Пушкин в творчестве Светланы Мрочковской-Балашовой

Фаворитка царя

Уважаемые гости сайта!
Помещаю новое примечание к "Дневнику Долли" о Любови Голынской-Борх в надежде на вашу помощь – может, кому-нибудь из вас известна девичья фамилия Акулины Павловны – жены Ивана Афанасьевича Гончарова и ее бабушки. Буду признательна за сообщение.

Светлана Мрочковская-Балашова.

Отрывок из Дневника Долли:

17 февраля 1832. Позавчера мы в свою очередь дали бал в честь Их Величеств. Он очень удался. Убранство было красивым и элегантным. Фикельмон умеет сообщить подобным торжествам изысканную простоту, она в тысячу раз предпочтительней грандиозной пышности, придающей дому несвойственный ему вид. Император с Императрицей выглядели очень красивыми и веселыми. Император и Великий Князь Михаил танцевали до половины четвертого утра, что случилось с ними впервые в нынешнем бальном сезоне. Было совсем не жарко, общество небольшое, и все танцевали с удовольствием. Что касается меня, подобный бал не причиняет мне особых хлопот. Обычно хозяйка чувствует себя усталой, беспокоится за тысячу мелочей, ей очень хочется, чтобы все прошло успешно, чтобы все были довольными. Это порождает в ней напряжение, а для того, чтобы быть на бале веселой, не следует волноваться, и легкую праздничную лихорадку должны вызывать только музыка, шум, блеск, да еще кокетство, но без серьезных намерений. Стоит только хоть о чем-нибудь задуматься, как всё это разом угасает и исчезает бесследно! В конце масленицы балы влекут меня в силу привычки и еще потому, что я люблю сновидения, ибо ничто так не похоже на сон, как бал! Пробуждение наступает в тот момент, когда я сажусь в карету, увозящую меня домой. Тогда вновь становлюсь такой, какая я есть на самом деле, и возвращаюсь к действительности с ощущением той меланхолической пустоты, что владеет мною по утрам, когда отряхиваюсь от хаотических сновидений.
Пушкин с женой перед зеркалом на придворном балу
"Пушкин с женой перед зеркалом на придворном балу".
Худ. Н.П.Ульянов,1936 г.
На нашем бале присутствовала миниатюрная особа, которая в нынешнем сезоне в большой моде. Мадам Борх только что вышла замуж. У нее красивые, ярко-синие глаза; небольшого роста, миниатюрная, с очень маленькими прелестными ножками, ничего особенного в фигуре, самодовольный вид, не особенно умна, но весьма соблазнительная. Движется и танцует неграциозно.

