Пушкин в творчестве Светланы Мрочковской-Балашовой
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | -6- | 7
 

Отрывки из Дневника Долли - 1829 год


С. Мрочковская-Балашова


21 сентября. 2­го сентября был подписан мир в Адрианополе. Армия дошла, можно сказать, до стен самого Константинополя. Россия сохраняет за собой в Азии 4 крепости; дунайские же — Браилов, Гюргево и еще одна будут разрушены; свободное мореплавание по Черному морю, 100 миллионов контрибуции — вот результат этого мира1. Император встретил известие с радостным восторгом, выказав его перед всеми, кто находился с ним рядом.
По вечерам к нам стали приходить гости. Принимаю в своем красном будуаре, чай пьем и ужинаем в зеленом салоне. Молодому Анатолию Демидову2 всего восемнадцать лет, а выглядит так, словно ему пятьдесят. Сутулый, маленькое болезненное лицо с красивыми одухотворенными глазами. Разговаривает хорошо и благовоспитанно. Следует отметить, что этот миллионер — еще почти ребенок, а уже сам себе господин. Фикельмон сказал, у него оттого больна грудь, что он в каждом кармане сюртука носит по миллиону, и этот груз непосилен для его хилого тела. В самом деле, нужно быть очень сильным, хотя бы духом, чтобы нести бремя всеобщего заискивания, безмерной независимости и огромных средств на удовлетворение собственных прихотей.

22 сентября. Te Deum о мире — благодарственная молитва на Марсовом поле перед всеми войсками и толпой народа3. Город вручил 50 тысяч рублей полковнику Чевкину4, доставившему эту радостную весть.

Парад на Марсовом поле
На картине Г. Чернецова «Парад на Марсовом поле» представлен весь пушкинский Петербург
Пушкин с группой писателей: Крылов, Жуковский, Гнедич.
Пушкин с группой писателей:
Крылов, Жуковский, Гнедич.
 Фрагмент картины  Г. Чернецова
«Парад на Марсовом поле».
25 сентября. Вчера Императрица выкинула. Известие о мире чрезмерно взволновало ее, что заодно с еще несколькими неосторожными ее поступками спровоцировало выкидыш.

1 октября. Сегодня выпал первый снег. При мысли о том, что целых семь месяцев мы будем пленниками зимы, у меня болезненно сжимается сердце. Должно быть, слишком велико влияние Севера на психику человека, если даже при таком счастливом существовании, как мое, мне постоянно приходится бороться с грустью и меланхолией. Корю себя, но я бессильна справиться с этим. Виновата в этом прекрасная Италия, лучезарная, блистательная, теплая, превратившая мою первую молодость в дивную картину из цветов, благоухания и гармонии. Она как бы затмила остальную часть моей жизни, какую мне придется вести вдали от нее! Немногие могли бы понять меня в этом отношении, и только человеку, выросшему и воспитанному на юге, по-настоящему понятна суть этой жизни и ее истинное очарование!

Вел. кн. Елена Павловна с дочерью.
Вел. кн. Елена Павловна с дочерью. Худ. К. Брюлов. 1830.
13 октября. Вчера я впервые увидела Великую Княгиню Елену5. У нее царственная осанка, ослепительный тон кожи и удивительная смесь мягкости и чрезмерной гордости. Она разговаривает с большой легкостью, остроумием и придает блеск компании. Эта принцесса приехала сюда совсем юной, выдана замуж за человека доброго нрава, но с неотшлифованным умом и, может быть, слишком солдафона, неспособного ни понять, ни оценить ее. Она провела здесь несколько мучительных лет, подчас весьма горьких. Сейчас она вернулась из поездки в Германию и Италию, куда ездила укрепить здоровье. Муж встретил ее с радостью и даже любовью6. Следовательно, ее самоуверенный, почти победоносный вид в данном случае совсем естествен. Что иное на свете может способствовать большей    самоуверенности, как не подлинное супружеское   довольство? <…>

15 октября. Вчера мне исполнилось 25 лет. Чтобы отпраздновать этот день, Фикельмон устроил в мою честь семейный ужин, доставивший мне огромное удовольствие. Присутствовали также тетушка Опочинина, которая вернулась из Вены, и Захаржевский, допущенный в качестве нового члена семьи. Фикельмон преподнес мне чудесный подарок — шубу за 3 тысячи рублей. Набросив ее на плечи, я не могла побороть невольного чувства стыда. Я отнюдь не скупа, скорее наоборот, но действительно не знаю, имеем ли мы право одеваться с таким щегольством? Кажется,  меня весьма радует, что каждый раз, надевая эту шубу, я буду испытывать некоторую неловкость, потому что она заставит меня думать о тех несчастных, которые страдают от холода!

