Пушкин в творчестве Светланы Мрочковской-Балашовой
1 | -2- | 3 | 4 | 5 | 6 | 7
 

Отрывки из Дневника Долли - 1829 год


С. Мрочковская-Балашова


9 апреля. Вчера у Татищева французский спектакль «Юные годы Генриха V».* — слишком длинная и трудная пьеса для столь посредственной труппы. Мадам Апраксина в роли Бети была непримечательной, невзрачной. Мари Лобковиц в роли Клары — некрасива и довольно неуклюжа; Боне Брокгаузен, Мерьядек1 играли плохо; единственно Апраксин2 справился с ролью и притом довольно хорошо. Жара стояла невыносимая. Сколько же усилий тратит общество,  чтобы забавляться!<...>  Ум не приносит никакой пользы. Не спасает ни от промахов, ни от предрассудков и ошибок, ни даже от глупостей. И он, в общем-то,  не столь редкое качество. Сказать: «Он умен» — в сущности даже не похвала. Но что действительно встречается редко и является даром свыше и бесценным благом — нечто неподдающееся определению, но именно это нечто превращает человека  в высшее, возвышающееся над мелочами жизни существо, а его разум и дух являют собой чистое и яркое сияние средь окружающего мрака. Я знаю только три великих души, которым Небеса даровали подобное, ревниво и скупо отпускаемое благо, — мой отец, Император Александр и Фикельмон. <…>

Понедельник, 25 мая. Я была разбужена Фикельмоном! Какое счастье снова, после нескольких месяцев одиночества, волнений и тревог, соединиться с тем, кого любишь всей душой! Такой покой воцарился, наконец, в сердце! Право же, разлука, какими бы причинами она ни была вызвана, — большая ошибка. Жизнь столь коротка, столь ненадежна, что  в самом деле непонятно, откуда в нас берется решимость столь расточительно и безоглядно относиться к дарованному Богом счастью! <…>

Среда, 3 июня, восьмая годовщина моей свадьбы; всю жизнь в этот день с глубоким чувством признательности буду возносить благодарственную молитву Богу! Существует некая застенчивость в проявлении любых человеческих чувств, в том числе и чувства полного счастья! Следовательно, мне никогда не удастся передать словами, как я счастлива! Но я глубоко ощущаю это, и если мне позволено на сем свете иметь еще какие-нибудь желания, то  пожелала бы Элизалекс3 быть такой же счастливой, как я! <…>

Среда, 24 июня. Завтра отправляемся в путь. Простилась со всеми, и у меня так тяжело на сердце, что предпочитаю об этом не писать. Ich war hier schon einheimich geworden!** Очень грустно — от души огорчена разлукой с Лихтенштейнами4, Фрибером и его женой!

ВАРШАВА

Приехали в Варшаву в ночь с 30 июня на 1­ое июля. В первый же день имела встречу с княгиней Лович5. У нее не особенно яркие черты лица — безмерно нежного, с печатью страдания и глубокой беспомощности, одухотворенный взгляд, а во всем облике — приятная смесь кротости и меланхолии. Она рассуждает умно, трезво, с сердечностью, и все ее мысли пронизаны глубокой набожностью6. <…>

Великий князь Константин Павлович.
Великий князь Константин Павлович.
2 июля. Фикельмон встретился с Великим Князем,7 который разговаривал с ним долго, доверительно и непринужденно, что удивило бы меня, если бы я не относила эту живость к свойству вспыльчивого характера, в состоянии сильного душевного возбуждения испытывающего потребность излить душу. Вечером посетили военный лагерь, устройством напоминающий английский парк. Здесь каждое лето квартируют одни и те же воинские части, и солдаты облагородили пустынный песчаный участок,  засадив его растительностью. Но теперь у него слишком ухоженный вид для военного лагеря. Полковник Вос8 оказывает нам множество мелких услуг, он сама любезность. За это ему можно простить его докучливость, и если он на самом деле является, как здесь поговаривают, шпионом Великого Князя, то осуществляет это дело удобным способом для тех, за кем шпионит.





Княгиня Иоанна Антоновна Лович.
Княгиня Иоанна Антоновна Лович.