Примечания и комментарии


Эмма Эмилия (Любовь Викентьевна) Борх (1812–11.3.1868, Париж), [дата рождения определена согласно приведенному П.Е. Щеголевым послуж. списку 1813 года ее отца, в котором упомянуты две его дочери – годовалая Любовь и пятилетняя Ольга]. Мать: Любовь Ивановна, урожд. Гончарова, (5.7.1794–24.2.1822), [на полск. сайте Genealogia potomkуw Sejmu Wielkiego: (http://www.sejmwielki.pl:2317/sejmwielki?p=emma) она указана как Эмма Гончарова–Мордвинова, вероятно, имя Эмма (Aimйe –Любовь) приняла при вступлении в брак с католиком, происхождение же второй части фамилии – Мордвинова не удалось выяснить]. 2.7. 1806 Любовь Ивановна Гончарова вышла замуж за Винцента Михаила (Викентия Ивановича) Голынского (1770–1831), с Голына, герб Кламры. Викентий Иванович начал службу в 1791 капитаном-поручиком л.-гв. Преображенского полка, в 1797 – командир в чине полковника Сибирского драгунск. полка, маршалок (в 1802) Черниговского повета Черниговской губ, предводитель дворянства Могилевской губ. (1808–1814), в 1810 статск. советник, чиновник особых поручений Мин-ва полиции (1814), председатель совета при мин-ре внутр. дел, действ. тайн. советник, с 1825 по 1831 председатель ІV отд. Вольного экономич. об-ва, в 1831 и до смерти – председатель совета при Мин-ве внутр. дел. Замечание Фикельмон (в записи 17.2.1832) о том, что «мадам Борх совсем недавно вышла замуж», оказалось верным – 13.1.1832 Л.В. стала женой гр. Юзефа Казимира Петра (Иосифа Михайловича) Борха (Рига, 30.7.25.6.1807–20.11.1881, Рига) – сына Михаила Яна гр. Борха (20.6.1751–28.12.1810), известного минералога, автора десятка книг по литологии и минералогии, генерал-лейтенанта войска коронного, сенатора, Луцинского старосты, воеводы Бельского, героя польского сопротивления, и его жены (с 9.11.1783) Элеоноры Кристины фон Броун гр. де Броуне (Рига, 19.3.1766–11.2.1844, СПб.). Отец Борха, у которого было семеро детей, оставил младшему сыну 144 крепостные души. После женитьбы на красивой, но к тому же и состоятельной Л. Борх за ним уже числилось 2000 душ (сообщил Игорь Колосов из г. Прейли, Латвия). Иосиф Борх и есть тот самый «непременный секретарь» ордена рогоносцев, чьим именем был подписан присланный Пушкину 4 нояб. 1836 пасквиль. В службу в Коллегию иностр. дел Борх вступил еще будучи студентом, в 1829 произведен в актуариусы Мин­ва иностр. дел, в 1831 получил чин коллеж. асессора. Любовь Борх считалась кузиной Н.Н. Гончаровой (хотя родство было отдаленное: ее мать, дочь подполковника Козельского полка Ивана Афанасьевича Гончарова (1746–1802) – сына основателя фамилии Гончаровых Афанасия Абрамовича (по Руммелю: 1693–1788, по друг. источ.: род. 1696 или 1704–20.1.1784) приходилась двоюродной сестрой дедушке Натальи Николаевны – Афанасию Николаевичу, следовательно, отец Н.Н. был двоюродным племянником Голынской и троюродным братом Любови Борх, а, значит, Н.Н. Пушкина была ее троюродной племянницей). Биография И.А. Гончарова все еще не исследована. До сих пор неизвестна фамилия его жены Акулины Павловны (ум. 14.6.1821) – матери Л.И. Голынской. В родословной Гончаровых она ошибочно названа женой его брата Афанасия Афанасьевича Гончарова (1759–1779). В статье «Храм Рождества Богородицы» директора Кировского краеведческого музея (Калужская губ.) А.А. Бауэра (опубликована на сайте: www.voskresensk.org/museum/hram/bog/) приводятся неоспоримые факты: «Вокруг храма полтора века хоронили знатных песоченцев: владельцев завода, священников, богатых жертвователей. Так, в ограде храма были похоронены сам владелец заводов И. А. Гончаров, его жена Акулина Павловна, сын Аркадий, дочь Любовь Ивановна, по мужу Голынская. Именно ей, умершей в молодые годы, безутешный супруг Викентий Иванович Голынский поставил роскошное беломраморное надгробие со скульптурой плакальщицы под сенью беседки». (подч. мною – С.Б.). В ней же упоминается документ 1768 г. с фамилией основного жертвователя средств на построение храма – Ивана Афанасьевича Гончарова. Он стал полновластным владельцем Песоченских заводов (ныне г. Киров Калужской области) по отцовскому завещанию 1784. [Автор статьи А.А. Бауэр любезно прислал мне дополнительные сведения о И.А. и А.П. Гончаровых: «1) Дата рождения Акулины Павловны не обнаружена, а дата смерти – 14 июня 1821 г., умерла в с. Песоченский Завод Жиздринского уезда Калужской губернии и похоронена на церковном некрополе храма Рождества Богородицы (могила в ХХ в. не сохранилась). 2) Точная и однозначная дата вступления в брак А. П. и И.А. Гончаровых в деле не содержится, однако в 1786 г. Иван Афанасьевич подал прошение о передаче по смерти его родового имения жене его Акулине Павловне, в первом браке Комисаровой, и детям ее от первого брака Михаилу и Александру. На это прошение получено 21 окт. 1786 г. Высочайшее разрешение. 3) Дети А.П. и И.А. Гончаровых: Любовь Ивановна и сын Аркадий Иванович (ум. 2.1.1820, в «холостой жизни» и похоронен был там же). 4) Песоченские железоделательные и молотовые заводы (Верхний и Нижний) перешли к малолетним сыновьям Л. И. Голынской – Степану и Александру при опекунстве их отца В. И. Голынского». (Источник: РГАДА, Гончаровы, ф. 1265, оп. 1, д. 968 – «Судебное дело Голынских с Гончаровыми», – л. 1-40)]. П.