Maman свозила меня к митрополиту Филарету7. Мы зовем его Святым отцом, и этот эпитет «Святой» соответствует спокойному и чистому выражению его лица. Он будет моим здешним духовным наставником. Существует небольшое затруднение — я говорю с ним по-французски, он отвечает мне по-русски, но в подобного рода общении люди легко понимают друг друга, ибо внимаешь не слухом, а душой.

29 октября. Элизалекс исполнилось четыре года. Она была осыпана ласками и подарками тетушек и моих кузин. В этот день у Maman я впервые после нашего приезда сюда встретилась с Великим Князем Михаилом8. За прошедшие шесть лет он располнел. Говорят, что очень добрый, охотно верю, однако он чересчур солдафон и даже в салоне держится, будто на плаце. Ездили поздравлять с именинами княгиню Долгорукую, а накануне графиню Гурьеву. Странная прихоть отмечать свой день ангела, посвящая его приему поздравлений от безразличных тебе людей. Герцог Мортемар немного скрасил мне досадный вечер. Несмотря на холодный и сонный вид, он умеет смеяться и веселиться. Тетушка Опочинина получила кокарду9, что является здесь большим отличием.

Е.Ф. Тизенгаузен.
Е.Ф. Тизенгаузен. Миниатюра И.Г. Григорьева..
7 ноября. Последние дни мучительны и для нас — Катрин в большом горе. Бобринский, кого она привыкла считать человеком, с которым проведет свою жизнь, женится на другой10 Катрин в этой горестной ситуации проявила всю доброту, все благородство своего ангельского характера; ни единого стона, ни малейшего упрека не исторгло ее сердце. Проливала потоки слез и оплакивала его, будто смерть отняла его у нее. Она очень огорчена и несчастна! Таинственны и неведомы пути Господни! Как понимать, что такое чистое, такое благородное и доброе существо является постоянной мишенью для мук и страданий! И именно та, которая ни в чем не согрешила, та, чьи помыслы непорочны, как у ангела11! Но Господу лучше нас ведомо, что есть добро. Склоним голову в смирении перед Его волей!

Примечания и комментарии


1 Как и предполагал император Николай, успешное наступление русских заставило султана запросить мира. Адрианопольский мирный договор был подписан 14 сент. 1829. Согласно ему, кроме перечисленного Фикельмон, Турция предоставляла свободный проход через проливы Дарданеллы и Босфор как русским, так и иностранным торговым судам. Россия получала устье Дуная с островами и восточное побережье Черного моря от устья Кубани до пристани св. Николая. Турция признавала присоединение к России Грузии, Имеретии, Мингрелии и Гурии, а также ханств Эриванского и Нахичеванского, перешедших от Ирана. Сербия, Молдавия и Валахия получали автономию, гарантируемую Россией; Греции предоставлялась автономия, ограниченная выплатой дани султану. Размер контрибуции определялся в 1,5 миллиона голландских червонцев, или 11 500 000 дукатов.

