Пушкин в творчестве Светланы Мрочковской-Балашовой
-1- | 2

Рекомендовано Пушкиным

(Книга С. Пеллико "Об обязанностях человека")



Георгий Ровенский

В библиотеке Пушкина есть одна книжка для карманного чтения.
В общем каталоге Б. Л. Модзалевского она значится под N 279 -
"Об обязанностях человека, наставление юноше". Сочинение Сильвио Пеллико.
С итальянского. СПб. в типографии Н. Греча. 1836.
На чистом перед титулом листе бумаги написано чернилами:
"Милостивому Государю Александру Сергеевичу Пушкину
от переводчика Дирина. 18 января 1837. С. Петербург".
Этой книге поэт посвятил две страницы в 3-м номере "Современника" за 1836 г.


Как воспитать достойного юношу в наше напряженное время? Многие ответы на этот вопрос читатель найдет в рассуждениях и этических наставлениях «о долженствовании человека» итальянского поэта, драматурга и мемуариста Сильвио Пеллико (1788-1853). Эту его книгу А.С.Пушкин горячо рекомендовал для чтения в 1836 г. подписчикам своего журнала «Современник». Суровая судьба автора «Наставлений» (десять лет он был заключен в тюрьмах Австрии), чья предарестная судьба напоминала раннего мятежного Пушкина, помогла «Наставлениям» проникнуть во все слои общества. «Наставления» издавались десятки раз во многих странах мира, они были рекомендованы для чтения в старших классах гимназии, в семинарии и кадетских корпусах.

Сочинение Сильвио Пеллико
Сочинение Сильвио Пеллико.
Чем же привлекла внимание А.С.Пушкина эта книга и почему он рекомендовал ее своим читателям?
Прочитаем еще раз заметку Пушкина":

Пушкин А.С. Критический обзор (журнал "Современник" №3 за 1836 г.)

Книга "ОБ ОБЯЗАННОСТЯХ ЧЕЛОВЕКА" Сочинение Сильвио Пеллико

На днях выйдет из печати новый перевод книги «Dei doveri degli uomini», сочинения славного Сильвио Пеллико.
Есть книга, коей каждое слово истолковано, объяснено, проповедано во всех концах земли, применено ко всевозможным обстоятельствам жизни и происшествиям мира; из коей нельзя повторить ни единого выражения, которого не знали бы все наизусть, которое не было бы уже пословицею народов; она не заключает уже для нас ничего неизвестного; но книга сия называется Евангелием,– и такова ее вечно новая прелесть, что если мы, пресыщенные миром или удрученные унынием, случайно откроем ее, то уже не в силах противиться ее сладостному увлечению и погружаемся духом в ее божественное красноречие.

И не всуе, собираясь сказать несколько слов о книге кроткого страдальца, дерзнули мы упомянуть о божественном Евангелии: мало было избранных (даже между первоначальными пастырями церкви), которые бы в своих творениях приближились кротостию духа, сладостию красноречия и младенческою простотою сердца к проповеди небесного учителя.

В позднейшие времена неизвестный творец книги "О подражании Иисусу Христу», Фенелон и Сильвио Пеллико в высшей степени принадлежат к сим избранным, которых ангел господний приветствовал именем человеков благоволения.

Сильвио Пеллико десять лет провел в разных темницах и, получа свободу, издал свои записки. Изумление было всеобщее: ждали жалоб, напитанных горечью, – прочли умилительные размышления, исполненные ясного спокойствия, любви и доброжелательства.

Признаемся в нашем суетном зломыслии. Читая сии записки, где ни разу не вырывается из-под пера несчастного узника выражение нетерпения, упрека или ненависти, мы невольно предполагали скрытое намерение в этой ненарушимой благосклонности ко всем и ко всему; эта умеренность казалась нам искусством. И, восхищаясь писателем, мы укоряли человека в неискренности. Книга «Dei doveri» устыдила нас и разрешила нам тайну прекрасной души, тайну человека-христианина.

Сказав, какую книгу напомнило нам сочинение Сильвио Пеллико, мы ничего более не можем и не должны прибавить к похвале нашей.