3 июля. Ужинали у Великого Князя вчетвером: он сам, княгиня Лович, Фикельмон и я. У него исключительно веселый нрав и  словоохотливость.  Его разговор с Фикельмоном продолжался два часа, благодарячему я смогла предаваться беседе с княгиней Лович и изучать ее характер. Она кроткая и доброжелательная. В Варшаве о ней совсем иного мнения — ее упрекают в том, что не смогла оказать никакого влияния на характер Великого Князя. От нее ожидали многого. Верили, что брак Властелина*** с полькой благотворно отразится на судьбе Польши. Но она не оправдала надежд — либо из принципов, либо из-за невозможности воздействовать на волю Великого Князя. Вероятно, именно это и является причиной ее меланхолии.9


Примечания и комментарии


* Трехактная комедия Александра Дюваля (1767-1842), фр. драматурга, члена фр. академии.

** «Я уже стала здесь аборигенкой!» (нем.).

***  У Фикельмон –«souverain» – суверен, носитель верховной власти. Она назвала вел кн. Константина Павловича  так потому, что он был наместником Польши и главнокомандующим польской армии, т.е. фактически  властелином Царства Польского.

1 Мари Анна Лобковиц (1802—1830), кнж., дочь австр. обер-камергера королевства Богемии кн. Антона Лобковица (1773—1819), сестра адъютанта гр. Фикельмона в СПб – Франца Георга Лобковица; Боне Брокгаузен, Мерьядек — представители австр. аристократического общества.

2 Александр Петрович Апраксин, гр. (1784—1845) – камергер, дейст. статск. советн., сотрудник посольства России в Вене;  сын генерал-лейтенанта гр. Петра Федоровича Апраксина (1728—1812/1813) от его второй жены гр. Елизаветы Кирил. Разумовской (1749—1813) – родной сестры Андрея Кирил. Разумовского. Таким образом, А.П. Апраксин приходился ему племянником. Доставшееся Апраксину наследство от матери умножилось после смерти дяди гр. Петра Кирил. Разумовского (в 1823), отказавшему ему и его сестре А.П. Васильчиковой значительную часть своего огромного состояния. А.П. с 1801 числился по москов. архивному ведомству Коллегии иностр. дел, в 1803 пожалован в камер-юнкеры и определен к Баденской и Вюртембергской миссии, в 1805 – к миссии в Карлсруе, а в 1806 – в Берлине; в 1808 по собственному желанию зачислен поручиком в Ахтырский гусарский полк, в дек. 1809 переведен в л.-гв. Гусарский полк, в 1811 уволен от службы по собств. прошению в чине штабс-ротмистра; в мае 1812 возвратился в л.-гв. Гусарский полк поручиком, 1813 – адъютант генерал-адъютанта Васильчикова*** (генерал-адъютант – особое звание Свиты Е.И.В); за отличие в сражениях пожалован в штабс-ротмистры, а через несколько дней за доблесть в бою при Люцене – в ротмистры, в 1823 произведен в полковники, в февр. 1825 по домашним обстоятельствам уволен от службы, с мундиром; в сент. 1825 снова определен в ведомство Коллегии иностр. дел с чином статск. советника и причислением к Венскому посольству (исполнял обязанности агента русского правительства) с пожалованием в камергеры Императорского Двора, в 1826 действ. статск. советник. Апраксин 1-м браком был женат на Давыдовой Александре Васильевне, от которой имел дочь Лидию. Мадам Апраксина, о которой идет речь в этой записи, его 2-я жена (с 1815) – дочь Ю.А. Татищевой от ее первого брака с Н.А. Безобразовым – Елена Николаевна Безобразова (1800 или 1801— VIII.1891), во втором браке с июля 1841 за гр. Иосифом Эстергази (24.11.1791—12.5.1847, Вена), первой женой которого была кнж. Мария Леопольдина фон Меттерних-Виннебург (17.1.1797—24.7.1820) – дочь кн. Клеменса Меттерниха. Дочь Лидия Александровна, фрейлина Двора, вышла замуж за – Михаила Петровича (Михаил, Венцеслав Иероним) Храповицкого (1808—1880), отст. генерал-майора, в 1864—1880 – витебского предводителя дворянства.  У Апраксина от 2-го брака было трое детей: Александра (1825—1826), Дмитрий (род. 1826), Юлия – во втором браке Рубио ди Эспиноза. Родством с семьей посла Татищева и объясняется назначение Апраксина в Вену сверхштатным служащим рус. посольства. Видимо, он не сумел проявить себя на дипл. поприще, ибо в 1834 по высочайшему повелению уволен из ведомства Мин-ва иностр. дел «за неимением штатного места при министерстве» (Архив МИД. «Формулярные списки чиновников МИД России», фонд 159, ДЛС и ХД, опись 464, дело 111; А.А. Васильчиков «Семейство Разумовских»