2 Анатолий Николаевич Демидов (1812—1869 или 1870), младший сын тайн. советника Николая Никитича Демидова (1773—1828) от брака с бар. Елизаветой Александровной Строгановой (1779―1818). После окончания наполеоновских войн отец поселился в Риме, в палаццо Русполи, затем во Флоренции, где позднее занимал должность русского посланника.  За основанные им во Флоренции детский приют и школу флорентийцы поставили ему памятник. Таким образом, Анатолий Демидов с детства воспитывался в Италии, но и остальную жизнь провел в основном  на Западе, хотя и  числился в  штате Мин-ва иностранных дел России, оставаясь в скромном чине коллеж.  асессора  и занимая незначительные должности  при разных посольствах и миссиях. Получив  от герцога Тосканского, в благодарность за разные пожертвования, титул графа, а затем князя Сан-Донато (по названию приобретенного  близ Флоренции имения), Демидов осмеливается предложить  руку и сердце принцессе Матильде (1820—1904) — дочери  Жерома Наполеона, бывшего короля Вестфалии (1807―1814), и его жены – принц. Екатерины Вюртембергской (1783―1835), дочери вюртембергского короля Фридриха I (1754―1816).  Предложение руки, подносящей два миллиона годового дохода, оказалось очень соблазнительным для невесты-бесприданницы (лишившийся трона отец жил на пенсию, отпускаемую ему вюртембергским королем). Свадьба новоиспеченного князя Демидова   с красавицей принцессой Матильдой состоялась 29 окт. 1840. Брак этот, обещавший стать таким счастливым,  не сложился. Супруги часто ссорились. Ходили слухи, что самодур-муж тиранит и избивает свою жену. Демидов скрашивал жизнь  путешествиями, снаряжал научные экспедиции (самая значительная из них в южную Россию), был страстным коллекционером, меценатом, покровительствовал Карлу Брюллову, заказав ему картину «Последний день Помпеи», пожертвовал 500 тысяч руб. на основание в Петербурге Демидовского дома призрения трудящихся, а вместе с братом П.Н. Демидовым (1798—1840), мужем знаменитой красавицы Авроры Карловны Шернваль (1808―1902), — 200 тыс. руб. на основание Николаевской детской больницы; учредил международную премию «за изображение Петра I в один из замечательнейших моментов его жизни». Его коллекции произведений искусства, размещенные в парижском доме и на вилле Сан­Донато, считались лучшими в Европе.

3 Вероятно, была исполнена торжественная оратория «Te Deum» итал. композитора Джузеппе Сарти (1729—1802), написанная им, как и ряд других духовных произведений (молитва «Слава в вышних Богу», несколько ораторий, кантат, церковных концертов), по заказу Екатерины II во время его пребывания в России (1784—1801). Исполнение сопровождалось колокольным звоном, пушечной стрельбой, фейерверком.

4 Константин Владимирович Чевкин (1802—1875) — впосл. генерал-лейтенант, генерал-адъютант, начальник штаба Горного корпуса (1834—1845), сенатор (1845), главноуправляющий путями сообщений и публичными зданиями (1855—1862), председатель Деп-та гос. экономии при Гос. совете (с 1863), председатель комиссии по делам Царства Польского.

5 Елена Павловна, вел. кн. (1806—1873) — принцесса Вюртембергская Фредерика Шарлотта Мария, дочь вюртембергского принца Павла Фридриха Августа (1785―1852),  в 1813 служившего в русской армии, жена вел. кн. Михаила Павловича. Ей не было еще 16-ти лет, когда Александр I письменно просил ее руки для своего брата. Она получила прекрасное образование в парижском пансионе мадам Кампан. В Париже  подружилась со знаменитым ученым Жоржем Кювье (1769—1832), который немало способствовал умственному и нравственному развитию принцессы и с которым она до самой его смерти вела оживленную переписку.

6 Долли намекает на ходившие в обществе сплетни о трудной семейной жизни вел. кн. Елены Павловны, усугубленной смертью четырех дочерей. Вел. кн. Михаил Павлович, по воспоминаниям многих современников, не любил жену и с самого начала сопротивлялся этой женитьбе. Подобно своему старшему брату Константину, он хотел жениться на княжне не царских кровей, которую очень любил, — П.А. Хилковой (1803—1843), фрейлине своей матери Марии Федоровны. Смирнова-Россет рассказывала поэту Я.П. Полонскому: «Она (вюртембергская принцесса – С.Б.) ему не нравилась, он с ней почти не говорил, дичился быть с нею вместе, и эта антипатия его к ней доходила до того, что невеста раз объявила, что не хочет выходить замуж. — «Отправьте меня вон из России, — говорила она, — я вижу, что не нравлюсь, поведение жениха это доказывает». Но ее не пустили» (Воспоминания, с. 702). Еще одно свидетельство, записанное в 1869 М.И. Семевским со слов декабриста М.А. Бестужева (1800—1871): «Михаил Павлович не едет встречать. Не смотрит на Ел. Павл.». (Там же, с. 702). В последующие годы отношения между супругами несколько сгладились. Что подтверждает и запись Фикельмон.