В одном из наших журналов, в статье писателя с истинным талантом, критика, заслужившего доверенность просвещенных читателей, с удивлением прочли мы следующие строки о книге Сильвио Пеллико:
«Если бы книга Обязанностей не вышла вслед за книгою Жизни (Мои темницы), она показалась бы нам общими местами, сухим, произвольно догматическим уроком, который мы бы прослушали без внимания».

Неужели Сильвио Пеллико имеет нужду в извинении? Неужели его книга, вся исполненная сердечной теплоты, прелести неизъяснимой, гармонического красноречия, могла кому бы то ни было и в каком бы то ни было случае показаться сухой и холодно догматической? Неужели, если б она была написана в тишине Фиваиды или в библиотеке философа, а не в грустном уединении темницы, недостойна была бы обратить на себя внимание человека, одаренного сердцем? Не можем поверить, чтобы в самом деле такова была мысль автора «Истории поэзии».

Это уж не ново, это было уж сказано – вот одно из самых обыкновенных обвинений критики. Но все уже было сказано, все понятия выражены и повторены в течение столетий: что ж из этого следует? Что дух человеческий уже ничего нового не производит? Нет, не станем на него клеветать: разум неистощим в соображении понятий, как язык неистощим в соединении слов. Все слова находятся в лексиконе; но книги, поминутно появляющиеся, не суть повторение лексикона. Мысль отдельно никогда ничего нового не представляет; мысли же могут быть разнообразны до бесконечности.

Как лучшее опровержение мнения г-на Шевырева, привожу собственные его слова:
«Прочтите ее (книгу Пеллико – Г.Р.) с тою же верою, с какою она писана, и вы вступите из темного мира сомнений, расстройства, раздора головы с сердцем в светлый мир порядка и согласия. Задача жизни и счастия вам покажется проста. Вы как-то соберете себя, рассеянного по мелочам страстей, привычек и прихотей – и в вашей душе вы ощутите два чувства, которые, к сожалению, очень редки в эту эпоху: чувство довольства и чувство надежды».

Счастливая судьба книги и несчастья ее автора


Александр Сергеевич, первым привлекший внимание к этой небольшой книге в 100 страниц, оказался пророком. У этой книги была довольно счастливая судьба в России. Ее издавали несколько раз, а в 1899 году вышло карманное издание для юношества, которое было рекомендовано воспитанникам духовных и военных учебных заведений и старшеклассникам гимназий. Она, как и книга "Мои темницы", была издана многократно и в других странах, на нескольких языках мира.

Пушкин вскользь упомянул о судьбе автора, дважды прошедшего темницы, считая, что книга "Об обязанностях человека" интересна и чрезвычайно полезна сама по себе. Вот почему он возражает своему молодому другу Шевыреву, когда тот утверждает о привлекательности этой книги именно тем, что написана автором, прошедшего жестокие испытания, но не ожесточившегося судьбой своей.

Обстоятельства жизни, которые привели Сильвио Пеллико в темницу, были так сходны с пушкинскими возможностями попасть в темницу, что эту тему поэт и не затрагивает, хотя косвенно привлекая внимание к автору, привлекает внимание и к его биографии и, конечно, к его предыдущей книге "Мои темницы".

Третья жизнь Сильвио Пеллико


Сильвио Пеллико
Сильвио Пеллико.
Итальянский поэт Сильвио Пеллико родился в 1788 г. в Салуццо (Пьемонт). Отец его, дворянин, Онораль Пеллико работал в почтамте. Еще юношей он посвятил себя поэзии. Его первая любовь умерла в 14 лет. Поэтому так страстно зазвучала его первая трагедия «Франческа да Рамини», написанная по мотивам Данте Алигьери. Трагедия имела успех у зрителей во многих театрах.

Имя автора становится широко известно. Трагедия «Эвфения» укрепила его успех. Он становится наставником юноши Одордо у графа Брие, а затем юношей Джакомо и Джуно у графа Порро Ламбертиеги. В салонах последнего он встретился с Байроном и м-ль Сталь, многими итальянскими поэтами. Он стал издавать журнал «Примиритель» далекого от экстремизма литературно-публистического направления. В 1820 он был арестован австрийскими властями, усмотревшими в деятельности поэта мятежный дух и призыв к свободе.