3 Элизалекс — Елизавета Александра Фикельмон (1825—1878), дочь гр. Фикельмонов, названа в честь крестных матери и отца – императрицы Елизаветы Алексеевны и императора Александра Павловича; в 1841 вышла замуж за австр. кн. Эдмунда Клари-Альдрингена (1813—1894), владельца замка в Теплице.

4 Лихтенштейны — княжеский владетельный род, в XVII в. выделившийся из дворянского, первым князем которого стал Иоганн Адам Андрей,  приобретший независимые княжества Шелленберг и Вадуц. Нынешнее княжество Лихтенштейн до 1866 входило в состав Германского союза, затем находилось под протекторатом Австрии, а с 1918 ― независимое государство. Д.Ф. Фикельмон была очень близка с этой семьей («Эта семья — жемчужина венского общества»), особенно с младшим поколением —  11-ю детьми кн. Иоанна Иосифа (1760—1836) — австр. генерала, с 1805 правителя княжества Лихтенштейн под именем Иоанн I, и его супруги Иозефины Софии, урожд. гр. Фюрстенберг-Вайтра (1776―1848): братьями Луи Иосифом Алоисом II (1796 —1858) – наследным принцем княжества Лихтенштейн, Францем Паулем Иоахимом и Фридрихом (Фрицем) (1807—1885) — к этим трем испытывала особенно дружеские чувства. Многочисленные записи о них содержатся в венской части дневника.

5 Жаннет Лович (Иоанна Антоновна), св. кн., урожд. Грудзиньская (Познань, 17/29.05.1795 —17/29.11.1831, Царское Село), старшая из трех дочерей пани Бронч, Грудзиньской по первому мужу – представителю старинного польского рода, возведенного в графское достоинство в 1786; с 1820 г. морганатическая супруга в. кн. Константина Павловича. Воспитывалась в Варшаве, а затем продолжала образование в Париже.

6 Мнение Долли о гр. Лович подтверждается высказыванием о ней Александра I, приведенным в мемуарах гр. Софии Шуазель­Гуфье: «Это ангел, у нее редкий характер, мой брат весьма счастлив». Шуазель­Гуфье добавляет, что в 1824 г., в день рождения вел. кн. Константина Павловича, Александр I собственноручно вручил кн. Лович орден св. Екатерины – знак кавалерственной дамы Рус. Двора (Воспоминания Шуазель­Гуфье, с. 506). П.А. Вяземский находил, что, не будучи красавицей, она была красивее всякой красавицы: «Белокурые, струистые и густые кудри ее, голубые выразительные глаза, улыбка умная и приветливая, голос мягкий и звучный, стан гибкий и какая-то облекающая ее нравственная свежесть и чистота. Она была Ундина. Все соединилось в ней и придавало ей совершенно отдельную и привлекающую внимание физиономию в кругу подруг и сверстниц ее». Еще одно свидетельство современницы: «Ни одна женщина, ни одна девушка не умела так нравиться <…> при замечательной простоте, изящество отражалось у нее во всем: и в движениях, и походке, и в нарядах» (Русские портреты, т. 2, с. 253). Подобное мнение  выразила и гр. Анна Вонсович: «В ней было врожденное  изящество и особенно бросающаяся в глаза грациозность  поступи в танцах; поэт сказал бы о ней:  Это нимфа, порхающая над землей, не прикасаясь к ней стопами. Остряки говорят, что она покорила сердце великого князя танцевальной поступью в ритме столь модного в ту эпоху гавота» (Anna s Tyszkiewiczów Potocka-Wąsowicz. Wspomnenia, s. 311).