7 Филарет, в миру Василий Михайлович Дроздов (1782—1867), — с 1812 ректор Петерб. духовной академии, в 1821―1826 – архиепископ, с августа 1826 года митрополит Московский и Коломенский,  член Синода.

8 Михаил Павлович, вел. кн. (1798―1849) ― третий сын Павла I, главнокомандующий гвардейскими и гренадерскими корпусами, главный начальник Пажеского и всех сухопутных кадетских корпусов и Дворянского полка, генерал-инспектор по инженерной части, генерал-фельдцейхмейстер.  С февр. 1824 ― муж вел. кн. Елены Павловны.

9 Кокарда — знак Ордена св. Екатерины, который  являлся отличием кавалерственной дамы. Главой Ордена по введенному Павлом I «Уставу об орденах» пожизненно оставалась императрица, великие княжны получали Орден большого креста при крещении, а княжны императорской крови  ― по достижению совершеннолетия. Орденом малого креста награждались придворные дамы.

10 Василий Алексеевич Бобринский, гр. (1804—1874) — отставной поручик л.-гв. Гусарского полка, привлекался по делу декабристов и был оставлен под секретным надзором, несмотря на все огромное расположение Николая к его матери А.В. Бобринской и их близкое родство (через свою бабку Екатерину II они приходились друг другу двоюродными братьями). Мать Бобринского Анна Владимировна Бобринская была дочерью Дарьи Андреевны Унгерн-Штернберг, урожд. Тизенгаузен. И таким образом  являлась двоюродной теткой Долли и её сестры Екатерины, урожденных графинь Тизенгаузен. Василий Алексеевич был трижды  женат: 1-я жена с  06.07.1824 г. кнж. Лидия Алексеевна Горчакова (10.06.1807—22.05.1826) – дочь Алексея Ивановича Горчакова и Варвары Юрьевны Долгоруковой –  умерла при родах. 18.04.1830 женился на Софье Прокофьевне Соковниной (12.05.1812— 09.02.1869) – дочери надворного советника Прокопия Фёдоровича Соковнина (1786—1819) и кнж. Софьи Васильевны Хованской (1788—1812). Избранница Бобринского была весьма состоятельной невестой:  от отца унаследовала  большой дом на Малой Никитской, 12  – красивый трехэтажный дворец в стиле классицизма  с двумя боковыми двухэтажными флигелями (ныне памятник истории и культуры федерального значения). И граф предпочел её бесприданнице Екатерине Тизенгаузен.  Но меркантильную – недостойную внука Екатерины Великой – подоплеку  неожиданной женитьбы, Бобринский завуалировал романтической историей: дескать, как только увидел Соковнину, был настолько поражен её сходством со своей покойной женой, что сразу же решил жениться на ней.
Его 3-я жена (с 21.02.1869 г.) Александра Петровна Ушакова (19.05.1821—04.02.1880), дочь генерала Петра Сергеевича Ушакова (1782—1832) и Марии Антоновны Тарбеевой (1802—1870).  С ней Бобринский сожительствовал ещё при жизни второй супруги. И сразу же после  её смерти,  не соблюдя  положенного срока траура, женился на ней. (Источник сведений о  супругах Бобринского:
Бобринский, Василий Алексеевич Википедия )

11 Это замечание Долли лишний раз свидетельствует, сколь неправдоподобна  легенда о Екатерине Тизенгаузен  якобы  являющейся матерью Феликса Эльстона — воспитанника Е.М. Хитрово. На самом же деле он был сыном венгерской графини Форгач и австрийского барона Карла Хюгеля (как это обоснованно доказывает его правнучка Зинаида Алексеевна Бурке, урожд. Башкирова, жившая и скончавшаяся в Англии). Об этом подробнее в книге «Она друг Пушкина была» (глава «Тени теплицкого замка», с. 89—107).



 
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | -6- | 7
© 2005-2012 Все страницы сайта, на которых вы видите это примечание, являются объектом авторского права. Мое авторство зарегистрировано в Агентстве по авторским правам и подтверждено соответствующим свидетельством. Любезные читатели, должна вас предупредить: использование любого текста возможно лишь после согласования со мной и с обязательной ссылкой на источник. Нарушение этих условий карается по Закону об охране авторских прав.