовь для Пушкина была только «сферой острых эротических переживаний и несколько отвлеченным материалом для великолепных лирических опытов. Но любви в простом человеческом смысле ему, по-видимому, никогда не пришлось испытать». Александр Лукьянов пишет: «Романтика чувства исключалась его (Пушкина – И.Б.) насмешливым скептицизмом. Так, графиню Воронцову он видит в цинических «36 позах Аретино», А.П. Керн для него – «вавилонская блудница», Анна Вульф – смешная провинциалка, Елизавета Михайловна Хитрово – сладострастная Пентефреиха»...

Ну, и, конечно, ревность. Как же без нее истерическому характеру? Пушкин ревнует своих женщин по всякому ничтожному поводу, а иногда и вовсе без повода. Так было и с Воронцовой, и с Керн, и с женой, Наталией Николаевной. Из письма сестры Пушкина, Ольги Сергеевны, к мужу: «Брат говориил мне, что иногда чувствует себя самым несчастным существом – существом, близким к сумасшествию, когда видит свою жену разговаривающей и танцующей на балах с красивыми молодыми людьми; уже одно прикосновение чужих мужских рук к ее руке причиняет ему приливы крови к голове, и тогда на него находит мысль, не дающая ему покоя, что жена его, оставаясь ему верной, может изменить ему мысленно...»

Думаю, написанного достаточно, чтобы положительно ответить на поставленный в заголовке вопрос. Да, Александр Сергеевич Пушкин имел истерический тип харатера, да, он был донжуаном, и еще каким! Обогнал самого Казанову!

Использованная литература


{1} Александр Лукьянов. «Александр Пушкин в любви. Интимная психобиография поэта», АСТ, Москва; ФЕНИКС, Ростов-на-Дону, 1999.
{2} Лоуэн А. «Язык тела», Спб, 1997.
Фрейд З. «Труды разных лет». В 2 кн. Тбилиси, 1991.
Хорни Карен. «Невроз и развитие личности», М., 1998.

Комментарии по вопросу: «Был ли Пушкин донжуаном?»

 Н.Д. Лобанов–Ростовский:

Был ли Пушкин донжуаном? Да, был, подобно литературному герою Дон Жуану, Казанове и другу Дон Жуана аббату де Берни – автору либретто к опере Моцарта «Дон Джованни», известному под псевдонимом Лоренцо Да Понте, и мн. другим. Но Пушкин в этом отношении был намного выше. Эфиопская кровь, которая текла в его жилах, – превосходное горючее для эротического генератора.
 


Марьям Вахидова, литератор, исследователь литературы, Грозный, Чеченская республика:

К сожалению, пока мои исследования по Пушкину не опубликованы, я не могу позволить себе что-то из них цитировать. Но вопрос о донжуанстве Пушкина с подробным списком самых блистательных женщин своего времени начинает раздражать. Опуская здесь, по понятным причинам, всю свою доказательную базу, могу с полной уверенностью заявить, что кроме доступных женщин из борделя, Пушкин не мог похвастаться, что хоть раз обладал этими женщинами из списка, который он составил исключительно из мести этим красавицам, отвергшим его! Речь не идет о Натали Гончаровой, на которой он женился опять же не из великой любви к Красавице, а дабы взять реванш за все унижения от прекрасной половины высшего света. Реванш удался: в свете не только мужчины сворачивали себе шеи при виде Пушкиной!..

Пушкин хорошо понимал, что на фоне Натали он будет проигрывать внешне еще больше, еще сильнее, и Долли Фикельмон, как никто другой и как нельзя лучше, подметит этот контраст. Но уязвленное самолюбие поэта было щедро вознаграждено – он обладал Мадонной, пред Красотой которой меркли все светские львицы, и отказавшие ему, в том числе.

В этом отношении я солидарна скорее с Кирой Викторовой, которая также считает, что Донжуанский список выдуман Пушкиным, но у нее своя доказательная база, что тоже радует.

Несомненно – Пушкин был чрезвычайно пылким, безоглядно влюбчивым и желающим обладать именно той, которая была для него недосягаемой. За недоступность их он беспощадно мстил дамам циничными эпиграммами, клеймил их в нецензурных стихах, чего порядочные женщины и девушки боялись пуще огня. «Как дай вам Бог любимой быть другим» – всего лишь поэтический образ, в жизни Пушкин не умел ни отступать благородно, ни уступать. В этом плане Лермонтов был честнее: «Иль женщин уважать возможно, Когда мне ангел изменил». Таким он был и в жизни.

Кроме того – Пушкин всегда желал чужих жен. Не потому, что они нравились ему, а потому что хотел наставить рога их мужьям, державшим с ним дистанцию... И Воронцову Е.К. он тоже не получил! Потому и не простил ей связи с Раевским. Как ославил Керн, которая предпочла ему Вульфа, Аглаю Давыдову, которая предпочла (опять же со слов Пушкина) – Дениса Давыдова.

Почему-то стало хорошим тоном, защищая Пушкина или оправдывая его за гений, чернить всех, кто так или иначе соприкасался с ним по жизни, но имел свое мнение, свое желание, свои интересы. Может, пора остановиться и посмотреть в источник, когда он еще не был замутнен советскими пушкинистами, с рьяностью футбольных фанатов кидавшихся защищать Солнце русской поэзии от его же родимых пятен.

Что касается шести признаков Донжуанства, приводимых И. Баскиным, то их легко можно отнести к любому мужчине южного темперамента. И в Пушкине сидел эфиоп, о котором он не позволял себе забывать.

-1- | 2 | 3