7 Константин Павлович, вел. кн. (Царское село, 08.05.1779—14.06.1831, Витебск), 2-й сын имп. Павла I; участвовал в итал. походе  Суворова, в сражении при Аустерлице, командовал гвардией (1812—1813), покинул армию после разногласий с Барклаем-де-Толли (1761—1818); главнокомандующий польск. армии с 1816 и с 1826 официальный  наместник  Царства Польского  ― до этого таковым считался назначенный Александром I генерал Юзеф Зайончик (1762—1826);  осуществлял жесткую политику по отношению к полякам, вызвав к себе смертельную ненависть всего народа. Многочисленные агенты созданной  вел. кн. Константином в Польше (в 1819)  Тайной канцелярии (прообраза будущего III отделения Е.И.В. канцелярии) не раз доносили ему об упорно распространяемых  поляками слухах (особенно во время его пребывания  летом 1825 за границей), что он будто бы удалился от  своих обязанностей командующего Польской армией, которые будут возложены на вел. кн. Михаила, скоро ожидаемого в Варшаве.  Польское восстание 1830—1831 началось с нападения на Бельведерский дворец — варшавскую резиденцию Константина, сам он спасся бегством из города. Его первая жена (с 15 февраля 1796) ― Анна Федоровна (по вступлению в брак ей было 15 лет), урожд. принцесса Юлиана Генриетта Ульрика Саксен-Заальфельд-Кобургская (1781—1860); супружество оказалось неудачным, и в 1801 она навсегда покинула Россию, а официально  развелась с вел. кн. лишь в 1820. О причине их разрыва ходили разнообразные толки. Чарторыйский в своих воспоминаниях упоминает о них: «неистовый характер (Константина) и какие-то странные, жестокие наклонности уже дали пищу не одному разговору <…>. То, что он рассказывал своим близким о своем медовом месяце, носило отпечаток ни с чем не сравнимого неуважения к супруге и самых странных причуд» (Чарторыйский, с. 69).  Всю остальную жизнь Анна Федоровна провела в Париже и Швейцарии, умерла в Эльфенау, близ Берна.

8 У Долли Voss, правильно Weiss (Вейс), несомненно, речь идет об адъютанте (с 1818 г.) вел. кн. Константина, полковнике л.-гв. Уланского полка, поздн. Волынского  Уланского полка Александре Сергеевиче Вейсе (1782—1845), прежде виленском полицмейстере; он был  членом масонской ложи «Храм Постоянства». Константин Павлович незадолго до брака с Жанеттой Грудзиньской (кн. Лович) женил его на своей наложнице Жозефине Фридрихс (ум. в 1824), от которой имел сына Павла Александрова. В 1829 Вейс служил  секретарем  Эхснера ― австрийского консула в Варшаве. В  хранящихся в Варшавском архиве древних актов материалах Тайной канцелярии вел. кн. Константина автор комментариев обнаружил множество донесений Вейса,  действительно являвшегося агентом наместника Царства Польского.

9 Фикельмон ошибается — кн. Лович имела сильное влияние на князя. Это был «лев, укрощенный голубкой»,  считали многие. Она иногда говорила: «Константин, надо сначала подумать, а потом действовать; ты же поступаешь как раз наоборот», но, пожалуй, ее влияние ограничивалось лишь воздействием на нрав Константина, и он, как говорили, стал самым нежным, самым покорным, самым покладистым супругом (Россия. История ХIХ века, с. 317).

 
 
1 | -2- | 3 | 4 | 5 | 6 | 7
© 2005-2012 Все страницы сайта, на которых вы видите это примечание, являются объектом авторского права. Мое авторство зарегистрировано в Агентстве по авторским правам и подтверждено соответствующим свидетельством. Любезные читатели, должна вас предупредить: использование любого текста возможно лишь после согласования со мной и с обязательной ссылкой на источник. Нарушение этих условий карается по Закону об охране авторских прав.