Е. Щеголев («Дуэль и смерть Пушкина», 1829, с. 450) отметил, что обе Голынские – Ольга, и Любовь были внучками генерал–лейтенанта Павла Ивановича Арсеньева (1770–25.11.1840). Однако, как сообщается в родословной Арсеньевых (История родов российск. дворянства, т. І, 1886, с. 327), его брак с гр. Екатериной Михайловной Каховской (ум. 10.8.1832) был бездетным. Потомство имел его родственник и тезка Павел Иванович Арсеньев (приходился ему четвероюродным братом), женатый на кн. Степаниде Ивановне Засекиной, урожд. Аксеновой (в др. источн. Аксаковой). Возможно, Акулина Павловна и была дочерью последнего, но документальных подтверждений этому пока не нашлось. Старшая сестра Ольга Голынская 11.10.1836 вышла замуж за Франсуа Лёве­Веймара (1801–1854) – фр. литератора, историка и дипломата – генерального консула в Багдаде (1841–1841). Описанный Долли эпизод присутствия Л. Борх на балу в честь Их Величеств у Фикельмонов очень важен для пушкинистики прежде всего «царским следом», который так упорно разыскивали пушкинисты [«Но “по царственной линии” для Борха пока нет материалов», – сказал Щеголев (Там же, с. 450)]. След этот нашелся в Дневнике Долли, отметившей, что в зимний сезон 1832 Борх «была в большой моде». В переводе со светского языка это означает, что на нее обратили внимание при Дворе, т.е. сам император. В этом и был смысл приглашения Л. Борх – не очень знатной жены какого-то актуариуса и ничтожного чиновника всего лишь VIII класса – к Фикельмонам на бал, где собралось отборное высшее об-во во главе с императором. Надо полагать, что ее присутствием в тот вечер объяснялось хорошее настроение Николая І и его брата и совсем чрезвычайное обстоятельство – император танцевал до утра. Даже в дневнике осторожничала благоразумная Фикельмон, говоря о «скользких» вещах намеками, но довольно прозрачными. Очень скоро, в апреле этого же года, скромный актуариус коллегии иностр. дел был пожалован в камер-юнкеры и тогда же повышен в должности – произведен в протоколисты. Итак, по описанию Долли, Борх была красавицей. Красавицей ее называл и Дантес в письме к Геккерену в апр. 1836 года. Андрей Карамзин в письме матери из Баден­Бадена летом 1837 заметил, что «она очень хороша». Обе красавицы – Наталья Пушкина и Любовь Борх одновременно появились в петерб. свете. Двор пожелал, чтобы обе украшали балы в Аничковом. Для этого их мужьям было присвоено низшее придворное звание камер-юнкера – Борху в апр. 1832 (тогда же его произвели в должность протоколиста), Пушкину в конце 1833. Но Пушкину уже было без малого 35 лет, а Борху всего лишь 25. В апреле 1835 последовало новое повышение Борху – чин титулярного советника и назначение 2­м переводчиком 2­го деп-та внутр. сношений. Запись Долли проясняет и реакцию Николая I на прочитанный им (наконец-то!) после смерти Пушкина пасквиль – в нем он увидел, в первую очередь, оскорбление своей персоны – недвусмысленный намек на его связь с женой Борха. Проясняет и смысл каламбура Пушкина, сказанного Данзасу при виде летящего навстречу им экипажа с восседающим на передней лошади форейтором: «Жена живет с кучером, а муж с форейтором». В случае «кучер» – сам император, а форейтор, направляющий движение упряжи, скорее всего, С.С. Уваров, президент АН, председатель Главного управления цензуры, министр народного просвещения. Чем не форейтор?! Ведь он на своих постах направлял движение России к просвещению и прогрессу! Этой аллегорией Пушкин сказал Данзасу то, что было известно всему петерб. об-ву: Любовь Борх сожительствует с императором, а Иосиф Борх – с астом Уваровым. Именно этого – намека на его связь с Л. Борх – Николай и не мог простить семейке Геккеренов (видимо, царь не сомневался, что оба они были инициаторами пасквиля). Высылка Дантеса из России, лишение чинов, отказ в последней аудиенции его «батюшке» Геккерену, награжденному Николаем эпитетом «гнусная каналья», – всем этим царь отплатил не столько за Пушкина, сколько, прежде всего, за себя самого (подробнее об этом см. в книге «Она друг Пушкина была» – глава «Тайная супруга Дантеса»). От этого «образцового» брака родились три дочери: Мария Осиповна (Maria Theresia), Ольга Осиповна, Фелицата Осиповна (Mathilde Felicie), род. 1840. Уже через месяц после смерти Любови Борх 11.3.1868 в Париже Иосиф женится на своей бывшей служанке Доротее Розалии Шталейдзан (1838–1933), которая была на 30 лет моложе графа и до брака родила от него двух детей: Йозефа Антона (1858–1930) и Станислава Эдуарда (1860–1937), узаконенных Борхом после женитьбы, а третий сын Теодор Михаэль Иозеф (1869–1955) родился уже во время брака (сведения о второй жене Борха любезно предоставлены Игорем Колосовым из г. Прейли и С.Г. Решетовым из Одессы, членом РГО).
© 2005-2012 Все страницы сайта, на которых вы видите это примечание, являются объектом авторского права. Мое авторство зарегистрировано в Агентстве по авторским правам и подтверждено соответствующим свидетельством. Любезные читатели, должна вас предупредить: использование любого текста возможно лишь после согласования со мной и с обязательной ссылкой на источник. Нарушение этих условий карается по Закону об охране авторских прав.