Только через десять лет он вышел на свободу, пройдя несколько тюрем, написав в тюрьмах множество стихотворений. Благодаря содействию министерства внутренних дел он пишет и в 1832 г. печатает свою повесть о тюремной жизни "В темницах". Повесть эта быстро распространяется по всему миру. Его французское издание во многих экземплярах попадает и в Россию, пересылается в Сибирь к декабристам. Это была спокойная правда о жизни в заключении и мире арестантов и охранников. Попала она и к А.С.Пушкину и несомненно судьба автора привлекла его внимание. Ведь его крестный путь мог повторить и сам российский поэт. Бунтующий его дух так и рвался из него в молодости, и только либеральность Александра I ограничила наказание поучительной ссылкой на юг, а затем в свою собственную деревню.

В 1833 С.Пеллико издает трагедию «Томасо Моро», а в 1834 морально-философские наставления «Об обязанностях человека» («О долженствовании человека»), с позаголовком «Наставления одному юноше». Они сразу же получили общеевропейский резонанс и были изданы и переизданы по всей Европе. В 1836 его переводит Дирин, хороший знакомый Пушкина по семье Кюхельбекера. Он обращается с просьбой к Александру Сергеевичу написать к книге предисловие. Поэт в ж-ле «Современника» горячо рекомендует свои читателям книгу Сильвио Пеллико из Салуццы.

Рекомендации Пушкина оказалась очень верными. Эта книга начало свое шествие по России. Затем была издана массовым тиражом Определением Ученого комитета Министерства просвещения. «Постановлено допустить ее в школьные библиотеки для старшего возраста средних учебных заведений». Главным управлением военно-учебных заведений эта книга была рекомендована для чтения юнкерам военных и юнкерских училищ и воспитанникам двух старших рот кадетских корпусов. Книга также была рекомендована для чтения и семинаристам. Это была вторая жизнь Сильвио Пеллико, умершего в 1853 г.

Третья жизнь Сильвио Пеллико начинается в России в наше время. Издательство «Терра» выпустило в 1995 г. его повесть «В темнице» вместе с двумя другими тюремными повестями. И вот вниманию российских читателей предлагается впервые через 100 лет последней публикации отрывки из его второй книги - главный труд жизни - наставления юноше в сложное время жизни. Но на его нравственные призывы, я уверен, откликнутся сердца и старших поколений.

Обширен круг затронутых книгой тем. Вот перечень глав "Наставлений": Значение долга. Любовь к истине. Религия. Несколько советов. Человеколюбие и милосердие. Уважение к человеческому достоинству. Любовь к отечеству. Что такое истинный патриот. Сыновняя любовь. Уважение к старым людям и к предкам. Братская любовь. Дружба. Учение. Выбор призвания. О спокойствии духа. Раскаяние и исправление. Безбрачие. Уважение к женщине. Нравственное достоинство любви. Любовь, достойная порицания. Уважение к замужним женщинам и к девицам. Супружество. Отеческая любовь, любовь к детям и к юношеству. О богатстве. Уважение к несчастью ближних. Благотворительность. Уважение к знанию. Благопристойность. Благодарность. Смирение, кротость и всепрощение. Мужество. Высокое понимание жизни и мужественная смерть.

>> Для примера мы приводим вступление автора и две главы его этической книги.

Примечание автора сайта:


Книга, обложка которой воспроизведена выше, была издана несколько лет назад во Фрязино (Московская губ).
Название города тесно связано с российским прозвищем итальянских мастеров - «фрязинов», много сделавших для укрепления могущества Московской Руси и ее величия.
Составителем ее был Георгий Васильевич Ровенский, пресс-секретарь Администрации города Фрязино.
Издатель - Щелковский муниципальный фонд поддержки предпринимательства, г. Щелково Московской обл. Пролетарский пр-т 11, тел (256)2-16-27, (09656)2-16-27.


-1- | 2